• ЗАРУБЕЖНОЕ КИНО
    Зарубежное кино
  • ФЕСТИВАЛИ
    Фестивали
  • КИНО XXI ВЕКА
    Кино XXI века
  • НАШЕ КИНО
    Наше кино
  • ИМЕНА
    Имена
  • ИНТЕРВЬЮ
    ИНТЕРВЬЮ
  • АКТЕРЫ
    Актеры
  • РЕЖИССЕРЫ
    Режиссеры

Жерар Депардье: рассвет

«Бессонница, Гомер, тугие паруса…» – писал великий русский поэт Осип Эмильевич Мандельштам, но сегодня – не о нем. Сегодня о том, о ком и Гомер, и Мандельштам могли бы писать в наши дни. Задумаемся: кто бы стал их героем? Героем нашего времени? Вполне возможно, их внимание привлекла бы личность Жерара Депардье, ведь он поистине исполинская фигура в истории мирового кино, парадоксальным образом сочетающая эпический размах и тонкий лиризм, высокий штиль актерской игры и тяжелое дыхание уличных кварталов… Кто же он – многоликий Жерар? Как проходило становление личности актера: его детство, отрочество, юность? Наконец, каким образом он стал тем, кем является сегодня? Будем разбираться.

  В начале 1940-х годов в маленьком городке Шатору, находившемся на оккупированной территории Франции, встретились ровесники – юноша Рене и девушка Лилетта. Рене, по прозвищу Деде, был неграмотным жестянщиком из сельской глубинки, а Лилетта (при рождении Алиса) происходила из семьи военного летчика. В разгар жестокой войны жарко полыхала любовь двух юных сердец. Опьяненные страстью, Рене и Лилетта поженились 19 февраля 1944 года, не дожидаясь окончания войны. И вот Ален, первенец счастливой четы, старший брат Жерара, появился на свет весной 1945 года. А спустя еще два года в семье Депардье появилась маленькая дочка, которую назвали Еленой, в честь героини Троянского цикла. Семья жила бедно, и вскоре Деде, работавший пожарным, пристрастился к алкоголю, а после и вовсе стал уходить в длительные запои. Но иногда он возвращался к своей Лилетте, истерзанной бедностью и грубым поведением мужа.Жерар Депардье

Жерар Депардье в детстве

Когда же Лилетта поняла, что ждет третьего ребенка, она пришла в отчаяние: Деде пил и часто не появлялся дома, а в конце 1940-х годов в провинциальной Франции, измученной войной, было почти невозможно прокормить такую большую семью. От безвыходности Лилетта несколько раз безуспешно пыталась сделать аборт. Но, несмотря на это, свершилось чудо: 27 декабря 1948 года на свет появился маленький мальчик, которого назвали Жерар Ксавье Марсель. А день спустя, 28 декабря, весь мир отмечал Международный день кино, посвященный первому киносеансу братьев Люмьер в кафе Капуцинок в Париже. Теперь можно сказать: ребенку суждено было родиться под счастливой звездой Кинематографа. Но не только этот факт указывает нам на будущее предназначение малыша, увидевшего свет декабрьского неба в послевоенной французской провинции: в этот же день почти полвека назад родилась сама Марлен Дитрих.

Но до лавров кино Жерару предстоял еще долгий путь. Жерар был далеко не последним ребенком в семье Депардье: у Лилиан и Деде впоследствии родились еще трое ребятишек. С семи лет Жерару пришлось принимать роды у своей матери. Детство мальчика было тяжелым, часто не хватало ни еды, ни средств к существованию, ни родительского внимания. По свидетельству самого Жерара, его выгнали из школы за то, что родители не могли платить за обучение. Более того, у Лилетты и Деде не было средств, чтобы окрестить ребенка. Уже много лет спустя, когда город Шатору объявил знаменитого актера Жерара Депардье почетным гражданином города, все его бывшие гонители – учителя, кюре, жандармы, которые посадили его в тюрьму за угон автомобиля, – как ни в чем не бывало пришли поприветствовать его. Но пока, как и многие дети этой среды, Жерар проводил большую часть времени на улице, среди ребят, которые были, как и он, выходцами из бедных семей. Молчаливый и неуверенный в себе, мальчик заикался и комплексовал, что, однако, не помешало ему самосовершенствоваться любыми доступными способами. «Я учился засекать косые взгляды – любопытные, порочные. Учился улыбаться. Если ты не улыбаешься, значит боишься, и тогда тебе хана: ты становишься добычей», – вспоминает актер. Поистине подросток Депардье, дитя улиц, еще задолго до киношколы прошел суровую школу жизни, что впоследствии и отразится на его актерской карьере, на его знаменитом амплуа угловатого, познавшего все тяготы бедности, но обаятельного здоровяка из бедных кварталов.

