В эпоху тотального телевидения миллионы жителей Советского Союза (а впоследствии России) узнали, что автор их любимых комедий (в том числе и «Карнавальной ночи») – не только оригинальный талантливый режиссер, но еще и увлекательный рассказчик и хороший телеведущий. А когда рассказы Эльдара Александровича Рязанова воплотились в печатные тексты, книга «Неподведенные итоги» (Москва, 1986) на полках книжных магазинов не задержалась. Так что теперь невозможно не цитировать самого Рязанова, если речь заходит о его фильмах.


«Карнавальная ночь» (1956) стала второй его самостоятельной работой. Его первая картина – музыкальный фильм-ревю «Веселые голоса» (1955) о художественной самодеятельности молодежи из ремесленных училищ – была на стыке документального и игрового кинематографа. Подобных фильмов тогда снималось немало: в 1954 году вышли «Армянский концерт», составленный из оперных арий и отрывков из балетов, «В праздничный вечер» Юрия Озерова, «Веселые звезды» Веры Строевой о росте молодых талантов в искусстве советской эстрады, «Народные таланты» Сергея Гурова (кстати, «Веселые голоса» тоже должен был снимать он. Приход Рязанова на картину вроде бы оказался случайным. После ВГИКа он работал на кинохронике (фильмов тогда выходило немного, и молодые выпускники режиссерского факультета редко попадали в игровое кино). Но во многом благодаря этой случайности Рязанов не просто оказался на «Мосфильме», но еще и получил опыт работы с музыкальным материалом, с актерами (между прочим, здесь снималась юная Надежда Румянцева – будущая героиня «Девчат»), начал осваивать жанры игрового кино. Но самое главное – после этого фильма молодого режиссера приметил легендарный Иван Пырьев. В то время он был директором «Мосфильма» и пытался разнообразить продукцию студии: наступали новые времена, в прошлое уходило малокартинье, надо было выпускать фильмы разных жанров, в том числе комедии, по которым соскучился советский зритель.

384994

Пырьев, автор знаменитых музыкальных комедий, видимо, искал преемников в этом жанре. Всем новичкам он предлагал ставить комедийные картины. Так и Рязанову, поступившему в штат студии, он буквально навязывал работу над сценарием, написанным Борисом Ласкиным и Владимиром Поляковым. С Ласкиным Рязанов был знаком, тот был автором сценария «Весенних голосов», а Полякова знал как писателя-юмориста (у него это был первый опыт в кино). В 1955 году уже было несколько картин с идентичным сюжетом, когда молодежь борется с руководителем-бюрократом. Короткометражный «Гвоздь программы» режиссера Николая Лебедева высмеивал председателя колхоза, который не пускал коллектив художественной самодеятельности на районный смотр. В комедии Бориса Барнета «Ляна» председатель колхоза препятствовал награждению молодежного ансамбля, так как его участники не стали передовиками труда.

В своей книге Рязанов вспоминает, как был вызван к Пырьеву накануне отъезда в отпуск и как все покатилось против его воли к работе над «Карнавальной ночью». Поначалу он пытался отвертеться, но… «Откровенно признаюсь: я Пырьева очень боялся. О его неукротимости и ярости на студии гуляли легенды. Я испугался, что, если буду перечить, он меня запросто выставит со студии», – признался Рязанов. Так что постановка культовой советской комедии именно Эльдаром Рязановым – заслуга упрямого, властного и прозорливого Ивана Пырьева. Но в то же время влияние Пырьева на судьбу картины сказалось и в том, что Рязанов несколько отклонился от того представления о фильме, которое в нем зарождалось. Выбирая, например, актера на роль Огурцова, Рязанов отстаивал кандидатуру Петра Константинова: «Проба получилась убедительной. Правда, Огурцов Константинова не столько смешил, сколько страшил. На экране действовал очень взаправдашний, натуральный, зловещий чиновник. Фигура, созданная Петром Александровичем Константиновым, вызывала бы у зрителя глубокие и далеко не веселые воспоминания». А Пырьев предлагал Игоря Ильинского и настоял на своем.

