• ЗАРУБЕЖНОЕ КИНО
    Зарубежное кино
  • ФЕСТИВАЛИ
    Фестивали
  • КИНО XXI ВЕКА
    Кино XXI века
  • НАШЕ КИНО
    Наше кино
  • ИМЕНА
    Имена
  • ИНТЕРВЬЮ
    ИНТЕРВЬЮ
  • АКТЕРЫ
    Актеры
  • РЕЖИССЕРЫ
    Режиссеры
Георгий Данелия

Москвич с Кавказа

«Кто такой Данелия? Во-первых, это талантливый и самобытный художник, всегда разный и всегда неожиданный, даже для тех, кто его хорошо знает. Во-вторых, это просто добрый человек: и талант его добр, и фильмы его добрые. В каждом он оставляет кусочек своей доброты, кусочек своего сердца, кусочек своей любви к людям. Работать с таким режиссером всегда для меня радость. Создание роли перестает быть только работой, а превращается в настоящее творчество» – эти слова Евгений Леонов сказал в день 50-летия Георгия Данелии. И сейчас, 35 лет спустя, под этими словами могут подписаться все, кто работал и работает с режиссером. Георгий Николаевич Данелия – грузин по национальности. Он родился в Тбилиси 25 августа 1930 года, но всю свою сознательную жизнь прожил в Москве, в том самом доме на Чистых прудах, в который он потом поселит своего героя Кольку из фильма «Я шагаю по Москве». Здесь, в Москве, он учился в школе, окончил институт, стал кинорежиссером. В большой квартире до сих пор царит колорит Грузии. Хозяева всегда рады друзьям, по-грузински гостеприимны и хлебосольны. Данелия никогда не забывает о своих грузинских корнях. Он даже в шутку называет себя «москвичом с Кавказа» или «кавказцем с Чистых прудов». Георгий Николаевич вырос в очень артистической семье. Его мать, Мери Ивлиановна Анджапаридзе, дворянка по происхождению, окончила гимназию святой Нины в Кутаиси, затем Тбилисский университет. Она прекрасно знала литературу, математику, французский язык, хорошо разбиралась в технике, чинила в доме все электроприборы. В 1932 году семья Данелии перебралась в Москву. Мери Ивлиановна служила в Наркомате легкой промышленности экономистом, затем перешла в кино: помощником режиссера, ассистентом, вторым режиссером, режиссером-постановщиком. Работала много – считалась лучшим вторым режиссером «Мосфильма». Несмотря на занятость и увлеченность работой, в доме всегда было уютно и чисто, а муж и сын – накормлены и ухожены. Она все успевала – спокойно, без суеты, неизменно в хорошем настроении. Родной тетей Георгию приходилась царица грузинского кино, величественная и мудрая Верико Анджапаридзе. Ее любила и ею гордилась вся Грузия. А для Гии она была совершенно иной – простой и заботливой. Приезжая в Тбилиси, он всегда останавливался в доме тети: она накрывала на стол, наливала суп. А когда он пытался хоть чем-то помочь, например порезать хлеб, говорила: «Сиди. Я женщина». IMG953 Мужем Верико был знаменитый режиссер, снимавший фильмы о Сталине, Михаил Чиаурели. Не раз Данелия говорил, что на его творчество оказал огромное влияние дядя Миша Чиаурели. Это многих удивляло: что может быть общего между постановщиком фильма «Падение Берлина» и режиссером «Я шагаю по Москве»? Те, кто так говорит, наверняка не видели первых фильмов Чиаурели – «Хабарда» и «Последний маскарад». Сын зеленщика, Чиаурели всего добился сам. Он был скульптором, киноактером, режиссером, слесарем, плотником, играл на гитаре, отлично пел. А еще он был потрясающим рассказчиком. Обо всем, даже самом грустном, он рассказывал с юмором. Некоторые истории дяди Миши Данелия потом использует в своих фильмах. Софико Чиаурели, дочь Верико Анджапаридзе и Михаила Чиаурели, – двоюродная сестра Георгия Николаевича. Очень долго он не видел в младшей сестренке особого таланта. Но после одного творческого вечера, где она раскрылась как актриса широкого диапазона, он понял, что в доме Верико не одна большая актриса, а две. Отец будущего режиссера, Николай Дмитриевич Данелия, никакого отношения к творческой среде не имел. Сын крестьянина, он окончил железнодорожный институт, строил железную дорогу на Сахалине, а затем – метро в Москве. К концу войны, когда для железнодорожников ввели звания, отец стал генерал-директором третьего ранга, что соответствовало званию генерал-майора. Конечно, школьнику Гии было приятно, что его папа – генерал, но особо он об этом не распространялся: во-первых, не хотелось называться «генеральским сынком», а во-вторых, было неловко перед товарищами (почти у всех отцы погибли на фронте). Когда Гия окончил школу, встал вопрос: куда пойти учиться? Никаких желаний, увлечений (кроме джаза) у молодого человека не было, а в институт надо было идти обязательно, иначе – армия. А вот туда очень не хотелось! Николай Дмитриевич предложил ВГИК как крайний вариант. Он считал работу в кино несерьезным занятием, и свое решение объяснял так: «А куда его, дурака, еще девать? Там хотя бы блат есть». Блат действительно был, да еще какой! Кроме знаменитых родственников, были еще не менее знаменитые друзья и просто знакомые родителей (режиссеры, актеры), которые часто посещали гостеприимный дом семьи Данелии. Но никакой тяги ни к актерству, ни к режиссуре у Гии не было, и он за компанию со своим другом поступил в