• ЗАРУБЕЖНОЕ КИНО
    Зарубежное кино
  • ФЕСТИВАЛИ
    Фестивали
  • КИНО XXI ВЕКА
    Кино XXI века
  • НАШЕ КИНО
    Наше кино
  • ИМЕНА
    Имена
  • ИНТЕРВЬЮ
    ИНТЕРВЬЮ
  • АКТЕРЫ
    Актеры
  • РЕЖИССЕРЫ
    Режиссеры
Мир фильмов Андрея Тарковского

Мир фильмов Андрея Тарковского

В истории кинематографа есть два русских имени, которые известны и почитаемы во всем мире – это Сергей Эйзенштейн и Андрей Тарковский. Можно по–разному относиться к этим режиссерам, любить или не любить их фильмы, но отрицать того, что они составляют гордость и славу нашего кино, нельзя. В этом году одному из них, Андрею Тарковскому, исполнилось бы 85. Тарковский прожил до обидного короткую жизнь – всего 54 года. Он снял только семь с половиной фильмов (половинкою считается дипломная короткометражка «Каток и скрипка»). Много это или мало? В количественном отношении, конечно, мало, но в то же время и очень много: ведь он создал целый мир, мир фильмов Тарковского. Уходят режиссеры и оставляют после себя картины, хорошие и не очень, но мало кому удается из всего многообразия тем и сюжетов составить единый мир со своими правилами и порядками, со своим пространством и временем, с теми вечными, неразрешимыми вопросами, которые нам постоянно подкидывает жизнь. После первых же фильмов о Тарковском заговорили, он превратился в живого классика не только советского, но и мирового кино. Ингмар Бергман, которого Тарковский, не слишком жаловавший европейское кино, считал одним из лучших западных режиссеров, говорил: «Открытие первых фильмов Тарковского было для меня чудом. Я вдруг очутился перед дверью в комнату, от которой до сих пор не имел ключа. Комнату, в которую я лишь мечтал проникнуть, а он двигался там совершенно легко. Тарковский для меня самый великий, ибо он принес в кино новый, особый язык, который позволяет ему схватывать жизнь как видимость, жизнь как сновидение».

Фильмы Тарковского всегда были трудными, спорными, они заставляли и заставляют зрителя думать, ни на минуту не давая расслабиться. Но вот что интересно: с годами эти фильмы не устаревают, мы лишь по–новому их воспринимаем, в них все более проступает личное и вечное. Фильмы Тарковского пробуждают в человеке то лучшее, « о чем он только смутно догадывается и вслепую ищет всю жизнь»

Несмотря на мировое признание, каждый фильм режиссера с трудом пробивал себе дорогу на экраны страны, вызывая ожесточенные дискуссии и получая неоднозначные оценки. Отношения с начальством решительно не складывались. Он был очень неудобным, нервным и противоречивым, яростно бросался на защиту каждого эпизода, вызывавшего недовольство приемной комиссии. Он снимал то, что хотел и как хотел, и иначе работать не соглашался. Фильмы Тарковского всегда были трудными, спорными, они заставляли и заставляют зрителя думать, ни на минуту не давая расслабиться. Но вот что интересно: с годами эти фильмы не устаревают, мы лишь по–новому их воспринимаем, в них все более проступает личное и вечное. Фильмы Тарковского пробуждают в человеке то лучшее, « о чем он только смутно догадывается и вслепую ищет всю жизнь». Андрей Тарковский родился 4 апреля 1932 года в селе Завражье, Юрьевецкого района, Ивановской области, но большую часть своей жизни прожил в Москве. Во время войны семья Тарковских была эвакуирована в Юрьевец. Здесь, на Ивановской земле прошло детство будущего режиссера, счастливое и тяжелое, голодное и беззаботное. Именно этот дом, который Андрей называл «потерянным раем», изобразит он сорок лет спустя в фильме «Зеркало». После окончания школы в 1951 году Андрей поступил в Институт востоковедения, но через полтора года ушел из института. Мать Тарковского Мария Ивановна Вишнякова говорила, что «Андрей никогда не лгал, он мог только уклоняться от истины», то есть он мог о чем–то умолчать или преувеличить. В своей автобиографии и некоторых интервью Тарковский указывал разные причины своего ухода из института – от сотрясения мозга, полученного на физкультуре, до осознания поспешности выбора профессии. Сестра же Андрея, Марина, говорит, что причина была гораздо прозаичнее – брат был отчислен за неуспеваемость и прогулы. Зубрить заковыристые арабские слова – какая скука! Гораздо приятнее проводить время с друзьями–стилягами. Кок а–ля Элвис Пресли, ярко–синие брюки–дудочки, желтый пиджак, «шузы (ботинки) на манной каше» – в таком «прикиде» Андрей любил прошвырнуться по «Бродвею» (тогда – улица Горького, ныне – Тверская). Чтобы отвадить сына от тлетворного влияния улицы, Мария Ивановна устроила его в геологическую партию. Проработав год в далеком Туруханском крае, Андрей подал документы и поступил во ВГИК в мастерскую знаменитого Михаила Ромма. Во ВГИКе в то время «в разных вариантах ходил анекдот, что приемная комиссия, горячо поздравив Ромма с удачным набором, просила двоих не зачислять: бандита и пижона. Нетрудно догадаться, что первым был Шукшин, а вторым – Тарковский».