Жерар ДепардьеСледующий период жизни актера можно назвать сложным и противоречивым, и он, возможно, шокирует неподготовленного читателя, но для того, чтобы оценить эти факты биографии непредвзято, необходимо понимать контекст той социальной среды, к которой принадлежала семье Депардье, а также непростую, порой безвыходную обстановку нищеты и хаоса, царившую на бывших оккупированных территориях Франции.

«Я учился засекать косые взгляды – любопытные, порочные. Учился улыбаться. Если ты не улыбаешься, значит боишься, и тогда тебе хана: ты становишься добычей» Жерар Депардье

Рядом с Шатору находилась американская военная база, на которую часто бегали городские мальчишки за сигаретами, жевательной резинкой и мелкими подачками от американских солдат. В 13 лет Жерар уже вовсю занимается мелкой спекуляцией, перепродавая американские «блага цивилизации». «Сигареты, спиртное и одежда made in USA… За неделю я зашибаю столько, сколько Деде еле-еле зарабатывает за месяц», – откровенно пишет Депардье в своей биографии. Вскоре Жерар становится мальчиком по вызову для американских военных – заметим, далеко не исключительный случай для уличных ребят тех лет. Он занимается мелкими кражами, из-за которых даже однажды был судим, но спасен от заключения своим влиятельным американским любовником. Однако, несмотря на все злоключения, Жерару удается закончить школу с аттестатом о неполном среднем образовании. С 14 лет у него появляется новое хобби: он начинает заниматься боксом, не только развиваясь физически, но и изучая повадки и психологию соперника по рингу. Все это пригодится ему в его актерском будущем, когда нужно будет не только погружаться в сложные роли и образы, но и выстраивать партнерские отношения с соперниками и коллегами по съемочной площадке. Однако даже бокс вскоре наскучил ему. Юношу тянуло на настоящие приключения, а не на кратковременные поединки. Напоминание о боксерском прошлом, тем не менее, осталось с актером на всю жизнь: во время одного из состязаний Жерару сломали нос. Так, его визитная карточка, его изюминка – знаменитый нос Депардье – остался с ним и по сей день.

Жерар Депардье

Бросив боксерские занятия и школу, Жерар возвращается к воровству и проституции. Это потом, уже в Париже, в разгар французских студенческих протестов Жерар, чтобы хоть как-то прокормиться в большом городе, будет вытаскивать из карманов бедных студентов последнее, что там есть: часы, кошельки, студенческие билеты, а иногда и книги, за чтением которых юный Депардье будет проводить немало приятных минут досуга. В редкие моменты удачи Жерару попадались номера журнала «Кайе дю синема». Так, молодой француз, сам того не ведая, познакомился с феноменом кинематографа новой волны. Но не будем забегать вперед.

«Кое-чему научился, наблюдая за другими, вот только слов у меня нет: я могу смешить, умею двигаться на сцене, у меня есть обаяние, а слова мне не даются» Жерар Депардье

Итак, в 16 лет после продолжительных путешествий по городам и весям Европы Жерар оставляет Шатору и перебирается в вечный город Париж. Остановившись без дела и работы в комнате своего друга Мишеля, студента актерских курсов Шарля Дюллена, от скуки и любопытства Жерар однажды посещает одно из занятий. После этого первого опыта он начинает серьезно задумываться о карьере актера, однако косноязычие и проблемы с речью не позволяли ему полностью раскрыться на сцене. Этот учебный год он провел вольнослушателем в школе Дюллена. «Кое-чему научился, наблюдая за другими, вот только слов у меня нет: я могу смешить, умею двигаться на сцене, у меня есть обаяние, а слова мне не даются» – так описывает это время Жерар. Но в 1966 году начинающий актер по счастливому стечению обстоятельств попадает в золотые руки великого мастера Жан-Лорана Коше – бывшего актера «Комеди Франсез», профессора Национальной консерватории драматического искусства и режиссера Театра Эдуарда Седьмого, а также скандального парижского денди, открыто заявляющего о своей нетрадиционной сексуальной ориентации.