архитектурный институт. По окончании института он распределился в Институт проектирования городов («Гипрогор») и стал с увлечением придумывать новые современные здания. Но очень скоро молодой архитектор понял, что его чертежи никому не нужны: на местах строят совсем по иным проектам. В газете «Советская культура» Георгий прочитал объявление о том, что на «Мосфильме» решили организовать Высшие режиссерские курсы, на которые будут принимать художников, писателей, музыкантов, архитекторов. А стипендию обещали аж в 130 рублей – в «Гипрогоре» он получал всего 90 рублей. В 1956 году Данелия успешно сдал экзамены, причем его рисунки (Гия прекрасно рисовал) очень понравились самому Ивану Александровичу Пырьеву, и поступил на курсы. Его учителями были Михаил Ромм, Леонид Трауберг, Михаил Калатозов, Юлий Райзман, Сергей Юткевич. На курсах Данелия снял две короткометражные картины: «Васисуалий Лоханкин» (совместно с Шухратом Аббасовым) и «Тоже люди» (диплом). С Аббасовым ему было очень комфортно: оба немногословные, сдержанные, они очень хорошо сработались. «Васисуалий Лоханкин» – это эпизод из знаменитого «Золотого теленка» И. Ильфа и Е. Петрова. Начинающим режиссерам дали на двоих 600 метров пленки и два дня. Они написали сценарий, построили декорации из подручных материалов. На актеров денег не было, поэтому пригласили студентов Школы-студии МХАТ Галю Волчек и ее мужа Женю Евстигнеева. Конечно, хотелось кого-нибудь поопытнее, но у этих двоих было громадное преимущество: они были бесплатными. Молодые актеры не подвели – сыграли просто замечательно. Чего стоил один Евстигнеев, обрушивавший на беспутную жену свои печальные вирши! Несмотря на тщательно рассчитанный хронометраж и строго оговоренное количество дублей, пленка закончилась прямо во время ключевой реплики Евстигнеева-Лоханкина: «Спасите…» Это была катастрофа! Полнейший провал! Но каково же было удивление дебютантов, когда Михаил Ромм похвалил «загубленную» сцену, назвав ее удачной авторской импровизацией. К сожалению, фильм не сохранился. Вторая картина «Тоже люди» (1959) – экранизация отрывка из романа Л. Н. Толстого «Война и мир», хранится в Госфильмофонде. Фильм оказался менее удачным, хотя сейчас режиссер вспоминает о нем с теплотой. Режиссерским дебютом Данелии стал фильм «Сережа» (1960), снятый по повести Веры Пановой. Этот фильм он снимал вместе со своим сокурсником Игорем Таланкиным. Панова была очень удивлена предложением молодых режиссеров перенести на экран незатейливую «историю из жизни очень маленького мальчика». Она считала, что из ее камерной повести нельзя сделать интересное кинозрелище. Она отказалась писать сценарий, а позже не очень торопилась смотреть уже готовый фильм. А когда посмотрела, решительно поздравила молодых режиссеров с удачей, заметив, что в экранном Сереже она не увидела своего персонажа – это исключительно их герой. И этот герой ей понравился! img149 Актерский состав фильма был подобран достаточно быстро. Не было только самого Сережи. Он виделся режиссерам светленьким и голубоглазым. На пробы толпами приводили голубоглазых мальчиков, и все они читали одно и то же стихотворение о Ленине. А однажды привели черненького пятилетнего Борю Бархатова, и он, забавно картавя, прочитал совсем другие стихи – «Вот парадный подъезд» Н. А. Некрасова. Потом он бродил по павильону и с серьезным видом выспрашивал у осветителей, сколько электроэнергии поглощает тот или иной прибор. Борю перекрасили в блондина – Сережа был найден. На худсовете утвердили все пробы, кроме Коростелева. С заседания режиссеры вышли растерянные и подавленные: на роль Коростелева им рекомендовали пригласить Сергея Бондарчука! Подумав, Таланкин заметил, что такой известный актер, снявшийся в фильмах «Тарас Шевченко», «Отелло», «Судьба человека», вряд ли захочет участвовать в их скромном фильме. За чаем в доме Бондарчуков Таланкин стал витиевато извиняться, что сценарий такому выдающемуся мастеру послали без их ведома и что он, конечно же, не захочет сниматься в такой примитивной роли. Неожиданно Бондарчук перебил его: «Почему? Сценарий мы прочитали, роли нам понравились. Мы с Ирочкой согласны». Гия даже чаем поперхнулся. Такого он не мог себе представить и в ужасном сне: Отелло в роли председателя совхоза «Ясный берег» и Дездемона в роли сельской учительницы! Но куда деваться?.. И они с Таланкиным соврали, что безумно рады. Работать с Бондарчуком было очень трудно: он постоянно делал замечания, предлагал новые решения. И хотя его советы и предложения чаще всего принимались, это вмешательство очень раздражало Гию. После выхода фильма на экран кое-кто из критиков называл Бондарчука третьим режиссером картины. Но прошло время, взаимные обиды забылись. Они стали друзьями. Данелия не раз говорил, что он очень рад, что Сергей Федорович был в его жизни. После смерти Бондарчука именно Данелия поддержал его вдову, Ирину Скобцеву, в трудное для нее время: он приходил и просто сидел, не говоря ни слова. Это молчаливое сочувствие помогало Скобцевой справиться с горем утраты.