Во ВГИКе в то время в разных вариантах ходил анекдот, что приемная комиссия, горячо поздравив Ромма с удачным набором, просила двоих не зачислять: бандита и пижона. Нетрудно догадаться, что первым был Шукшин, а вторым – Тарковский

На вступительных экзаменах будущий режиссер читал стихотворение Михаила Луконина «Коле Отраде», стихотворение нелегкое, со спотыкающимся ритмом, но очень трогательное и вместе с тем жесткое. Уже, будучи студентом-первокурсником, он по просьбе преподавателей читал эти стихи однокурсникам, да так, что на строках «…когда на войну уходят безнадежно влюбленные – назад приходят любимыми…» девочки неизменно плакали. Именно Ромм познакомил Андрея с Андроном Кончаловским. Два Андрея станут соавторами и единомышленниками (позже их дружба перерастет во вражду и взаимонепонимание). Вместе напишут они сценарий дипломного фильма Тарковского «Каток и скрипка», который был снят на «Мосфильме» в 1960 году. В этом фильме молоды все – и сценаристы, и режиссер, и оператор Вадим Юсов, который надолго войдет в команду Андрея Тарковского. Фильм до сих пор остается юным и свежим. Поражает «вся среда фильма, снятая в цвете, наполненная игрой солнечных пятен, зеркальных отражений, бликами воды – живая, пульсирующая, предвесенняя. В ней ощущается радостная, томительная игра накопленных сил». Возможность снять первый полнометражный фильм пришла к Тарковскому совершенно случайно. В 1961 году молодой режиссер Эдуард Абалов представил приемной комиссии свой фильм «Иван», снятый по одноименному рассказу Владимира Богомолова. Увиденное повергло членов комиссии в уныние. Это была очередная сладенькая история о маленьком герое, очередная повесть о «сыне полка» в ладной гимнастерке и начищенных сапожках, играющего в детскую войнушку. В таком виде фильм выпускать было нельзя. Нужно было срочно найти режиссера, способного в короткое время и с небольшим количеством оставшихся денег снять картину заново. Михаил Ромм предложил Тарковского. Прочитав рассказ Богомолова, Андрей согласился приступить к работе с тем условием, что ему позволят воплотить на экране собственное решение, которое к тому времени уже созрело в голове. А решение было такое: «Иван видит сны. Что ему снится? Ему снится та жизнь, которой он лишен, обыкновенное детство. В снах должно быть обыкновенное счастливое детство. В жизни – та страшная нелепость, которая происходит, когда ребенок вынужден воевать». Весь сюжет изложен всего в нескольких строчках. Андрей полностью сменил состав съемочной группы. Вместе с А. Кончаловским он заново переписал сценарий, хотя в титрах сценаристами так и остались В. Богомолов и М. Папава. Оператором стал Вадим Юсов, а композитором Вячеслав Овчинников. Полностью был заменен актерский состав, ни одного метра, снятого Э. Абаловым, не вошло в новый фильм. Но настоящей находкой, конечно же, был «удивительный мальчик» Коля Бурляев, которого Тарковский присмотрел еще в короткометражке Андрона Кончаловского «Мальчик и голубь». По признанию Тарковского, увидев этого худенького четырнадцатилетнего парнишку, он сразу же понял: фильму быть! Много видели мы на экране девочек и мальчиков военного времени, трогательных и прелестных, при взгляде на которых прошибает слеза. Но такого: дрожащего, обозленного, лязгающего зубами, с колючим взглядом затравленного волчонка – мы еще не видели. Иван Коли Бурляева, вызывает какие угодно чувства, но нет среди них ни умиления, ни жалости. Позднее Тарковский писал: «…что меня взволновало до глубины души, это характер мальчишки. Он сразу представился мне как разрушенный, сдвинутый войной со своей нормальной оси». Фильм рассказывает о начале и конце коротенькой человеческой жизни, которая могла (должна!) быть счастливой и безмятежной, если бы не подверглась самому чудовищному и несправедливому насилию, имя которому – война. Беленький мальчик в трусиках из довоенного детства смотрит на мир открытыми, доверчивыми, изумленными глазами. Разведчик Бондарев ползет через хлюпающее гнилое болото среди обуглившихся корявых стволов. Между этими двумя мальчиками легла война и искорежила, опрокинула, перевернула их жизнь. Дети в картинах Тарковского – это дети особенные. Нет в них ребячьего простодушия и наивности. Они не по-детски развиты и серьезны. Фильм «Иваново детство» – это память о детстве. Он трагичен, чист и серьезен. Как говорила кинокритик Нея Зоркая: «Фильм или потрясает, или оставляет холодным – это уже зависит от ваших вкусов в искусстве. Меня он потрясает».