Жерар Депардье и театр

Депардье на сцене Театра Эдуарда Седьмого в спектакле «Мальчик в группе» (1969)

С этого момента и начинается огранка будущего Депардье-актера искусным мастером-ювелиром. Коше шлифовал его, как алмаз, и талант Депардье заблистал, как бриллиант: «Мне 17 лет, ему – 32, и он гомосексуалист: думаю, он первый разглядел во мне зерно женственности под наружностью дикаря и хулигана». Коше взял юношу на попечение, в первую очередь оплатив ему курсы логопеда, который помог Жерару избавиться от заикания и откорректировать дикцию. Во-вторых, он первым открыл ему волшебный мир Корнеля, Расина, Мольера… А в-третьих, именно в актерской студии Коше Жерар встретит свою будущую жену, мать своих первых детей, в браке с которой он проживет 25 лет, – Элизабет Гиньо. До встречи с Элизабет опыт общения нашего героя с женщинами был невелик: «В ту пору я вообще не помышлял, что какая-либо женщина сможет в меня влюбиться. Я нес тяжкое бремя нежеланности…»

Жерар Депардье на сцене театра

Депардье на сцене Театра Эдуарда Седьмого в спектакле «Странна жизнь доктора Фауста» (1966)

Уже до встречи с Коше Жерар начал сниматься в эпизодических ролях на телевидении и в кино, сочетая съемки с работой в любительском фарсовом театре Кафе де ля Гар в четвертом округе Парижа. Именно в этом театре он встретил Миу-Миу, Патрика Девэра и Колюша, с которыми он будет сотрудничать в кино впоследствии. В 1972 году Маргарит Дюрас, одна из первооткрывательниц жанра «нового романа», сценарист фильма «Хиросима, любовь моя» режиссера Алена Рене, известная писательница и кинематографист, пригласила Депардье сняться в ее новом фильме. Дюрас заприметила Депардье в театре. Ее привлекла его внешность: сочетание скульптурного профиля, точеных мужественных скул и живых, выразительных глаз актера. Вскоре Жерар с энтузиазмом взялся за работу. Даже в маленькой эпизодической роли коммивояжера в фильме «Натали Гранже» Депардье сумел выразить «сложную простоту» реальности, воплотив в своем образе объемного, живого персонажа. Его партнершами по фильму стали две красивейшие, выразительнейшие женщины своего времени: царственная Жанна Моро и мисс Италия 1947 года Лучия Бозе, за плечами которой был не только титул конкурса красоты, но и роли в фильмах таких прославленных режиссеров, как Жан Кокто, Луис Бунюэль, Микеланджело Антониони, Де Сантис.

В 1972 году Маргарит Дюрас, одна из первооткрывательниц жанра «нового романа», сценарист фильма «Хиросима, любовь моя» режиссера Алена Рене, известная писательница и кинематографист, пригласила Депардье сняться в ее новом фильме. Дюрас заприметила Депардье в театре. Ее привлекла его внешность: сочетание скульптурного профиля, точеных мужественных скул и живых, выразительных глаз актера. Вскоре Жерар с энтузиазмом взялся за работу.

«Натали Гранже» – это фильм о тупике жизни, о замкнутом пространстве, в котором сосуществуют две женщины, выполняя рутинные действия. Структура фильма – это эллиптическая конструкция с замедленным течением времени. Место действия – квартира, отрезанная от мира, в которой единственные живые звуки внешнего мира – это монотонный голос радио, читающий криминальные сводки. Герой Жерара – это лакмусовая бумажка, катализатор, призванный внести жизнь в это мертвое статичное пространство. Но он не в силах этого сделать. Дом Гранже – это возвращение в исходную точку существования, в состояние статики, из которого произошла динамика, это вещь в себе, красота ради красоты, движение ради движения и спонтанности живой жизни, воплощенной в герое Жерара с его искренними глазами, мягкой улыбкой, быстрой сбивчивой речью о «проблемах насущных». Невозможно не то что бороться с ней, но и даже найти какие-либо точки соприкосновения. Это эпизод о разных модусах жизни, о разных состояниях. Все разбивается о тяжелый, неподвижный, полный загадок взгляд двух женщин-сфинксов.
Жерар Депардье в фильме "Натали Гранже" (1972)

Жерар Депардье в фильме «Натали Гранже» (1972)

Впоследствии Маргарит Дюрас воспользовалась услугами дарования Жерара Депардье еще неоднократно, в таких фильмах, как «Женщина с Ганга» 1972 года, а через еще пять лет – «Бакстер, Вера Бакстер» и «Грузовик», в котором Дюрас и Депардье, связанные многолетней дружбой, сыграют самих себя. Кинолента Дюрас с участием Депардье «Женщина с Ганга» – это фильм-размышление на тему прустовского возвращения утраченного времени. Сюжет фильма никуда не ведет и описывается одним предложением: мужчина приезжает в приморский город своего прошлого, чтобы совершить самоубийство. В статичных пространствах гостиницы, пляжа, улиц нормандского городка мы видим медленно движущиеся привидения мужчин и женщин, одно из которых – Жерар. Тени ли это прошлого, некое полустертое воспоминание? Что-то, что обладало жизнью когда-то, но отступило, распалось, потеряло ценность и внутренний стержень? И кто унес «живую жизнь» в ее сложной простоте туда, где голоса реальных людей уже не различить в шуме моря и воспоминаний?.. Технические средства, используемые Дюрас, чтобы достичь подобного эффекта (статичная камера, длинные кадры, отсутствие диалогов, вставленные в ткань фильма обрывки словесных и музыкальных фраз, не слагающихся в единое целое), создают образ сада расходящихся тропок, уводящего героя в мир ассоциаций и пережитых ощущений. Структура фильма напоминает разорванную нитку морского жемчуга, бусины которой уже никогда не собрать воедино. Одним словом, если бы Марсель Пруст был кинематографистом, его фильмы наверняка могли бы быть похожими на киноопыты Дюрас и Алена Роб-Грийе: нельзя же, в самом деле, говорить о пирожном мадлен средствами Яна Шванкмайера… Однако о вкусах спорят.