Актерский состав фильма был подобран достаточно быстро. Не было только самого Сережи. Он виделся режиссерам светленьким и голубоглазым. На пробы толпами приводили голубоглазых мальчиков, и все они читали одно и то же стихотворение о Ленине. А однажды привели черненького пятилетнего Борю Бархатова, и он, забавно картавя, прочитал совсем другие стихи – «Вот парадный подъезд» Н. А. Некрасова.

Фильм имел шумный успех. Солнечный мальчик Сережа с широко распахнутыми навстречу всему миру глазами полюбился зрителям. В июле 1960 года на Международном фестивале в Карловых Варах «Сережа» получил главный приз «Хрустальный глобус». А режиссеры просто не поверили своим ушам, они подумали, что это розыгрыш. Но розыгрыш явно затягивался – дальше были призы в Акапулько, Стратфорде, Ванкувере. И дебютанты поверили в свои силы, поняли, что они создали нечто стоящее. После «Сережи» следующий фильм снимать было страшно. Конечно, хотелось такого же громкого успеха, но Данелия знал, что, если он будет рассчитывать только на успех, то вообще ничего не снимет. Работать надо с тем материалом, который самому нравится, и так, чтобы потом самому не было стыдно. Данелия решил экранизировать рассказ Виктора Конецкого «Путь к причалу». Действие будущего фильма происходило в Арктике, о которой он не имел ни малейшего представления. Чтобы изучить материал, погрузиться, так сказать, в атмосферу, Данелия вместе с Конецким и Таланкиным, который собирался снимать фильм по другому рассказу того же Конецкого, отправился в морское путешествие на ледоколе «Леваневский». Режиссеры собирались писать сценарии, а заодно осваивать морскую специфику. img150 «Путь к причалу» вышел в 1962 году. Это добротная психологическая драма. В ней есть несомненные достоинства и столь же очевидные слабости, и она очень далека от того, что будет снимать режиссер в дальнейшем. Фильм снят с присущей режиссеру доскональностью, с точно прописанными бытовыми подробностями. К примеру, Арктику он во что бы то ни стало хотел снимать именно в Арктике. И съемочная группа действительно отправилась на Дикси за правдивостью, за настоящим штормом… Правда, многие кадры впоследствии пришлось переснимать в Новороссийске и в павильонах «Мосфильма». Когда был снят «Сережа», Данелии и Таланкину стали предлагать сценарии про детей, после фильма «Путь к причалу» предлагали сценарии про моряков. А хотелось чего-то другого! Как-то раз к Георгию Николаевичу пришел Геннадий Шпаликов с бутылкой шампанского и идеей нового сценария: «Летний дождь. Посредине улицы, держа туфли в руке, идет босая девушка. Парень на велосипеде кружит вокруг нее и держит над ней зонтик. А она уворачивается и подставляет лицо под теплые струи дождя. Оба улыбаются. Все». Эту сцену, изумительно снятую оператором Вадимом Юсовым, запомнят все, кто видел фильм. Она войдет в историю кино. Сценарий к фильму «Я шагаю по Москве» писался бесконечно долго, переделывался целых 17 раз! Худсовет никак не хотел его принимать. Дело в том, что Геннадий Шпаликов был автором сценария опального фильма Марлена Хуциева «Застава Ильича». На встрече с интеллигенцией Никита Сергеевич Хрущев назвал фильм Хуциева идеологически вредным: «Три парня и девушка шляются по городу и ничего не делают». В новом сценарии того же Шпаликова уже другие три парня и девушка тоже шляются и тоже ничего не делают. Сценарий раз за разом отправляли на доработку: «Для уточнения мысли и развития характеров». А чтобы уточнить эту самую мысль, нужен был ударный эпизод. И такой эпизод был написан очень быстро на лестничной площадке дома Шпаликова, где в это время проходили смотрины его новорожденной дочери Даши. Сцена получилась недлинной – уместилась на крышке коробки из-под торта. Роль литературно подкованного полотера блистательно и очень смешно сыграл Владимир Басов.  