Дети в картинах Тарковского – это дети особенные. Нет в них ребячьего простодушия и наивности. Они не по-детски развиты и серьезны

Фильм был снят всего за год. Ему была присвоена первая категория. И уже в августе 1962 года фильм был показан в конкурсе Венецианского кинофестиваля. Молодой, смеющийся, влюбленный стоял Тарковский на сцене Дворца кино, рядом – его черноглазая «звезда» Валя Малявина (исполнительница роли Маши). В руках у триумфатора «Золотой лев» святого Марка. А потом было золото Сан-Франциско, золото Акапулько, восторженные отклики прессы, толпы зрителей. Великолепное начало для молодого режиссера! А в голове уже теснились планы, взахлеб рассказывал он друзьям о новых фильмах, поставленных в его воображении. Осенью 1962 года готов первый вариант сценария «Страсти по Андрею», написанный вместе с Андреем Кончаловским. Вот тут-то и кончается безоблачная пора в творчестве режиссера. Тарковский ступает на сложный и тернистый путь творца. Фильм «Страсти по Андрею» был запущен в производство лишь в апреле 1965 года. На съемочной площадке сложилась особая атмосфера, без которой снять этот фильм было бы невозможно. Все, от оператора Вадима Юсова и композитора Вячеслава Овчинникова до художников, костюмеров и бутафоров, были безоговорочно преданны своему делу и своему режиссеру. На фильме работала совершенно гениальная актерская команда: Николай Гринько, Иван Лапиков, Ролан Быков, Юрий Назаров, Ирма Рауш (первая жена Тарковского и мать его сына Арсения). На роль Фомы был приглашен Коля Бурляев, но прочитав сценарий, он буквально влюбился в образ Бориски, выпросил эту роль для себя и сыграл так, что новелла «Колокол» стала едва ли не лучшей в фильме. Истощенный, заикающийся подросток в драной шубейке взваливает на себя задачу, которая непосильна и для взрослого – берется отлить колокол. Смело и жестко командует он бывалыми мужиками-литейщиками, и те невольно подчиняются исходящей от мальчишки духовной силе. На роль Андрея Рублева претендовали многие именитые актеры. Однажды на студию пришел никому не известный провинциальный актер из Свердловского театра драмы и попросил попробовать его. Это был Анатолий Солоницын. Нервный, самоуглубленный, он стал настоящим «актером Тарковского», его талисманом. Солоницын снимался во всех фильмах режиссера, снятых на родине. В фильме восемь новелл. Их связывает воедино образ главного героя Андрея Рублева, о котором доподлинно известно только то, что был он очень талантлив. В ХV веке много таких художников и строителей бродило по Руси в поисках работы. По приглашению князей они возводили и расписывали храмы. Мир фильмов Андрея Тарковского В конце 1966 года фильм был показан московским кинематографистам и сразу же вызвал ожесточенные споры. Фильм обвиняли в искажении исторических фактов, излишней жестокости, он был признан слишком длинным (еще не снят «ХХ век» Бернардо Бертолуччи). Илья Глазунов писал: «Андрей Рублев представлен в фильме как современный мечущийся неврастеник, путающийся в исканиях… Создается впечатление, что авторы ненавидят не только русскую историю, но и саму русскую землю, где всегда грязь и слякоть…». В Москве фильм посмотрели члены отборочной комиссии Каннского кинофестиваля. Они загорелись желанием включить «Андрея Рублева» в конкурсную программу, но получили отказ от Госкино СССР. Чтобы не допустить показа фильма в Каннах, его в 1969 году за огромные деньги продали французской прокатной фирме, а та по просьбе директора Каннского фестиваля представила его для внеконкурсного показа. Фильм имел оглушительный успех и получил приз ФИПРЕССИ. Около французских кинотеатров выстраивались очереди за билетами. В советский прокат фильм вышел лишь в 1971 году и демонстрировался в маленьких окраинных кинотеатрах. В 1978 году «Андрей Рублев» вошел в сотню лучших фильмов мирового кинематографа. В 1968 году Тарковский вместе с молодым писателем