"Женщина с Ганга" (1972)

«Женщина с Ганга» (1972)

Редко какому молодому актеру в начале творческого пути может посчастливиться учиться у целой плеяды выдающихся киноактеров и режиссеров. В этом смысле опыт молодого Жерара Депардье был поистине уникален: только в 1972 году его партнерами по съемочной площадке уже были Жан Габен («Убийца» Дени де ла Пательера, «Дело Доминичи» Клода Бернар-Обера) и Ален Делон («Двое в городе» Хосе Джиованни), Клод Брассер и Мишель Серро в фильме «Пожизненная рента» (режиссер Пьер Черня), Жан-Поль Бельмондо и Клаудия Кардинале в «Клане марсельцев» (режиссер Хосе Джиованни) и другие великие актеры. Что касается режиссеров, то список имен говорит сам за себя: Ален Рене, Жак Дуайон, Мишель Одийяр…

«Двое в городе»

Жерар Депардье, Ален Делон и Жан Габен в фильме «Двое в городе» (1973)

Но главным режиссером, сделавший Депардье культовым актером, был французский бунтарь 1970-х годов, сын великого французского актера Бернара Блие, Бертран.

«Вальсирующие» (фр. Les Valseuses, другие переводы — «Крутые яйца», «Мудозвоны», «Похождения чудаков»[1])

«Вальсирующие» (1974)

«Вальсирующие» были поворотной точкой в карьере Депардье. После выхода фильма на экраны он и его партнер Патрик Девэр стали лицами французского кино 1970-х годов. В планах Блие была экранизация его собственного романа «Вальсирующие», повествующего о двух молодых бунтарях, которые не знают, куда себя деть. Но тогда Блие не понимал, что один из героев романа – Жан-Клод – это не плод его фантазии, не воображаемый персонаж, а реальный человек, имя которому Жерар Депардье.

«Вальсирующие» (фр. Les Valseuses, другие переводы — «Крутые яйца», «Мудозвоны», «Похождения чудаков»

Исполнители главный ролей в фильме «Вальсирующие» — Жерар Депардье, Патрик Девер и Миу Миу

Страшный скандал разразился после выхода фильма. Нападки со стороны ханжеских институтов морали были вызваны большим количеством непристойных, шокирующих своей откровенностью сцен. Но это лишь способствовало увеличению интереса со стороны зрителей, хотя цензоры и ограничили аудиторию лицами старше 18 лет. Даже родители Жерара с их нравами жителей маленького провинциального городка были обескуражены наготой своего сына на экране. В то время как ломались копья цензоров над скандальной картиной, а зрители штурмовали кинотеатры, французская критика неустанно восхваляла новаторство режиссера.

«Вальсирующие» (фр. Les Valseuses, другие переводы — «Крутые яйца», «Мудозвоны», «Похождения чудаков»

Патрик Девер и Жерар Депардье в фильме «Вальсирующие»

Так, знаменитый критик французской газеты «Ле Монд» Жан Де Баронсели писал: «Мало сказать, чем обязан фильм актерам, Жерару Депардье в особенности. Природная сила этого здоровяка с разбитым носом ярко проявляется на экране. Он умеет одним взглядом, одним жестом выразить всю хрупкость персонажа Жан-Клода». Сам Жерар произнес лаконичную фразу, многократно цитировавшуюся и лучше любых критиков описывающую значение картины в истории кинематографа: «Фильм Блие стал камнем, пущенным в витрину французского кино».