После очередного просмотра в Госкино, вспоминает Георгий Николаевич, им сказали:

– Непонятно, о чем фильм.

– Это комедия, – сказали мы. Почему-то считается, что комедия может быть ни о чем.

– А почему не смешно?

– Потому что это лирическая комедия.

– Тогда напишите, что лирическая.

Мы написали. Так возник новый жанр – лирическая комедия.

«Я шагаю по Москве» (1963) – это хорошая добрая сказка о хороших и добрых людях, именно сказка, потому что в реальной жизни такой искренности и чистоты в отношениях людей, наверное, не бывает. О чем фильм? Вроде и рассказывать-то не о чем. Ничего особенного не происходит. Обычный день из жизни юного московского метростроевца Кольки (Никита Михалков), который возвращается домой после ночной смены. Ему бы поспать, ведь вечером опять на работу, но поспать никак не удается. Он постоянно ввязывается в какие-то истории. Другой бы прошел мимо, не обращая внимания на проблемы порой совсем незнакомых людей. Но не таков Колька. Для него не существует мелких незначительных дел. А что касается незнакомых людей, которым он помогает, то они тут же становятся его лучшими друзьями. IMG774 Картина начинается с улыбки (курносая девчушка в пестром платьице танцует и смеется в пустом аэропорту) и кончается улыбкой (улыбается Колька, распевая свою песенку, улыбается и суровая дежурная на опустевшей ночной станции метро). Кажется, что фильм улыбается всеми своими кадрами. «Я шагаю по Москве» – это фильм для молодых и про молодых, про тех, перед кем жизнь только-только распахивает свои двери. И делали фильм молодые люди, а сценарист Геннадий Шпаликов даже чуточку похож на своего круглолицего героя Кольку. Картина сделана на одном дыхании. Она снималась быстро, азартно, весело. И это очень чувствуется. Она сделана легко и изящно, а главное – талантливо. Любые неприятности, неурядицы, которые неизбежны на съемках, совершенно не ощущаются. IMG955 Вадим Юсов говорил, что для оператора Данелия – очень трудный режиссер. Все его фильмы построены на драматургии, на характерах, а операторская работа не очень то и выигрышна. Особняком стоит картина «Я шагаю по Москве». Здесь оператор получил полную свободу, которой с радостью воспользовался. Взвалив кинокамеру на плечо, Юсов пошел в толпу. Он снимал суету городских улиц и тишину переулков, толчею площадей, шумные очереди в магазинах, концерты под открытым небом в парках. А как любовно снята Москва! В лучах его камеры, чисто умытая летним дождиком, она необыкновенно хороша и очень узнаваема. Фильм мог бы запросто служить путеводителем по столице для туристов 1960-х. Посмотрев «Я шагаю по Москве», Михаил Ромм сказал: «Есть художники, которым творчество дается большой кровью. Человечество с благодарностью хранит имена многих великих страстотерпцев искусства. Я не называю этих имен, потому что не хочу никаких аналогий. А есть художники, которые творят как птица поет, потому что утро, потому что погода хорошая. Картина «Я шагаю по Москве» снята вот так. Снята как песнь о молодости. Снята настоящими художниками, хорошими кинематографистами, людьми с отличным вкусом». В 1965 году Данелия снимает фильм «Тридцать три». Сценарий писался специально на Юрия Никулина. Но в последний момент, когда фильм уже был запущен, выяснилось, что Никулин занят и сниматься не сможет. Что делать? Кого брать на главную роль? Виктор Конецкий, один из сценаристов, предложил Евгения Леонова. Данелия видел Леонова только в «Полосатом рейсе» и сомневался, не будет ли персонаж слишком комедийным. Но, посмотрев актера в роли Лариосика в «Днях Турбиных», режиссер понял, что никто, кроме Леонова, ему не нужен. Впоследствии он снимал его во всех своих фильмах – Леонов стал его талисманом, добрым, смешным и грустным.

