• ЗАРУБЕЖНОЕ КИНО
    Зарубежное кино
  • ФЕСТИВАЛИ
    Фестивали
  • КИНО XXI ВЕКА
    Кино XXI века
  • НАШЕ КИНО
    Наше кино
  • ИМЕНА
    Имена
  • ИНТЕРВЬЮ
    ИНТЕРВЬЮ
  • АКТЕРЫ
    Актеры
  • РЕЖИССЕРЫ
    Режиссеры
Ким Росси Стюарт

Ким Росси Стюарт: «Актерство – ремесло, ведущее к самоанализу»

Девяностые годы. Премьерный показ итальянского фильма «Фантагиро, или Пещера золотой розы». Сотни тысяч девушек лишены покоя и сна. Что же стало причиной? А возмутителем спокойствия оказался Ким Росси Стюарт, исполнивший роль принца Ромуальдо. Бездонные зеленые глаза, бархатистый голос, утонченность манер… Он пришел словно из сказки, пленив красотой представительниц прекрасного пола. Часто случается, что актеры с такими эффектными данными становятся заложниками своего образа. Но только не Ким Росси Стюарт. От фильма к фильму он раскрывает новые грани таланта. Ему подвластны не только романтиков. Он из тех, кто играет на оголенном нерве. В психологической драме «Ключи от рая» Росси Стюарт сыграл молодого отца мальчика-инвалида, в «Криминальном романе» он сыграл рефлексирующего парня по имени Фреддо, который мечется между долгом и честью, а в байопике «Пиано, соло» воплотил многосложный образ пианиста Луки Флореса, сыграв одну из лучших ролей в карьере. Но с 2006 года актер заявил о себе еще и как режиссер. Этой весной звезда итальянского кино прибыл в Москву, чтобы представить второй режиссерский проект – фильм «Томмазо»с элементами автобиографии. О том,почему его картины сравнивают с работами Франсуа Трюффо и Вуди Аллена и как завоевать сердце зрителя – Ким Росси Стюарт рассказал нам в интервью Ким, с момента выхода вашего дебютного фильма «Свобода – тоже хорошо» прошло около 10 лет. Скажите,чем был вызван столь долгий перерыв? На самом деле, так сложились обстоятельства. Мы живем в эпоху переизбытка информации. Еженедельно в мире выходит более десятка новых фильмов. Всегда инстинктивно себя спрашиваю, что бы я как режиссер мог создать такое, чтобы оно имело ценность как произведение искусства, а не только как продукт потребления? Увы, кинематограф исчерпал все формы, и ничего нового придумать вряд ли возможно. Современное кино не может конкурировать с кинематографом прошлого. Единственный путь к зрителю, который остается –это откровенный разговор о том, что тебя больше всего волнует, и о чем ты хочешь рассказать от чистого сердца.

Еженедельно в мире выходит более десятка новых фильмов. Всегда инстинктивно себя спрашиваю, что бы я как режиссер мог создать такое, чтобы оно имело ценность как произведение искусства, а не только как продукт потребления?

Что вам хотелось сказать через историю «Томмазо»? Через самоанализ я пытался рассказать о серьезной проблеме итальянского общества — разрушении культа семьи. Однажды я закрылся в своей студии и начал размышлять, каким бы мог стать мой второй фильм. Вариантов было два. Либо сделать развлекательный фильм с условным сюжетом, который бы точно заинтересовал массового зрителя. Или же создать нечто неординарное и самобытное, погрузившись внутрь себя. В главное герое фильма много психологических черт от меня. К 40 годам Томмазо так и не избавился от детских страхов, они его преследуют. Он с подозрением относится к женщинам, не может найти с ними общий язык. А все из-за сложных отношений с матерью. По сюжету Томмазо – актер. Это специальный выбор? Я считаю, что актерство –ремесло, ведущее к самоанализу, то есть, некоему подходу, который соотносится с твоим эго. Да, неслучайно в моем фильме Томмазо — актер. Он находится в плену у самого себя – во власти комплексов. «Томмазо» — ваш второй авторский проект. Для некоторых актеров режиссура представляет способ самовыражения, для кого-то служит душевной терапией. Что режиссура означает для вас? Наверное, иметь право решать, что делать. Все-таки актер по большей части воплощает задумку режиссера, то есть выступает как человек подчиненный. А режиссер может реализовывать собственные идеи, он – свободный художник. Да еще режиссер каким-то образом влияет на все этапы производства и создания фильма. Словом, режиссеры по своей природе страдают манией величия. Я не исключение (Смеется). А вы — демократ или деспот на съемочной площадке? Хм… Дайте-ка подумать. Такой режиссер, как я мог бы создать диктаторскую демократию или демократическую диктатуру. Можно подробнее? К сожалению, не получается реализовать принципы настоящей демократии. Есть некий дисбаланс. Не все члены съемочной команды разделяют энтузиазм режиссера. Как правило, только он один тащит проект на своих плечах. Скажем, техническая группа делает по 5 фильмов в год, а такие зануды, как я, снимают фильм один раз в 5-10 лет. Для меня пара месяцев съемок означает жизнь в траншее, а для них – это просто рутина.