«Вальсирующие» (фр. Les Valseuses, другие переводы — «Крутые яйца», «Мудозвоны», «Похождения чудаков»

Кадр и из фильма «Вальсирующие»

С момента выхода «Вальсирующих» на главных актеров нацепили ярлык «хулиганы французского кино». Правая пресса выражала беспокойство: не окажут ли персонажи воздействия на молодежь, а католическая пресса угрожала предъявить иск в суд о запрещении демонстрации фильма. Мифы о бурной личной жизни главных актеров множились каждый день, а слухи о числе завоеванных Депардье женщин увеличивались в геометрической прогрессии. Казалось, этот процесс неостановим. Однако если Патрик Девэр, покончивший собой в 1981 году, не выдержал напора страстей, бушующих в кино, потому что он не умел дистанцироваться от роли, то Жерар Депардье, каждый раз умело вживаясь в образ персонажа, проживая его судьбу, проводил четкую грань между жизнью реальной и жизнью вымышленной. Это уникальное качество начинающего актера заметил режиссер Клод Соте, в 1974 году снявший его в фильме «Венсан, Франсуа, Поль и другие». Опыт работы в этом фильме стал прекрасной школой для молодого Депардье, которому довелось учиться актерскому искусству у таких профи, как Ив Монтан, Серж Реджиани, Мишель Пиколи, исполнявших главные роли в фильме Соте. Роль, которая досталась Депардье, вновь оказалась автобиографичной: Жан, слесарь на заводе Венсана (Ив Монтан), увлекается боксом, и тот факт, что Депардье действительно имел боксерское прошлое, был важен для режиссера, любившего совмещать в своих фильмах документальную реальность и художественный вымысел.

Несколько лет спустя Жерару снова предстоит сыграть боксера, но уже в главной роли в фильме Андре Тешине «Барокко» (1976), но до этого актера ждет новый этап его звездной кинокарьеры, который условно можно назвать «итальянским». После шумного успеха в «Вальсирующих» на него обратил внимание гуру итальянского кино Бернардо Бертолуччи. Проект новой исторической киноэпопеи «Двадцатый век» финансировался Америкой, где предыдущая скандальная картина режиссера «Последнее танго в Париже» имела беспрецедентный зрительский успех. С финансированием «Двадцатого века» связано немало любопытных историй: например, когда стало известно, что партнеру Жерара по фильму, американцу Роберту Де Ниро, обещан более высокий гонорар, Депардье встал в позу. Он требовал равноправных условий для них обоих, независимо от степени известности. Несмотря на сопротивление продюсеров, Депардье вышел и из этой схватки победителем, и мир вскоре увидел и оценил по достоинству блистательный, слаженный дуэт первоклассных киноактеров одного калибра.

«Барокко» (1976)

«Барокко» (1976)

Вторым партнером Жерара по фильму Бертолуччи становится секс-символ мирового кино – великий Берт Ланкастер. Еще десять лет назад, когда Депардье не вылезал из кинотеатров, просматривая фильмы со своим новым кумиром, такие как «Сладкий запах успеха» (1957) или «Непрощенная» (1960), он не мог даже мечтать о подобной встрече. Через историю дружбы двух главных героев, родившихся в один день, но относящихся к разным социальным классам, раскрываются политические события в Италии с начала XX века до завершения Второй мировой войны. Но, что более важно, через описание пересекающихся жизненных путей сына испольщика Далько Олмо (Депардье) и наследника крупного помещика Берлингьери (Де Ниро) левый Бертолуччи поведал о драматической истории итальянского коммунизма. Неслучайно в 1977 году на Московском кинофестивале фильм будет отмечен премией. Как известно, изначально на роль крестьянина-коммуниста Олмо режиссер хотел взять русского актера, но, познакомившись с многогранным Депардье, он остановил свой выбор на нем. Литературным аналогом эпической фрески Бертолуччи, пожалуй, может служить «Тихий Дон» Михаила Шолохова: обилие сюжетных линий, множество героев, динамичная смена планов повествования и мест действия, сочетание синхронической и диахронической точек зрения на развитие событий, а также умело выстроенная архитектоника произведения роднят кинокартину итальянского режиссера с большой романной формой. В то же время живой интерес к «вещному миру» – звукам, деталям, краскам, формам – это то, что отсылает нас к живописи итальянских мастеров и характеризует Бертолуччи как художника с большой буквы. Во многом картина обязана этим и оператору, бессменному партнеру Бертолуччи, великому Витторио Стораро, камера которого точно зафиксировала все детали итальянского быта. Чтобы фактура кадра и вписанные в нее характеры не диссонировали, Депардье изучал повадки итальянских крестьян, сбегая со съемок в пармские пивные. Бертолуччи закрывал на это глаза и давал полную свободу актеру, потому что понимал, это только добавит объема персонажу. «Я храню волшебные воспоминания об этих съемках… Бертолуччи, только что вознесенный наверх успехом “Последнего танго в Париже”, напоминал Виктора Гюго, – вспоминает благодарный Депардье, – у меня не было капризов звезды, зато, осознав себя ею, я мало-помалу на съемочной площадке стал делать то, что хотел».