В 1965 году Данелия снимает фильм «Тридцать три». Сценарий писался специально на Юрия Никулина. Но в последний момент, когда фильм уже был запущен, выяснилось, что Никулин занят и сниматься не сможет. Что делать? Кого брать на главную роль? Виктор Конецкий, один из сценаристов, предложил Евгения Леонова. Данелия видел Леонова только в «Полосатом рейсе» и сомневался, не будет ли персонаж слишком комедийным. Но, посмотрев актера в роли Лариосика в «Днях Турбиных», режиссер понял, что никто, кроме Леонова, ему не нужен.

На первый взгляд творческая карьера Георгия Данелии складывалась вполне благополучно. У него не было явных неудач, провалов, каждая картина открывала зрителям новые грани его таланта, его фильмы не лежали «на полке». И вот здесь нужно сделать оговорку. Фильм «Тридцать три», к большому удивлению его создателей, был принят без особых замечаний (попросили только написать, что это «ненаучная фантастика»). Картина с успехом прошла по домам творчества Москвы, Ленинграда, Тбилиси. Правда, везде находились злобные старушки, которые обвиняли фильм в прямой критике советской власти и удивлялись, что его не положили «на полку». И, что называется, «накаркали» – фильм закрыли на долгих 25 лет. Однако все эти годы он нет-нет да и появлялся на экранах клубов, воинских частей и даже кинотеатров на окраинах Москвы. Все, кто очень хотел, смогли посмотреть этот «сверхзакрытый» фильм. А поводом для запрета послужил эпизод, где герой фильма Травкин (Леонов) едет на автомобиле «Чайка», сопровождаемом эскортом мотоциклистов (такой прием был положен только президентам крупных стран и в виде исключения – космонавтам). Забегая вперед, скажем еще об одном фильме: «Слезы капали» (1982) закрыли прямо накануне показа в Доме кино. По Москве прошел слух, что Данелия венчался в церкви, чего на самом деле, конечно же, не было. Об этом тут же донесли куда следует. Результат не заставил себя ждать. Фильм обвинили в излишней мрачности, а режиссера велели наказать. И наказали – картину запретили показывать за рубежом, полгода продержали на «полке», а потом выпустили вторым экраном. IMG925 В 1969 году в прокат вышел один из самых любимых фильмов Георгия Данелии «Не горюй!», насквозь пронизанный национальным грузинским колоритом, веселый и грустный одновременно. «Это очень хорошая картина. Она добрая, умная, сердечная и безукоризненная по вкусу. Уходишь с нее в состоянии добра и душевного равновесия, самоощущения любви к людям» (Константин Симонов). Данелия вспоминает, что любимой книгой его мамы был роман французского писателя XVIII века Клода Тилье «Мой дядя Бенжамен». В первый раз он прочитал его в пятом классе, а затем не раз перечитывал. Данелия подумал: а почему бы не экранизировать этот малоизвестный роман? Но поскольку французов он знал плохо, то решил перенести действие в Грузию, но не XVIII, а XIX века. Герои, став грузинами, сразу приобрели черты его друзей и родственников. Они жили как хотели, ссорились и мирились, кутили и пели. Сценарий писали вместе с Резо Габриадзе сначала в Тбилиси, потом в Москве и Болшево, а потом еще дописывали по ходу съемок. Снимали в Грузии. A000009057 В фильме рассказывается о том, как обстоятельства свели и подружили двух докторов – молодого легкомысленного балагура Бенжамена, имеющего диплом врача, и старого лекаря-самоучку Левана. Ни пользы, ни вреда от многочисленных снадобий Левана не было. Правда, был он человеком добрым – щедро делился заработанным с бедняками. Роль Левана сыграл Серго Закариадзе, и сыграл, как всегда, гениально. На остальные роли актеры были подобраны сразу: Софико Чиаурели, Евгений Леонов, Анастасия Вертинская. Не было только Бенжамена. На эту роль подыскивали молодого, здоровенного, голубоглазого и светловолосого грузина. Такой все не находился. Однажды позвонила мама, Мери Ивлиановна, велела побыстрее включить телевизор (там как раз выступал грузинский ансамбль «Орэра») и присмотреться к барабанщику. На барабанах играл какой-то худющий брюнет – он все время скалил зубы. Какой же это Бенжамен? Мама, наверное, перепутала… И все-таки на пробы Вахтанга Кикабидзе, а это был именно он, пригласили. Режиссеру он опять не понравился, зато был безоговорочно одобрен всеми женщинами съемочной группы. Тогда Данелия, прихватив с собой Бубу (так все называли Кикабидзе), отправился в гости к сестрам. Там, как всегда сидели их подруги и соседки. После чаепития он спросил, взять ли ему Кикабидзе на главную роль. Женщины загалдели, перебивая друг друга: «Бубу?! Конечно! Он такой симпатичный, его сразу все полюбят!» Есть замечательная пословица: выслушай женщину – и сделай наоборот. Данелия решил поступить вопреки этой пословице. Он положился на женское чутье. В результате фильм имел большой зрительский успех, отмечен на кинофестивалях, а Буба Кикабидзе получил приз за лучшую мужскую роль на кинофестивале в Картахене (Испания, 1970).