Александром Мишариным написал сценарий «Белый, белый день» (будущее «Зеркало»). Сценарий был отклонен, и Тарковский, чтобы не простаивать, берется за экранизацию научно–фантастического романа Станислава Лема «Солярис». Фильм вышел в прокат в марте 1972 года и, в отличие от «Андрея Рублева», сразу же был предоставлен на Каннский фестиваль. Особой сенсации он не произвел, но встречен был «серьезно и почтительно». Картина получила Специальный Гран-при фестиваля и приз ФИПРЕССИ. У советских же властей претензии к фильму, конечно, нашлись. Чиновники от кино никак не могли понять, к какому лагерю принадлежал Крис Кельвин – коммунистическому, социалистическому или капиталистическому. В 1973 году Тарковский возвратился к сценарию «Белый, белый день». К тому времени поменялось руководство Госкино. На смену А. Романову пришел более либеральный Ф. Ермаш, разрешивший снимать фильм. Название было позаимствовано из стихотворения Арсения Тарковского: «Камень лежит у жасмина, под этим камнем клад. Отец стоит на дорожке. Белый-белый день». Сценарий Тарковский переписывал несколько раз, в окончательном варианте фильм получил название «Зеркало». «Зеркало» – это самый откровенный и самый загадочный фильм Тарковского, самый автобиографический фильм. По утверждению Тарковского, все эпизоды фильма действительно случились в жизни его семьи, за исключением одного – болезни главного героя. Сегодня же мы знаем: эпизод этот был пророческим. Как говорил сам режиссер: это «фильм о моем детстве, счастливой памяти и о любви, смысл которой можно осознать только сейчас, когда ты, наконец, понял, что и как ты любил и почему. Тогда же любовь была бессмысленна и потому радостна и безмятежна. А так как очень хотелось бы быть счастливым, то научиться этому можно только, вспоминая». Самой большой трагедией в детстве Андрея был уход из семьи отца. Гордый, маленький мужчина, такого предательства он простить не мог. Андрей злился, ненавидел и все же безумно любил отца. Мальчик мечтал, что когда-нибудь, пока еще не зная как, он обязательно вернет тот «белый день», полный счастья и блаженства. И тогда отец по заслугам оценит своего сына. После премьеры «Зеркала» в Доме кино расчувствовавшийся Арсений Тарковский признал талант сына: «Ты сделал замечательную картину о том, как в ребенке рождается художник. Я не думал, что ты так глубоко все воспринимаешь». Это были самые дорогие для Андрея слова. С возрастом Тарковский все больше походил на отца и не только внешне. Как признает Марина Тарковская: «Вообще в нашей семье считалось, что Андрей повторяет судьбу папы. Это действительно было так. Папа был для Андрея каким-то непререкаемым авторитетом. Мама была прозой, а папа – высокой поэзией». «Зеркало» – самый семейный фильм Тарковского. В нем участвовали почти все члены семьи – мать Мария Ивановна, отец Арсений Александрович (читает свои стихи за кадром), жена Лариса Павловна, падчерица Оля. В последних сценах мы видим руки умирающего героя – это руки самого Андрея Тарковского. Чтобы сделать фильм более исповедальным Андрей хотел снимать Марию Ивановну скрытой камерой. Вадим Юсов, хорошо знавший всю семью режиссера, посчитал это нетактичным и ушел с картины. На смену ему пришел великолепный Георгий Рерберг, чья волшебная камера добавила фильму прозрачности и поэтичности. Тарковский называл «Зеркало» своим «самым главным фильмом». Натуру снимали под Москвой в Тучково. Всю осень административная группа выезжала на сельхозработы: сеяли гречиху, сажали картошку, чтобы к съемкам все уже выросло. По старым фотографиям был построен дом. «Мама очень любила цветущую гречиху. У гречишного поля мы всегда останавливались. Мама нам говорила: «Помолчите, послушайте, как оно гудит». Мы слушали, как гудят пчелы в бело-розовом море. И Андрей это все запомнил и использовал затем в картинах «Андрей Рублев» и «Зеркало», – вспоминает Марина Тарковская.