«Двадцатый век» (1976)

«Двадцатый век» (1976)

По окончании съемок, приехав за расчетом в Рим, Жерар случайно знакомится с другим именитым итальянским режиссером, автором нашумевшего фильма «Большая жратва» Марко Феррери. В случайной беседе на студии Феррери сделал Жерару предложение, от которого тот не смог отказаться. Это была роль безработного инженера Жерара, брошенного с младенцем на руках женой. Жизнь Жерара сбита с толку вторжением красавицы Валерии (Орнелла Мути). Фильм «Последняя женщина» 1976 года – это психосексуальная драма, в которой обнажены и чувства, и тела: почти на всем протяжении фильма Жерару Депардье приходилось находиться в кадре обнаженным, но при этом зритель вслед за героем не чувствует стеснения. Разговор со зрителем здесь ведется не на уровне пошлой физиологии, а на уровне идей. Прежде всего, в основе фильма лежит идея освобождения от диктатуры физического, которая воплощается на экране буквально, когда герой Депардье оскопляет себя. Впоследствии режиссер вспоминал: «Депардье глубоко проник в суть фильма. Так, его связь с ребенком была чисто физической, довольно странной. Он играл сильного человека. На мотоцикле этот безумец мчался на невероятной скорости, а ребенок на его руках в это время спал сном праведника. Не правда ли, странно?»

«Последняя женщина» (1976)

«Последняя женщина» (1976)

Через два года Депардье вновь снялся у Феррери в фильме «Прощай, самец», который, по замечанию кинокритика Сергея Кудрявцева, можно было бы в качестве переклички с предыдущим фильмом назвать «Последний мужчина». Словно современный Еврипид, Феррери, поклонник жанра трагифарса, рассказывает историю о молодом театральном работнике, который попадает в логово современных вакханок-актрис из авангардного нью-йоркского театра, ставящих пьесу на феминистские темы. Герой Жерара – тоже Жерар – в страхе убегает от них и на пустынном побережье Гудзона находит детеныша-обезьянку, которого «породило» гигантское чучело Кинг-Конга. Жерар привязывается к обезьянке и, усыновляя ее, начинает говорить ее языком, тем самым отделяясь от остальных обитателей каменных джунглей Нью-Йорка. И снова режиссер просит Жерара играть самого себя, даже не меняя имени персонажа: Феррери верил в Депардье-человека. «Феррери не любит актеров. Он любит людей. Однажды он мне сказал: не снимайся слишком много, иначе станешь актером» – это именно то, что для Депардье отличало Феррери от остальных режиссеров. На фестивале в Каннах фильм был удостоен большого приза жюри в 1977 году, произведя эффект разорвавшейся бомбы.

Марчелло Мастроянни и Жерар Депардье в фильме «Прощай, самец» (1977)

Марчелло Мастроянни и Жерар Депардье в фильме «Прощай, самец» (1977)

Помимо прочего, Жерару прекрасно удавались роли в камерных социальных драмах, например, роль Пьера Де Барри – среднего буржуа, который, чтобы хоть как-то поправить финансовое положение своей семьи, идет на преступление (ограбление банков и почтовых отделений). Эта роль в фильме «Не такой уж и плохой» режиссера Клода Горетта (1975) была привлекательна для Депардье своей новизной, поскольку таких персонажей ему играть еще не приходилось, а роль семьянина и добытчика была знакома актеру не понаслышке: к этому времени он и его жена уже воспитывали двух ребятишек. Главный конфликт фильма – борьба с бедностью и попытка остаться на плаву в непростых жизненных условиях – напоминал Жерару о его тяжелом детстве в Шатору. Как считал сам Депардье, избранный персонажем метод заслуживает снисходительного отношения, даже если с точки зрения морали требует порицания. Русскому человеку такой взгляд на вещи, конечно, знаком по произведениям великого писателя Федора Михайловича Достоевского, которого Жерар с восхищением откроет для себя уже позже, через много лет, во время своего «русского» периода, но уже в молодом возрасте он сумел прочувствовать всю глубину нравственных конфликтов, волновавших классика.