Не было только Бенжамена. На эту роль подыскивали молодого, здоровенного, голубоглазого и светловолосого грузина. Такой все не находился. Однажды позвонила мама, Мери Ивлиановна, велела побыстрее включить телевизор (там как раз выступал грузинский ансамбль «Орэра») и присмотреться к барабанщику. На барабанах играл какой-то худющий брюнет – он все время скалил зубы. Какой же это Бенжамен? Мама, наверное, перепутала… И все-таки на пробы Вахтанга Кикабидзе, а это был именно он, пригласили.

Впоследствии Кикабидзе не раз говорил, что своим актерством обязан только Данелии. Четыре месяца работы над фильмом «Не горюй!» дали ему гораздо больше, чем могли бы дать четыре года учебы в театральном институте. Кикабидзе снимется еще в четырех фильмах режиссера, но самой своей интересной работой в кино, несмотря на шумный успех «Мимино», он считает роль Герцога в фильме «Совсем пропащий». Такого же мнения и Данелия. Картина снята в 1973 году по мотивам романа Марка Твена «Приключения Гекльберри Финна». В фильме говорится о людях, чьи судьбы трагичны, а жизнь печальна, о том, что связывает этих людей и помогает им выстоять в жестокой реальности. Картина дает мало повода для смеха. Смешное в ней связано в основном со злоключениями двух жуликов-авантюристов Короля и Герцога (Леонов и Кикабидзе). mimino_5 «Афоню» (1975) режиссер причисляет к любимым своим картинам, оговорившись, что «любимая» не означает еще самая удачная. С «Афоней» в творчество Данелии приходит совершенно новый герой, ни на кого не похожий, живущий по своим собственным правилам. На роль сантехника Афанасия Борщова были три кандидатуры: Даниэль Ольбрыхский, Владимир Высоцкий и Леонид Куравлев. Три замечательных и очень разных актера. Остановились на Куравлеве. И не ошиблись! Его Афоня – человек, в общем-то, неплохой. Он умен, изворотлив, общителен, может даже помочь, если ему это выгодно. Есть в Куравлеве какой-то секрет. «Мытому наглецу» Афоне в его исполнении прощают то, что никогда бы не простили Афоне Ольбрыхского или Афоне Высоцкого. Именно этого добивались авторы. Им хотелось, чтобы зрители пожалели Афоню. И он, действительно, вызывает сочувствие. Герой Куравлева получился настолько обаятельным, что на «Мосфильм» пришло немало возмущенных писем от жен сильно пьющих граждан. Одна дама из Омска даже спрашивала: «Товарищ режиссер, а вы когда-нибудь сами спали с пьяным сантехником?» «В фильмах Данелии много смеха. Его вызывает порой крохотная, но точно подмеченная деталь. Смех у Данелии – это всегда мысль, и грусть, и поэзия. Его смех порой легкий, порой горький, но никогда не бывает злым» (Резо Габриадзе). В картинах Данелии удачно соединяются счастье и горе, смех и слезы. Они заставляют зрителя задуматься о смысле жизни.