Я мог бы создать диктаторскую демократию или демократическую диктатуру

Итальянская критика назвала ваш фильм близким по духу с работами Нанни Моретти и Вуди Аллена. Какие же у вас режиссерские ориентиры? Знаете, когда я снял первый фильм, то критики сравнивали с Витторио Де Сикой и Франсуа Трюффо. Насчет этого фильма вспоминают о Моретти и Аллене. Истина же в том, что мой первый фильм был рассказом о детстве. «Томмазо» — об эгоцентричном невротике. Соответствующие темы можно просто и легко сравнить с упомянутыми авторами. Но я нахожу неуместным проводить параллели между «Томмазо» и другими фильмами. «Томмазо» — это личный фильм. Здесь не нужны какие-то сопоставления. Но если б мне нужно было самому сравнить с чем-то этот фильм, то в голову приходят Ингмар Бергман и Бен Стиллер. Я подхожу к глубокому психоанализу с комической ноткой, которую любит использовать в своих работах Бен Стиллер.   Когда мы говорим об итальянском кино, в голове сразу возникают фамилии Феллини, Висконти, Де Сики и Антониони. С последним из них вам довелось поработать в фильме «За облаками». Не могу не спросить, чем запомнился этот опыт? Микеланджело Антониони был очень стар. Он был парализован — уже не мог ходить и не мог говорить. К сожалению, не думаю, что смог познакомиться на площадке с Антониони лучших времен. Но если правду говорят, что жизнь — вещь более трансцендентная, чем нам кажется, то я надеюсь, что несколько месяцев работы с Микеланджело Антониони позволили мне впитать что-то из его невероятной личности.

Знаете, когда я снял первый фильм, то критики сравнивали с Витторио Де Сикой и Франсуа Трюффо. Насчет этого фильма вспоминают о Нанни Моретти и Вуди Аллене

Также не могу спросить о вашем продуктивном сотрудничестве с еще одной легендой итальянского кино – Микеле Плачидо. Вы снялись у него в фильмах «Криминальный роман» и «Валланцаска – ангелы зла», а также сыграли с синьором Плачидо отца и сына в пробирающей до дрожи драме «Пиано, соло». Микеле Плачидо – режиссер неординарный. Уникальный человек, подаривший мне бесценный опыт. Чему он меня научил? Спокойному и свободному подходу к работе. Я – довольно строгий режиссер, а он, наоборот, очень демократичен. Мне было полезно взаимодействовать с более гибким человеком. Ему нравится снимать рабочее напряжение, например, отправившись вместе куда-нибудь поесть или выпить бокал вина. И еще, что меня поразило в работе с ним – умение отвечать на профессиональные вызовы без страховочной сетки, то есть доверяться инстинктам.   Вскоре в Италии выйдет мини-сериал «Комиссар Мальтезе», в котором вы исполняете роль начальника криминальной полиции. Сюжет невольно воскресил в памяти культовый «Спрут», где снялся Микеле Плачидо — здесь тоже действие разворачивается в семидесятые годы в сицилийском Трапани. Взаимосвязаны ли как-то проекты? Мне хотелось вернуться к работе на телевидении традиционным способом, поучаствовав в интересном проекте. За основу «Мальтезе» действительно взят «Спрут» Дамиано Дамиани. Хотелось проследить за перипетиями жизни настоящего героя, эдакого паладина добра. Мой персонаж возвращается в Трапани спустя 20 лет и жизнь его кардинально меняется.   Российские зрители знают вас прежде всего, как принца Ромуальдо из «Фантагиро». Но вы не стали заложником одной роли, блеснув в «Криминальном романе» и «Пиано, соло». Ким, по каким критериям вы выбираете актерские проекты? Трудно сказать… Как правило, это происходит мистическим образом. Я читаю сценарий и просто вдруг чувствую, что он имеет ко мне отношение, отражает какую-то внутреннюю потребность. Или же я обнаруживаю в сценарии какие-то характерные вещи, которые хотел бы изучить поглубже, и соглашаюсь. В дебютном фильме вы сыграли – оператора, в «Томмазо» – актера. Что же будет в вашем третьем фильме? Уже есть идеи? О, даже не знаю! Сейчас работаю над разными идеями. То, что могу вам точно сказать – я не позволю, чтобы прошло так же много времени, как между первым и вторым фильмами. Третий сниму раньше. Обещаю! (Смеется)  

Теги: , , ,

Яндекс.Метрика