«Не такой уж и плохой» (1974)

«Не такой уж и плохой» (1974)

Другой излюбленный мотив Достоевского – мотив двойничества, уходящий своими корнями в традицию немецкого романтизма, – возник в фильме Андре Тешине «Барокко». В этом фильме Жерар одновременно играет роль Самсона и роль убийцы Самсона, два разных мужских характера: слабовольного неудачника и хитроумного убийцу, который, перевоплотившись с помощью парика и грима, придает своему герою флер инфернальности. Неслучайно напарницей Жерара становится будущая звезда новой нашумевшей экранизации истории о вампире «Носферату» демоническая Изабель Аджани. До этого фильма партнершами Жерара выступали именитые красавицы кинематографа: Жана Моро, Орнелла Мути, Стефан Одран и другие, но именно с почти юной Аджани (слава которой началась только за год до съемок у Тешине в фильме Франсуа Трюффо «История Адели Г.») Депардье вступает в поистине химическую реакцию. Их наэлектризованный дуэт по праву вошел в историю кино и стал одной из самых ярких любовных пар, представленных на экране. Сам Депардье в откровенном интервью признавался: «“Барокко” – это картина, в которой существенные вещи как бы проявляются бессознательно. Отсюда следует отстраненная, отнюдь не натуралистическая игра в двух ролях (вначале режиссер собирался использовать двух актеров на роли боксера и убийцы, потом мы решили, что я сыграю обе роли). Не менее интересны размышления о власти, деньгах, мечтах, о жертвах, которые могут оказаться такими же чудовищами, как и те, что находятся у власти. Мне особенно понравилось сыграть двуликий образ – Франкенштейна и Пиноккио». Интересно то, что вновь этот фильм раскрывает нам новые грани психологии Депардье-человека: сибарит и выходец из бедного сословия, преступник и жертва обстоятельств – уже здесь проявилась внутренняя борьба добродетели и порока, пробуждающаяся в этом актере-титане. Не зря критика заметила, что именно эта работа 1970-х годов стала переходной: после нее многие справедливо могли сказать о том, что талант перевоплощения молодого актера многогранен и непредсказуем.

«Барокко» (1976)

«Барокко» (1976)

Но, несмотря на популярность и признание, Жерара прежде всего интересовал путь самопознания и психология творчества. Он с энтузиазмом брался за любые роли, которые могли бы поведать ему о нем самом. Роль провинциального простачка Оливье в скандальной картине Барбета Шрёдера «Любовница-хозяйка», которая раскрывает психологию садомазохизма, сладострастно разлагающего буржуазную Францию, особенно удалась Жерару. Его герой проникает в потайной мир, где конвенциональные отношения мужчины и женщины оказываются перевернутыми: Ариана (роковая блондинка Бюль Ожье, звезда фильмов Жака Риветта и супруга Шрёдера) подрабатывает в качестве «госпожи» для состоятельных буржуа. Ее рабочие инструменты – наручники, сапоги с каблуками-шпильками, кожаные плети – поражают случайно попавшего туда зеваку Оливье и впоследствии кардинально меняют его жизнь… Однако, несмотря на сокрушительную страсть к Ариане, герой Депардье не выдерживает внутренней борьбы и покидает ее: он оказывается слаб.

«Любовница-хозяйка» (1975)

«Любовница-хозяйка» (1975)

В своей следующей роли слабость сыгранного Жераром доктора Берга перед организованной подлостью – врачебной мафией – оборачивается подлинной силой: герой предпочитает смерть предательству клятвы Гиппократа. Эта роль в фильме «Семь смертей по одному рецепту» режиссера Жака Руффио принесла Жерару в награду первого «Сезара» в 1976 году. А зрители настолько прониклись игрой Депардье и полюбили образ героя, что долгое время, по свидетельству самого Жерара, незнакомые люди на улицах обращались к нему не иначе, как «доктор». Но «доктор» мог с легкостью перевоплотиться и в «пациента»: так, в фильме Клода Миллера «Скажи ей, что я тебя люблю» Жерару достается сложная роль молодого мужчины, одержимого болезненной страстью к подруге детства Лиз Дютийе (Доминик Лаффен), которая вышла замуж за другого. Фильм снят по роману Патриции Хайсмит «Странный человек», написанному в 1960 году. Хайсмит была писательницей, вдохновившей своим оригинальным стилем Альфреда Хичкока, снявшего киношедевр «Незнакомцы в поезде» (1950) по мотивам ее романа. Более того, еще до «Странного человека» Хайсмит прославилась своим романом о мистере Рипли, который был не раз экранизирован. Впоследствии режиссер Клод Миллер вспоминал: «Меня интересовало описание безумной любви, отказывающейся признать реальное положение вещей. Зритель может сказать, что этот человек болен, что он опасный псих. Я лично думаю, напротив, что все на свете такие же люди и что подобный любовный бред должен вызывать у зрителя состояние бессознательного и глубокого сопереживания». Действительно, как и любой чуткий человек, герой Жерара слишком рефлексивен и не поспевает за изменениями, происходящими вокруг него. Так, на выходные он часто уезжает в свое горное шале к матери, однако на самом деле мать давным-давно умерла, и ее «живой» образ существует лишь в его истонченной фантазии.