Данелия говорит, что комедий не снимает, он никогда не ставит своей целью рассмешить зрителя. Просто о тех, кого любишь, можно и нужно говорить с добрым юмором.

Именно добрым юмором и любовью к своим героям отличается фильм «Мимино» (1977), фильм столь любимый в Советском Союзе, фильм, который с удовольствием мы смотрим и сейчас. Своей приподнятой атмосферой, жизнерадостностью, подборкой смешных или поэтических примет времени он напоминает «Я шагаю по Москве». А герой картины Валико Мизандари – это тот же Бенжамен, только XX века. Роль была написана специально для Вахтанга Кикабидзе. Жизнь, казалось бы, благоволит к сельскому вертолетчику Валико. Когда-то с завистью смотрел он на серебристые лайнеры, пролетающие над океанами и континентами. А теперь сам летает на таких самолетах, уверенной ровной походкой ступает по плитам больших аэродромов. «Мимино» в переводе с грузинского означает «Сокол». Это прозвище дали Валико в летном училище, это его позывные на вертолете. И тесно становится соколу в замкнутой кабине современного самолета. Его тянет на родной простор. Гордая птица не желает подчиняться чужим командам, компьютерам и радарам. Валико возвращается в родную Тушетию и свободно парит его вертолет-сокол над заснеженными горами и зелеными пастбищами. Название фильма «Осенний марафон» (1979) отыскалось не сразу. Герой картины Бузыкин (Олег Басилашвили) все время куда-то спешит: на лекции, в издательство, к любовнице, домой к жене, поэтому и возникло слово «марафон». Но нужен был эпитет – грустный, печальный, прощальный?.. То ли режиссеру, то ли сценаристу (Александр Володин) пришло на ум слово «осенний» и было принято сразу же. И вовсе не потому, что Бузыкин вместе с Биллом бегают по засыпанным золотой листвой дорожкам ленинградского парка. Бузыкину уже 46 лет. Это ли не осень жизни? А он все бежит и бежит и никак не может остановиться.

Как это часто происходило у Георгия Данелии, он никак не мог найти своего главного героя. Ассистенты настоятельно предлагали Олега Басилашвили. Но Данелия никак не соглашался, причисляя его к артистам с «отрицательным обаянием». Кому-то из съемочной группы обманом удалось свести режиссера и актера. Встреча закончилась признаниями во взаимной симпатии и полной готовностью работать вместе.

Главный герой фильма Андрей Павлович Бузыкин весь как бы соткан из противоречий. Он из тех персонажей, к которым не знаешь, как отнестись. Славный, добрый, милый человек, он постоянно причиняет кому-нибудь боль. Умный и проницательный, он не замечает самых очевидных вещей. Он никак не может разобраться со своими женщинами, делая несчастными и жену, и любовницу. Ему все время приходится выворачиваться, приспосабливаться, лгать. Он вечно разменивает себя по пустякам, берет на себя чужие заботы, а на свои собственные дела не остается ни времени, ни сил. В результате жизнь проходит, а ничего важного в ней он не совершил. IMG864 В Бузыкине многие узнавали себя. Режиссер со сценаристом и не скрывали, что им самим присущи некоторые черты главного героя фильма.

Выдержка из разговора Отара Иоселиани и Юрия Роста после просмотра «Осеннего марафона»: «Слушай, как он нас всех заложил!» – «Как заложил?» – «Талантливо заложил!»

