«В детстве я совершенно не подозревал, что буду актером. Но в этой профессии я могу проявить наработки во всех сферах: и в музыке, и в спорте. Сколько ролей, столько и навыков может пригодиться», – уверен Егор Корешков.

 

На каких фильмах и мультфильмах вы воспитывались? Помните первое сильное киновпечатление?

Как и у всех детей в мое время, это были киноленты на видеокассетах – переписанные по нескольку раз фильмы с Ван Даммом и Сталлоне, из мультфильмов – «Дисней». Помню, в пятом классе я смотрел сериал «Горец». Герой – бессмертный Дункан Маклауд «должен был остаться только один». Закадровой песней к сериалу была композиция группы Queen «Princes of the Universe». Она стала культовой именно благодаря фильму. Я был фанатом этого сериала и целыми днями напевал эту песню.

В разные периоды было разное кино и разные жанры. В самом раннем детстве, где-то вначале 1990-х, я посмотрел ужастик «Поезд ужасов». Так впечатлился, что не мог уснуть! Помню, там были какие-то пришельцы, чудовище с невероятными глазами во льдах, его перевозили в поезде, там оно очнулось – и весь поезд перезаразился.

Все мы когда-то были детьми и думали о том, кем мы станем, когда вырастем. Кто-то хотел стать актером и играть в кино, кто-то – врачом, кто-то – пожарным. Ваша мечта об актерстве родом из детства?

Творческий потенциал во мне проявлялся с ранних лет. Я писал стихи, бренчал на гитаре, ходил в музыкалку и рисовал. Но также мне нравились спорт и математика. Я был разносторонним ребенком. Могу сказать одно: я счастлив, что не поступил в экономический институт, куда собирался. Судьба забросила меня сначала в педагогику, а потом в театральный. В детстве я совершенно не подозревал, что буду актером. Но в этой профессии я могу проявить наработки во всех сферах: и в музыке, и в спорте. Сколько ролей, столько и навыков может пригодиться.

В детстве я совершенно не подозревал, что буду актером. Но в этой профессии я могу проявить наработки во всех сферах: и в музыке, и в спорте. Сколько ролей, столько и навыков может пригодиться

Если бы не стали актером, то кем (если помечтать)?

Буквально вчера разговаривал со своими родственниками о моем детстве. Вспоминали, что я долго не мог решить, кем буду. Я метался между музыкой и математикой. В то время был бум экономических факультетов. Я серьезно об этом размышлял. Не то чтобы меня тянуло сидеть в офисе, просто это была работа, где можно было зарабатывать. Где можно высоко подняться, туда, где крутятся большие деньги. Слава богу, туда я не попал! Хотя мог бы сейчас быть каким-нибудь большим топ-менеджером. Может быть, просто менеджером. А может быть, я бы давно умер от скуки на этой работе. (Смеется.)

Недавно состоялась премьера фильма «Метаморфозис», музыкальной драмы Сергея Тарамаева и Любы Львовой. У вас главная роль. В центре сюжета взаимоотношения 25-летнего мужчины и 11-летнего ребенка. По мнению многих, это достаточно непростая и даже щекотливая тема. Как вы сами относитесь к этой теме?

По законам драматургии герой всегда должен находиться в непростой ситуации, банальную тему раскрывать в кино просто неинтересно. Что касается мнений, чаще всего это мнения людей, которые фильм даже и не видели. В этом случае разговор получается беспредметный.

Вашему персонажу в «Метаморфозисе», пианисту, «приходится противостоять целому миру». Вы сами попадали в подобную ситуацию?

Интересно, что сегодня с фильмом «Метаморфозис» произошла та же история, которая находится внутри самой картины. По сюжету невинных людей, между которыми дружба, начинают обвинять в том, чего нет. Мы попали в похожую ситуацию с нашей кинолентой. Вокруг фильма, который повествует об отсутствии свободы, о глупости окружающих, людей, зажатых в рамках стереотипов, а не о каких-то извращениях, сложилось мнение, что это что-то запретное. Что нельзя выпускать, нельзя смотреть. Так что приходится противостоять всему этому непростому миру.