«Семь смертей по рецепту» (1975)

«Семь смертей по рецепту» (1975)

Символично, что главной музыкальной темой кинофильма, красной нитью, проходящей через все ключевые эпизоды, является фантазия фа минор Шуберта для четырех рук. Известно, что Шуберт посвятил это произведение дочери своего покровителя Каролине Эстерхази, в которую он был безответно влюблен, в надежде на то, что она будет исполнять его с ним. Но этого не случилось. Шуберт умер год спустя. Фантазия, как и фильм, начинается трепетно, интимно. Монтаж фильма подчинен неторопливой интонации музыки, киноповествование вторит главной мелодии. Зритель последовательно знакомится с замкнутой жизнью главного героя. Ноты мелодии, ужасно похожие, плавно перетекают одна в другую, подобно дням жизни Давида. Плавная, печальная мелодия прерывается тревожной темой: в фильме это происходит в тот момент, когда Давид попадает в автокатастрофу. В бешеном ритме Шуберта агония Давида достигает апогея: герой сжигает свой дом, в котором случайно оказывается и влюбленная в него соседка Жюльетта (Миу-Миу). Если поначалу герою Депардье удается скрывать все странности своей внутренней жизни, то после несчастного случая весь хаос, царящий в его израненной душе, выплескивается наружу, как в фантазии Шуберта.

Через последовательность драматических событий, в центре которых стоит герой Депардье, через последовательную трансформацию несчастного влюбленного в убийцу Миллер показывает, как хрупко созидательное чувство любви, легко оборачивающееся своей темной стороной и становящейся разрушительной силой, которой под силу смести все на своем пути, даже сам предмет обожания. Давид, несущий разрушение, напоминает Лени, героя романа Джона Стенбека «О мышах и людях», но в отличие от Лени Давид – это характер более сложный: сила разрушения, проявившаяся в нем, не чисто физическая, а подпитывается эмоциональными импульсами. Фильм Миллера повествует о тайной жизни человеческого сознания, о фантазиях, которые позволяют сознанию балансировать на грани безумия и здравого смысла; о том, что любая бесконтрольная страсть приводит к катастрофическим последствиям.

Работа с Миллером, тонко уловившим сочетание физической силы и внутренней слабости актера, была приятна Жерару, но главным его режиссером по-прежнему оставался друг и соратник Бертран Блие. «Он мой любимый актер, с одной стороны, потому, что с ним я больше всего хочу работать, а с другой – потому, что в человеческом плане он очень близок мне. Мы испытываем друг к другу взаимное доверие. Он знает, что я открыл в нем комический талант огромной силы, о котором он не догадывался. То, что я пишу для него, его весьма забавляет. Мы очень разные, ведем себя иначе в жизни, у нас разное прошлое, но мы дополняем друг друга. Он осуществляет физически то, что у меня в голове. Я как бы давно готовился к встрече с ним, и как только я увидел, так сразу распознал. С тех пор Депардье все время сидит у меня в голове», – признавался Блие. Долгие годы успех «Вальсирующих» не давал покоя режиссеру. «Покой» – именно так он назвал свою следующую после «Вальсирующих» картину. Однако фильм скандально провалился из-за своего женоненавистнического пафоса.

«Приготовьте носовые платки» (1978)

«Приготовьте носовые платки» (1978)

Тогда Блие решил вернуться к уже знакомой ему стилистике: в 1977 году он снова приглашает звездный дуэт Депардье и Девэра для съемок в картине «Приготовьте свои носовые платки». Эта комедия черпала свои истоки в мелодраме, но ее ситуации менее агрессивны, чем в «Вальсирующих», тогда как комедийная подоплека более четкая. Используя мелодраматическую основу повествования, автор насыщает текст абсурдно-юмористическими диалогами, комичными ситуациями, и зритель сбит с толку: плакать или смеяться? В любом случае «приготовьте свои носовые платки», говорит проницательный автор. Двое чувственных бедолаг, Рауль (Депардье) и Стефан (Девэр), пытаются пробудить жизнь во флегматичной Соланж (Кароль Лор), жене Рауля. Из небольшого театрального скетча сюжет каждый раз неожиданно трансформируется то в любовную мелодраму с элементами пасторали, то в комедию ситуаций, то в детективную историю, а то и достигает напряжения криминальных сводок. Жанровый палимпсест Блие заслужил поистине высокую оценку: своей картиной он утер нос всем французским критикам, завоевав в 1978 году «Оскар» за лучший зарубежный фильм.

«Приготовьте носовые платки» (1978)

«Приготовьте носовые платки» (1978)

После выхода нового фильма Бертрана Блие за рубежом о Жераре Депардье заговорил весь мир. Так закончился период становления таланта молодого актера, и началась новая, не менее интригующая эра в его творческой жизни – эра зрелости.

Теги: , ,

Яндекс.Метрика