G000046488 (1)

Понятно, что исполнитель одной из главных ролей мог сильно изменить интонацию фильма, сместить акценты. Что и произошло. Рязанов прямо рассказывает об этом: «Я намеревался поставить реалистическую, не только смешную, но и ядовитую ленту, где социальные мотивы – разоблачение Огурцова – играли бы доминирующую роль. То есть я стремился снять в первую очередь сатирическую комедию… “Будет замечательно, – думал я, – если картина станет вызывать не только смех, но и горечь”. Пырьев же направлял меня в сторону более условного кинозрелища, где красочность, музыкальность, карнавальность создавали бы жизнерадостное настроение…» Приход более сложного жанра «горькой» комедии был отложен на десятилетие до фильма Рязанова «Берегись автомобиля». А страна получила чистый образец советской музыкальной комедии, отчасти продолжающей традиции Пырьева и Александрова.

Что же касается работы с Ильинским, то позднее Рязанов понял, как важно в начале пути встретиться на съемочной площадке с подлинным профессионалом. Конечно, Эльдар Александрович несколько робел перед именитым актером, ведь он знал его как зритель с самого детства: «С одной стороны – любимец публики, с другой стороны – я, то есть никто! Я боялся, что Ильинский станет навязывать мне свои решения, вторгаться в мои дела, угнетать советами. И пока Игорь Владимирович читал сценарий, я молил в душе: “Хорошо бы отказался!”». Да и сам Ильинский колебался, когда его пригласили на эту роль: «Я просто не хотел повторяться. Мне показалось, что Огурцов сильно смахивает на Бывалова из “Волги-Волги”. Оба невежды от культуры, поучающие других. Но потом подумал и согласился. Несмотря на внешнее сходство, это все-таки разные фигуры, Бывалов – одна эпоха, Огурцов – другая».

Игорь Ильинский колебался, когда его пригласили на роль Огурцова: «Я просто не хотел повторяться. Мне показалось, что Огурцов сильно смахивает на Бывалова из “Волги-Волги”. Оба невежды от культуры, поучающие других. Но потом подумал и согласился. Несмотря на внешнее сходство, это все-таки разные фигуры, Бывалов – одна эпоха, Огурцов – другая».

Однако, обговорив все детали роли, режиссер с актером нашли общий язык и общее видение персонажа. Рязанов оценил почтение со стороны Ильинского к режиссерской профессии и с доверием относился ко всем его предложениям: «И действительно, Игорь Владимирович Ильинский оказался прекрасным партнером. Начисто лишенный гонора и самоуверенности, он всегда находился в творческих сомнениях: достаточно ли точно выбран оттенок сарказма для этого эпизода, правильно ли взят нужный полутон простодушной глупости в данной реплике, не мала ли доза яда для определенной краски образа?»

8241cac4a8768e2cac0677e968041315832208

Начинающая актриса Людмила Гурченко тоже робела перед великим артистом: «Он легенда. Неужели же я, девушка с харьковским говорком, буду работать рядом с Игорем Ильинским?! Страшновато было».

Позже в рецензиях на фильм отмечалось, что решение выбрать на роль человека, полностью лишенного чувство юмора, одного из ярчайшего мастера комедии, знаменитого Ильинского, было весьма оригинальным… А реплики Огурцова с интонациями Ильинского повторяли зрители: «Я и сам шутить не буду и людям не дам»; «Мы должны воспитывать нашего зрителя. Его голыми ногами не воспитаешь, короче, дело ясное. Костюмы заменить, ноги изолировать!» (это по поводу балерин); «Нужно, чтобы музыка тебя брала, так? Чтобы она, как говорится, вела. И в то же время не уводила. Понятно?» (совет молодежному джаз-банду); «Мы должны провести наше мероприятие так, чтобы никто ничего не мог сказать» (кредо бюрократа).

На одну из ролей, совсем небольшую, был приглашен Сергей Филиппов. Весь эпизод с «докладом о жизни на Марсе» стал украшением и фильма, и биографии актера.

Людмила Гурченко, студентка третьего курса ВГИКа, уже имела небольшой опыт киносъемок, дебютную роль она исполнила в картине этого же года у Яна Фрида в фильме «Дорога правды». Но «Карнавальная ночь» стала определяющей для ее судьбы. С одной стороны – успех и популярность. Но в то же время роль закрепила за ней стереотип, который актриса не могла разрушить несколько лет. Ей постоянно предлагали роли красивой певицы: «Девушка с гитарой» (1958), «Роман и Франческа» (1960). Но время работы над «Карнавальной ночью» было для актрисы радостным.