Принято считать, что в кино тяжелее всего работать с детьми и животными. Как проходили съемки, как вам работалось с вашей 11-летней партнершей?

Очень легко. Большой плюс, что она раньше не занималась актерством. У нее нет театральных штампов. Василиса легко учила текст. Свободно существовала в кадре как профессиональная актриса. В разных дублях она могла даже сыграть по-разному, пробуя новое. Для меня это было шокирующее и приятное удивление. У нас сложился контакт. Сначала я подумал, что ее будет смущать, что в жизни я был одним человеком – Егором Корешковым, а в кадре играл другого – пианиста Алексея Сенина. Но для нее это не было проблемой. Все сложилось наилучшим образом. Спасибо Василисе за ее работу.

55578

Вокруг фильма, который повествует об отсутствии свободы, о глупости окружающих, людей, зажатых в рамках стереотипов, а не о каких-то извращениях, сложилось мнение, что это что-то запретное. Что нельзя выпускать, нельзя смотреть. Так что приходится противостоять всему этому непростому миру

«Метаморфозис» – это музыкальная драма. В картине звучат композиции Александра Скрябина, Альфреда Шнитке и Франца Шуберта, а также оригинальная музыка композитора и оркестровых ансамблей. А какую роль музыка играет в вашей жизни?

Да, музыка занимает большое место в моей жизни. Наверное, процентов 60–70 каждого дня. Мои родители закончили консерваторию. Меня еще не было, а музыка уже была со мной. Все детство прошло в папиных и маминых репетициях. Позже я ходил в консерваторию на их концерты. Совершенно другую музыку я начал слушать благодаря брату – Prodigy, Scooter, Queen. За подростковый период переслушал все возможные направления: ска, джаз, панк, регги, электронику. Сейчас я решил податься в диджеи. Играю свою любимую музыку.

5730

Как вы готовились к роли пианиста в фильме «Метаморфозис»?

Мой герой, пианист, не является прототипом реально существующего человека. Поэтому мой персонаж – собирательный образ, созданный мною после просмотра концертов и интервью известных пианистов. По сюжету он гениальный пианист. Такое изобразить сложно. Что-то в нем должно было быть необычным. Именно это я и старался перенять у мэтров. Как быть убедительным в том, что твой герой – гений? Трудно. Конечно, приходилось каждый день заниматься по нескольку часов на фортепиано, чтобы понимать всю суть жизни музыканта, где ты должен ежедневно с утра до ночи заниматься, заниматься и заниматься.

Раньше у вас был опыт игры на фортепиано или вам пришлось учиться с нуля?

Я учился в музыкальной школе. Естественно, я не гениальный пианист. В фильме мне приходилось изображать это. (Улыбается.) Но в кадре было несколько кусков произведений, которые я заучил и исполнял сам. Это стоило большого труда, но я понимал, что это необходимость. Мне не нравится кино, где люди играют музыкантов, спортсменов, когда я вижу, что их заменяют дублеры. Сами они ничего сделать не могут. Все это намонтировано так, что понятно: это не по-настоящему. Другие люди, чужие руки. Когда я это вижу, мне всегда неприятно. Ты как актер должен подготовиться, должен пройти этап вживания в то, что ты будешь делать. Иначе все будет поверхностно.

Я посещал музыкальную школу в детстве, но не доучился. Позже в педагогическом колледже у меня были уроки игры на фортепиано. То есть периодически я вспоминал свои навыки. Элементарные гаммы могу исполнить, воспоминания остались. Кроме того, в юности у меня был период, когда я много сочинял на фортепиано. Все это сидит внутри. Когда в детстве ты что-то попробовал – спорт, музыку, игры, ты легче это потом воспроизводишь во взрослом возрасте. Буквально несколько занятий, и у тебя просыпается какая-то физическая память.