Посмотрев «Зеркало, председатель Госкино Ф. Т. Ермаш сказал: «У нас есть свобода творчества, но не до такой же степени!» Пройдут годы, и он назовет «Зеркало» своим любимым фильмом

Фильм был сдан в 1974 году. Посмотрев картину, председатель Госкино Ф. Т. Ермаш сказал: «У нас есть свобода творчества, но не до такой же степени!» Пройдут годы, и он назовет «Зеркало» своим любимым фильмом. А тогда повторилась история с «Андреем Рублевым». «Зеркало» показывали в окраинных кинотеатрах (в Москве – всего в трех). И хотя никакой рекламы не было, залы были переполнены – люди стояли в проходах, сидели на ступеньках. Директора кинотеатров на свой страх и риск устраивали дополнительные сеансы в 8 часов утра и в 12 часов ночи. Также как и «Андрея Рублева», «Зеркало» не пустили на Каннский фестиваль. Тайком показывал Тарковский свою картину приехавшему в Москву директору фестиваля господину Беси. Великий режиссер, дрожа от страха – как бы не застукали – сам носил коробки с пленкой в аппаратную! В 1979 году был закончен фильм «Сталкер». Сценарий был написан по фантастической повести братьев Стругацких «Пикник на обочине». Это последний фильм режиссера, снятый на родине. Тарковский полностью переосмысливает оригинал. В фильме сталкер из торгаша Зоны превращается в бескорыстного проводника, сопровождающего заблудшие, несчастные души в их поисках некоего магического шара, исполняющего самые сокровенные желания. Тарковский писал: «В «Сталкере» фантастической можно назвать лишь исходную ситуацию… но по сути того, что происходит с героями, никакой фантастики нет. Фильм делается так, чтобы у зрителя было ощущение, что все происходит сейчас, что Зона рядом с нами». Еще одно предвидение Тарковского? Он не дает объяснения, что такое Зона, откуда она взялась. Пройдет несколько лет, случится Чернобыльская катастрофа, и слово Зона обретет чудовищный смысл. Впервые на экранах телевизоров мы увидим невоенные развалины, пустынные улицы, покинутые дома, цветущие сады, плоды которых никогда не будут собраны. А потом в запретную зону украдкой начнут пробираться, нет, не сталкеры, а обыкновенные жители, чтобы собрать грибы–ягоды, окучить картошку или просто стащить что-нибудь из заброшенных домов. Принимался фильм, как всегда, с большим трудом: те же обвинения в очернительстве, возведении поклепа на страну, элитарности и непонятности массовому зрителю. Между тем за рубежом «Сталкер» имел куда больший успех. Он был удостоен призов в Мадриде, Триесте, Каннах. В марте 1982 года Тарковский уезжает в Италию для работы над новым советско-итальянским фильмом «Ностальгия». Провожая его, близкие не догадываются, что прощаются навсегда. Да он и сам тогда не знал этого.