G000046515

Изначально на роль заведующей культмассовым сектором Лены Крыловой была выбрана еще никому не известная Людмила Касьянова. Гурченко вспоминала, что кинопробы для нее прошли не очень успешно: «Актрисы, которые пробовались на роль, сами не пели, а открывали рот под чужую фонограмму. Я пела сама. Это было единственным, что выгодно отличало мою пробу. Но в те времена главным все же была внешность актрисы. Меня плохо снял оператор, кажется, начинающий. А ведь это жанр, где не только актеру нужна музыкальность, ощущение пластики и понимание особой жанровой красоты музыкального фильма. Очевидно, оператор этим не обладал». Однако вскоре сменился оператор, Аркадий Кольцатый, имевший к тому времени уже солидный опыт работы, нашел определенный свет, ракурс… и Гурченко утвердили.

Людмила Гурченко вспоминала: «Сниматься в “Карнавальной ночи” мне было очень легко. Эта роль так точно соответствовала моему настроению, моему тогдашнему состоянию, что не нужно было особенно размышлять над тем, как играть и что играть. Это как раз тот случай, когда невозможно объяснить ни себе, ни окружающим процесс работы над ролью, а успех, если он проходит, кажется внезапным, случайным, незаслуженным»

Юрий Белов, недавно закончивший ВГИК и уже снявшийся пару раз в небольших ролях, играл застенчивого юношу Гришу Кольцова, по уши влюбленного в героиню Гурченко. Вместе с актрисой он поддерживал лирическую линию комедии, наполняя ее искренностью, которая в нынешнем зрителе вызывает сентиментальные чувства и ностальгию…

Фильм в немалой степени обязан своей популярностью автору песен, поэту Владимиру Лифшицу и композитору Анатолию Лепину, песни которых «Пять минут» и «О хорошем настроение» становились любимыми среди молодежи, тем более что в скором времени их можно было приобрести на пластинке.

G000046508

Кинозрители картину приняли как нельзя лучше, в залах кинотеатров во время показа царило веселое оживление, фильм стал лидером советского проката 1956 года. Многие сравнивали свой рабочий коллектив с увиденным на экране: «Увидели мы их и, признаться, позавидовали. Подумали: “А как у нас?” У нас, в нашем заводском молодежном коллективе, почему-то вот не хватает такого огонька. А ведь и наш коллектив талантами не беден, и среди нас есть хорошие певцы, танцоры, чтецы и даже поэты». Или даже находили пользу: «Новая комедия, помимо всего прочего, полезна еще и тем, что она способствует воспитанию у зрителя здорового юмора. Острое слово, верно подмеченная комедийная деталь – все это в фильме у места, все играет свою роль. Нет ничего лишнего. С удовлетворением воспринимается почти каждая сцена, каждая фраза актеров».

Все сцены, проходившие в доме культуры, снимались не в декорациях «Мосфильма», а в Театре Советской армии. Фойе театра была превращено художниками Константином Ефимовым и Олегом Гроссе в клубный зал, украшенный гирляндами и с обязательной большой новогодней елью в центре. Были критики, которые осуждали «ушедших от реальности» художников и «перестаравшихся постановщиков эстрадных номеров». В традициях уже устаревшей догматической критики они, указывая на то, что авторы фильма «уйдя от правдивости», снизили силу эмоционального воздействия картины: «Слишком уж напоминают многие номера фильма выступления мастеров эстрадного искусства. Сами по себе очень эффектные, они все же мало похожи на выступления даже самых лучших участников художественной самодеятельности и по темам, и по манере исполнения. Чересчур нарядно одеты участники художественной самодеятельности, слишком богато декоративное оформление».

А ведь, действительно, в эстрадных номерах приняли участие многие известные артисты театра и цирка: клоун Олег Попов, исполнители чечетки братья Борис и Юрий Гусаковы, знаменитые сестры-певицы Шмелевы, эстрадный оркестр под управлением Эдди Рознера. Впервые снялась в кино знаменитая опереточная актриса Ольга Власова в роли библиотекаря Ромашкиной и оказалась довольно органичной на экране. Хотя были и такие отзывы в прессе, где отмечали излишне слащавую и неуместно мелодраматичную сцену с бухгалтером и Ромашкиной.

1_b

Однако критики всегда найдут недостатки. Сам Рязанов говорил о том, что изначально сюжет картины задумывался лишь для того, чтобы объединить концертные номера. Что у него прекрасно получилось.