В фильме «Без границ» у вас роль парня, который влюбляется в слепую девушку. Вы сами с людьми с ограниченными возможностями сталкивались?

Именно с таким случаем я не сталкивался. Конечно, периодически встречаешь людей со слабым зрением. Всегда возникает неловкость, потому что не знаешь точно, как правильно себя вести с человеком, чтобы не обидеть или не сказать что-то не то. Ты не можешь сразу перестроиться. Тебе кажется, что ты можешь подать ему руку или что-то протянуть и он сможет взять. А это не так. Надо быть аккуратным и тактичным. Хотя в остальном люди со слабым зрением ничем не отличаются от видящих людей.

94b86303-e9a5-4a80-9e4d-8dda9d851159

Думаю, каждый задался бы вопросом: как себя вести, если бы такая история случилась в жизни?

Если чувства есть, то никаких преград нет и быть не может. Фильм «Без границ» как раз о том, что границ не существует – ни между странами, ни между людьми. Я не был свидетелем таких случаев. Но вполне могу представить. Что мы и сделали в этом фильме – представили историю любви. Мы с вами знаем множество подобных примеров. Например, среди музыкантов. Рей Чарльз, Стиви Уандер, у них не было проблем в личной жизни. Наша российская певица Диана Гурцкая тоже счастлива в личной жизни. Все у них нормально. Просто у масс есть страхи в отношении них, и это странно.

В фильме вы играете роль бизнесмена, рокового красавца. Часто ли в жизни вы примеряете на себя подобную роль?

Это просто очередная роль. Не хотелось бы, чтобы мне из раза в раз предлагали роли такого характера, потому что в таких героях принято видеть только внешность, совершенно не думая, что такой человек может иметь богатый внутренний мир. Принято считать, что, скорее всего, он пользуется внешними данными для достижения своих целей.

Нашему кинематографу вообще свойственно видеть конкретный типаж. Образ красавца-интеллигента сегодня востребован? Много ли ролей для вас имеется в кино?

После института было тяжело получить роли, потому что в большинстве кастингов мне говорили, что я не подхожу, потому что я слишком красивый для этого героя. Я думал тогда с досадой, что они, наверное, снимают кино про каких-то страшных людей. (Улыбается.) Почему так? Почему вы не хотите иметь что-то красивое в кадре? Также мне часто говорили: «Парень, мы не снимаем кино про интеллигентов. В 1917 году всех прогнали. У нас в стране таких не осталось. Мы кино про страну снимаем. Нам нужны наши люди. Нос картошкой, лопоухие, страшненькие». Было тяжко! Вроде сейчас как-то ситуация выровнялась. Не знаю, может быть, я стал более страшным со временем. (Смеется.) В общем, эта проблема была и отчасти остается. Но кино развивается, стало больше глубоких, умных, красивых фильмов, поэтому типажи требуются разные.

После института было тяжело получить роли, потому что в большинстве кастингов мне говорили, что я не подхожу, потому что я слишком красивый для этого героя. Я думал тогда с досадой, что они, наверное, снимают кино про каких-то страшных людей

Наверное, все актеры мечтают сняться у Никиты Сергеевича Михалкова. Вам довелось сыграть главную роль в китайском фильме «Балет в пламени войны», где Никита Сергеевич выступал художественным руководителем. Как работалось с китайцами? Как вы взаимодействовали на разных языках? Существовали ли какие-то трудности перевода?

Да, можно именно так и озаглавить эту историю – «трудности перевода». Проблем было много. Изначально не было понятно, купят мне билет или нет, будет фильм или нет, будет ли снимать кино Никита Михалков или нет. Я рискнул и поехал в Китай. У нас большая разница в ментальности, из-за этого возникали и все остальные трудности. Сценарий был переведен неточно, с какими-то ляпами. Как речевыми, так и ляпами в характерах героев. У них русский герой, офицер, в конце войны через сцену плачет. Приходилось доказывать, что это невозможно. Человек, прошедший войну, становится грубее, он насмотрелся таких ужасов, что его уже ничего не берет. А у них герой почти без остановки плачет. Это свойственно всему китайскому кино, любые переживания заканчиваются рыданиями. И китайцам это свойственно в жизни. Они очень эмоциональные.