Паола Волкова: «Часто исследователи творчества Андрея Тарковского, критики, зрители отождествляют судьбу героя фильма “Ностальгия” с судьбой автора, тогда как на самом деле автобиографичным этот фильм никак нельзя назвать. В том–то и парадокс, что Тарковский сначала написал сценарий, а затем сама жизнь реализовала его в судьбе режиссера»

Искусствовед Паола Волкова писала: «Часто исследователи творчества Андрея Тарковского, критики, зрители отождествляют судьбу героя фильма “Ностальгия” с судьбой автора, тогда как на самом деле автобиографичным этот фильм никак нельзя назвать. В том–то и парадокс, что Тарковский сначала написал сценарий, а затем сама жизнь реализовала его в судьбе режиссера». Ностальгия героя фильма Горчакова – это не просто тоска по родине, это тоска по своему прошлому, по своим национальным корням, по своей земле, родным и друзьям, по всему тому, от чего не может отказаться русский человек на чужбине. Тарковский говорил, что «русские – плохие эмигранты». Они приезжают на сытый запад, и их сжирает тоска. Но ведь Горчаков вовсе не эмигрант, он приехал в Италию по работе и намерен вернуться домой. Андрей Тарковский любил «Ностальгию» не только как свое творение, но и как «отпечаток своей души, как фильм-притчу глобальной печали по отношению к целостности бытия». В 1983 году «Ностальгию» показали на Каннском фестивале. Она претендовала на «Золотую пальмовую ветвь», но стараниями Госкино получила лишь приз ФИПРЕССИ и Приз экуменического жюри. Сам режиссер получил специальный приз «За творчество в целом». Очередная пощечина, очередное унижение. Летом 1984 года Тарковский официально заявил о своем решении не возвращаться в Советский Союз. В дневнике он записал: «Это самый отвратительный момент в моей жизни». О своей смертельной болезни Андрей Арсеньевич узнал во время съемок «Жертвоприношения», хотя, скорее всего, догадывался о ней раньше. «Жертвоприношение» как и «Зеркало» – это снова исповедь. Это последнее «прости» режиссера. В фильме столько всего сокровенного, глубоко личного, о чем он, может быть, и не думал рассказывать, да пленка показала. Герой фильма Александр готовится принести свою жертву во имя спасения мира – поджечь дорогой для него дом. Что это? Безумие или некий поступок, приносящий освобождение? Александра увозит санитарная машина, но остается его сын. Он будет упорно поливать сухое дерево, которому суждено зазеленеть. В мае 1986 года «Жертвоприношение» получает Большой специальный приз жюри. Этот приз принимает сын Тарковского, Андрей. А в ночь с 28 на 29 декабря того же года Андрей Тарковский умирает во французской клинике. После смерти режиссера московское правительство пообещало создать в Москве в доме № 26 по 1-му Щипковскому переулку музей Тарковского. В этом двухэтажном доме в Замоскворечье жило три поколения Тарковских. Идут годы. Периодически власти вспоминают о своем обещании. Между тем в 2004 году в доме обрушилась крыша, и его пришлось снести. Очередное решение о создании музея Тарковского в Москве было принято в канун его 80-летнего юбилея. Сейчас мы отмечаем уже 85-й юбилей, а музей существует только в виде дизайн-проекта. Музей семьи Тарковских есть в Юрьевце, есть в поселке Мясное Рязанской области, где Тарковский купил дом. В Швеции на острове Готланд, где снимался фильм «Жертвоприношение», создана аллея его памяти. И лишь в Москве, где Тарковский провел большую часть жизни и снял основные фильмы, до сих пор нет места, «куда можно прийти и вспомнить о том, что эта земля породила великого гения».    

Теги: , , ,

Яндекс.Метрика