В 1982 году вышел фильм «Слезы капали». Большого зрительского успеха он не имел. Данелия, конечно, расстроился. «Когда после твоего фильма люди выходят усталые от хохота, или утирают глаза – это счастье. Тут же закипает ответное чувство у тебя в груди – не напрасно ты, значит, жил на свете. Ну, а если не получилось… Я ведь не канатоходец, не прыгун. Делал все, как и раньше, выбирал лучшие решения. Старался менять, ломать себя в расчете на новую тему, новую манеру. Что-то где-то не сошлось, но тебе не в чем себя упрекнуть, если ты, как солдат в проигранном сражении, стоял до конца, не дезертировал». Потом были «Кин-дза-дза!» (1986), «Паспорт» (1990), «Настя» (1993), «Орел и решка» (1995) и другие фильмы. А в 2013 году на экраны вышел анимационный фильм «Ку! Кин-дза-дза». Георгий Данелия является автором или соавтором сценариев к большинству своих фильмов. Он также писал сценарии к фильмам, поставленным другими режиссерами, например, вместе с Викторией Токаревой он написал сценарий к знаменитому фильму «Джентльмены удачи» (режиссер Александр Серый). Данелия – автор нескольких автобиографических книг, увлекательных и остроумных. IMG847 О своей личной жизни Георгий Николаевич рассказывать не очень-то любит: «А что говорить? Я любил – меня любили, я уходил – от меня уходили». В первый раз он раз женился в 1951 году на Ирине Гинзбург. Оба были очень молоды, разошлись через пять лет. Дочь Светлана, рожденная в этом браке, стала прототипом молодого адвоката из фильма «Мимино», которую сыграла Марина Дюжева. Лана только-только закончила юрфак, выглядела лет на 15, была застенчива и неопытна, боялась своих подзащитных и путалась в юридических терминах. IMG956 Второй женой режиссера стала известная актриса Любовь Соколова. Ее первый муж умер от голода в блокадном Ленинграде. После его смерти она не хотела заводить ни романов, ни семью. Но Гия был очень настойчив, буквально ходил за ней по пятам, к тому же он скрыл свой возраст (Соколова была на девять лет старше и всегда очень плохо относилась к кавалерам, которые были моложе ее), и она уступила его ухаживаниям. В 1959 году у них родился сын Коля. День рождения сына совпал с первым днем съемок «Сережи». Вот такой двойной праздник! Коля рос всеми любимым и очень талантливым мальчиком. Родители называли его «Счастье». Он прекрасно рисовал, лепил, играл на флейте, очень любил книги, писал замечательные, но очень странные стихи. В профессии Коля пошел в отца – окончил ВГИК и стал режиссером. Словно предчувствуя свой ранний уход, он торопился жить, даже женился очень рано, в 17 лет, на своей однокласснице Марине. У него родились две дочери Маргарита и Алена. А потом случилась беда: Николай трагически погиб, причина смерти неизвестна до сих пор. Ему было всего 26 лет. Незадолго до этой трагедии Георгий Николаевич встретил другую женщину и ушел из семьи. Конечно, в семье Данелии, как и в других семьях, были размолвки, не все было гладко. Но Любовь Сергеевна понимала, что муж ее – человек творческий, увлекающийся, к тому же с бурным грузинским темпераментом. Она старалась плохого не замечать, не слушать сплетни. А мудрая свекровь утешала: «Терпи, у тебя сын растет». И она терпела. А потом Гия заболел, попал в больницу с жалобами на боль в руке. Казалось бы, пустяк, но закончилось все плачевно: случился перитонит, клиническая смерть. Он чудом выжил. Истощенный после тяжелой болезни, он обратился за помощью к Джуне. У нее-то он и встретил свою будущую третью супругу, Галину Юркову. Как говорит Галина: «Мы живем вместе недолго – 30 лет». По словам жены, дома Георгий Николаевич человек молчаливый и отстраненный, у него все время голова чем-то занята. Он постоянно находится в поисках тем, постоянно мыслит кинообразами. Эта работа у него не прекращается ни на минуту, ни на секунду. Больше всех фильмов своего супруга Галина любит «Кин-дза-дза!», ведь придумывать его они начинали вместе. С большим удовольствием наблюдала Галина, как резвились Данелия и Габриадзе, сочиняя свой чатлано-пацакский словарь. Она даже начала работать на фильме вторым режиссером, но очень быстро поняла, что трудиться под началом мужа-режиссера не сможет – лучше развод. И она ушла на другой фильм. В августе 2015 года Георгий Николаевич Данелия отпраздновал свой 85-й юбилей. Возраст солидный! В преддверии этого важного события он предупредил журналистов, что давать интервью не будет: слишком много он наговорил и написал за свою долгую жизнь. Пусть теперь рассказывают о нем те, кто был рядом все эти годы. И они рассказывали. В любви к режиссеру признались коллеги-кинематографисты, друзья и знакомые, соседи и зрители и, конечно же, многочисленные родственники. А Алла Сурикова свои чувства выразила в стихах: «Воздвигнусь ли, паду ли я, Своей судьбе дана ли я, Плевать, пойду под пули я, Коль поведет Данелия».

Теги: , , ,

Яндекс.Метрика