1469711675_balet-v-plameni-voyny-3

Как работалось с Никитой Сергеевичем Михалковым?

Конечно, никакого Михалкова в течение двух месяцев я не видел. Хотя он был объявлен как режиссер, который будет снимать все русские сцены. Этого не происходило. Я в очередной раз уехал из Китая на несколько дней в Москву, и тут мне звонят. Срочно вызывают обратно. Говорят, что через несколько дней приезжает Михалков. В раздумьях, правда это или нет, я поехал. И был очень удивлен! Я первый раз поработал с Никитой Сергеевичем, у нас было несколько дней съемок. Я вживую прочувствовал то, как создаются его фильмы. Китайцы смотрели и удивлялись: вот, оказывается, как бывает.

Так как Никита Сергеевич Михалков еще и актер, он хорошо чувствует внутреннюю актерскую работу. Он знает, как правильно объяснить, как создать атмосферу на площадке, как добиться нужного результата. Не путем хлыста, а просто благодаря умению ясно донести суть. С одной стороны это было легко, с другой стороны – глубоко и точно. Он сам становился за камеру. Он ходил вместе с оператором, помогая ему точно ловить точки, планы. Конечно же, я был счастлив. Я с удовольствием поработал бы с ним еще. Но он уехал. Дальше все продолжали снимать китайцы. И у нас снова продолжились споры о том, как должен вести себя русский офицер. (Улыбается.) В любом случае работа в Китае – это бесценный опыт. Если бы еще предложили, я бы поехал. Даже со всеми трудностям перевода.

Как удавалось находить общий язык с вашей партнершей. Наверное, непросто играть чувства, когда ты не можешь говорить на одном языке?

К счастью, она знала английский. Хотя большинство китайцев по-английски не говорят. На площадке было всего два человека, которые могли говорить по-английски, – это моя партнерша и второй режиссер. Со всеми остальными приходилось общаться через переводчика. Сначала мне дали китайского переводчика, который мог перевести только общий смысл в двух словах. А мне нужна была конкретика. Общий смысл я могу понять и без переводчика, даже по-китайски. Режиссер, объясняя сцену, еще и показывает все сам, актерски проигрывая ее. И только детали могут выявить смысл. Этих деталей я не мог добиться от первого переводчика и очень страдал! Тогда мы нашли Марину, которая на протяжении 20 лет жила в Китае. Она отлично могла все объяснить, за что ей огромное спасибо.

FOREIGN201505221705000142662409188[1]

У них русский герой, офицер, в конце войны через сцену плачет. Приходилось доказывать, что это невозможно. Человек, прошедший войну, становится грубее, он насмотрелся таких ужасов, что его уже ничего не берет. А у них герой почти без остановки плачет. Это свойственно всему китайскому кино, любые переживания заканчиваются рыданиями.

В одном из интервью вы говорили, что фильм «Горько!» для вас уникален тем, что вас утвердили на него исключительно за актерские способности.

Я могу сказать так: практически все, кто со мной знакомится, только о нем и говорят. Только ленивый не говорит со мной про «Горько!». И даже ленивый говорит. (Улыбается.) Я часто вспоминаю этот проект, потому что это было уникальное событие. Моя первая главная роль. На площадке была команда, о которой можно только мечтать, настоящая большая семья. Режиссер Андрей Першин – человек, которого редко встретишь в кинематографе. Невероятный режиссер, и я уверен, что у него большое будущее. Сейчас он снял новый фильм «Самый лучший день». Это еще один шаг вперед.

После фильма «Горько» вы стали известным. Любите вспоминать об этом опыте?

Устал я говорить про «Горько!». Могу сказать одно: было круто! Просто столько полных метров у меня уже вышло после «Горько!», что говорить о нем уже странно. Но многие только его и видели. К сожалению, у нас люди мало смотрят полнометражное кино.

1441718655-celeb_img_None_ui7Itfw

Параллельно с «Горько!» вы играли молодого Антона Чехова в картине «Братья Ч». Это авторское кино, небольшой тираж. Но именно здесь вам удалось продемонстрировать свои актерские способности. Многие критики подчеркивали, что у вас с Антоном Павловичем удивительная внутренняя схожесть. Вы сами себя считаете похожим на молодого Чехова?

Внешне я похож постольку-поскольку. Может быть, какая-то интеллигентность в лице и дает нам схожесть. В остальном сходства нет: нос другой, глаза другие. Мало того, мы не делали в кино бородку и пенсне. То, что больше всего внешне характеризует Чехова. Это пришло к Чехову позже. На счет внутреннего содержания тоже вопрос. Не уверен, что я как Егор Корешков сильно пересекаюсь с Антоном Павловичем Чеховым. Возможно, есть какие-то эмоциональные переживания, которые могут нас роднить. Материал, который я перечитал о нем, дал мне понимание, каким он был.

5402fbc7a4c2c

Как сыграть гения?

Есть такие персонажи, которых можно охарактеризовать, обозначить, – и они становятся понятными. А здесь человек непонятный. На одном из обсуждений режиссер Михаил Юрьевич Угаров сказал мне: «Знаете, что мне нравится. Я не знаю, кто такой Чехов, но я также не знаю, кто такой Егор Корешков». То есть он меня как человека не может понять так же, как и не может понять Чехова. Я для него, как и Чехов, загадка. Это ему импонировало.

Да, мне довелось сыграть роль гения. Я уже несколько раз рассказывал об одном случае. Однажды я зашел в дом-музей Чехова на Маяковке. Я рассказал служительнице музея, что скоро буду играть Чехова. Она приподняла бровь: «Как ты можешь играть Чехова? Он же гений!» – «А с чего вы решили, что я не гений?» – спросил я. На что она презрительно на меня посмотрела. Я понял, что неубедителен в этом. (Смеется.) С опущенной головой, понуро я вышел из этого музея. Но это натолкнуло меня на мысль, что гения я и не должен играть. Во-первых, в том возрасте, про который мы снимали, Чехов еще гением не стал. В этом возрасте он только размышлял, быть ему врачом или писателем. Он находился на перепутье. Он не был таким самоуверенным человеком, не стал еще великим писателем. Он бы талантливым, безусловно. И в нем уже были задатки того Чехова, которым он станет. И большинство героев, описанных им в ранних рассказах, позже войдут в пьесы, которые он напишет спустя годы.

Чехов – человек с каменным лицом, который внутри переживает столько разных чувств, перемалывает столько мыслей. Внутренняя работа гораздо серьезнее, чем кажется на первый взгляд

Многие его называют бессердечным. Хотя это не так. Он просто гораздо дальновиднее и глубже, чем его семья. Они свои эмоции выплескивают наружу. Ничего не делают с ситуацией. Просто кричат, обижают его. Его терпение и ум работают в десятки, в сотни раз лучше. Для своей семьи он делает все: содержит их, пытается уберечь от алкоголизма, дать им работу. Чехов – человек с каменным лицом, который внутри переживает столько разных чувств, перемалывает столько мыслей. Внутренняя работа гораздо серьезнее, чем кажется на первый взгляд.

Не думали снова совмещать кино с театром, как делают многие актеры?

Я бы с удовольствием сыграл что-нибудь в театре. Но сейчас нет хороших предложений – пока я только отказываюсь. Год назад я ушел из всех спектаклей, которые у меня были. Причин несколько. Одна из них – проблема совмещения театра и кино. Вторая – мне надоело играть одно и то же. Третья – практически все, что я вижу сейчас в театре, поверхностно. Спектакли делают за месяц. Что они там могут сделать за месяц? Только текст выучить и развести мизансцену. Никакого решения и глубины. Мы даже в институте (понятно, что на школьном уровне), выпуская спектакль, занимались им полгода минимум. Если прочитать литературу, как спектакли выпускались раньше, как великие режиссеры относились к этому, сколько они репетировали, как они прорабатывали это все. Такого практически нигде сейчас нет. Поверхностная работа мне неинтересна. Мне как актеру хочется каждый раз открывать в пьесе, в своем герое что-то новое. Это так называемые спектакли на вырост. А если ты уже перерос спектакль, до того как сыграл премьеру, то какой смысл играть его дальше? Ты будешь делать одно и то же, и от этого не будет пользы.

5727

Над чем вы работаете сейчас?

Занимаюсь подготовкой к паре проектов. Пока не могу говорить, что это. Также скоро будет продолжение съемок сериала под рабочим названием «Оптимисты», продюсирует проект студия Валерия Тодоровского, режиссером выступает Алексей Попогребский. Интересная история, которая произошла в 1960-е годы. С марта по лето мы будем плотно снимать.

Жду выхода нескольких проектов. В феврале выходит полный метр «Чемпионы: быстрее, выше, сильнее». Еще на подходе фильм, который мы сняли сразу после «Братьев Ч», – «Параллельные прямые пересекаются в бесконечности» режиссера Лики Алексеевой. Фильм готов. Он уже был показан на фестивале «Движение» и на фестивале в Брауншвейге. Но до Москвы еще не дошел.

Кто из голливудских актеров вам импонирует сегодня?

Есть зарубежные актеры, у которых есть чему поучиться. Из последних работ мне нравится Киллиан Мерфи в «Острых козырьках». Раньше ему чаще давали вторые роли, и он не производил должного впечатления. Мне кажется, в этой роли он раскрылся. Том Харди и Майкл Фассбендер. Не то чтобы мне хотелось на них походить, но мне интересно за ними последить, что-то отметить, принять к сведению.

Какое кино смотрите?

Я смотрю разное кино. И даже плохое. Я ни в коем случае не советую смотреть плохие российские сериалы. Это смотреть вообще нельзя. Потому что к этому можно привыкнуть.

Я смотрю разное кино. И даже плохое. Я ни в коем случае не советую смотреть плохие российские сериалы. Это смотреть вообще нельзя. Потому что к этому можно привыкнуть

Какой зарубежный фильм последних лет произвел на вас наибольшее впечатление?

Я был в восторге от фильма «Великая красота» Паоло Соррентино, смотрел его два раза. Понравилась мудрость режиссера и то, какого героя он создал. То, как он поднимает проблемы. Видна рука мастера. Важно иметь свой стиль и тему. Если у тебя нет темы, то и кино пустое. Смотришь кино – как вату жуешь.

Какие три фильма должен посмотреть каждый человек?

Любые три фильма Стэнли Кубрика.

Как вы проводите свободное время?

Спорт, кино, книги. Я никогда не ставлю себе задачу отдохнуть в свободное время. Меня еще в детстве учили: лучший отдых – это смена труда. Поэтому, как только появляется свободное время, я стараюсь заполнить его самообразованием. Если ты не будешь этого делать, ты будешь деградировать. Кроме того, с годами ты должен становиться мудрее, начитаннее, насмотренее. Твое мастерство должно оттачиваться.

Какую книгу прочитали последней?

Из художественной литературы – Франц Кафка «Процесс». Я не говорю про книги, которые я прочитал для подготовки к ролям, чтобы не выдавать секреты.

Чего бы хотелось себе пожелать?

Адекватности. Желаю себе не поймать никакой звездности, всегда сомневаться. После института куда-то идешь – понимаешь, зачем, чего хочешь, к чему стремишься. Но по пути можно забыть первопричину. Всегда надо останавливаться и вспоминать.

 

Важно иметь свой стиль и тему. Если у тебя нет темы, то и кино пустое. Смотришь кино – как вату жуешь.