Чем дальше Великая Отечественная война уходит в историю, тем сильнее события этого страшного времени, отраженные в кинематографе, привлекают к себе внимание именно глубиной человеческого духа. Сколько создано фильмов о тяжелых людских судьбах, изуродованных войной… Но уже новые зрители предпочитают смотреть истории не столько о сражениях, сколько о внутренней силе советского человека, проявленной в страшную военную годину: «Баллада о солдате», «Летят журавли», «Звезда», «А зори здесь тихие…», «Отец солдата», «Они сражались за Родину», «В бой идут одни “старики”»… И, конечно же, в этом списке одно из почетных мест занимает фильм Сергея Бондарчука «Судьба человека», который вышел на экраны страны 12 апреля ровно 55 лет назад.

 


Рассказ Михаила Шолохова «Судьба человека», написанный писателем через год после окончания войны, был опубликован лишь спустя десять лет в новогодних номерах газеты «Правда». 31 декабря 1956 года было напечатано начало рассказа, а 2 января 1957-го – его окончание. Это стало событием в жизни страны. Чуть позже известный киноактер тех лет Сергей Лукьянов озвучил это произведение по Всесоюзному радио, и тогда история потрясла миллионы людей. В редакцию, на радио, в станицу Вешенская потоком пошли читательские письма.

«Судьба человека» (реж. Сергей Бондарчук, 1959)

Сергей Бондарчук и Павел Полунин в фильме «Судьба человека» (реж. Сергей Бондарчук, 1959)

Сам рассказ Шолохов написал всего за несколько дней. Но между случайной встречей с шофером, который и поведал писателю о своей тягостной судьбе и стал позднее прототипом главного героя – Андрея Соколова, и появлением самого рассказа пролегло целое десятилетие. Творческая история произведения открывала новые перспективы художественного воплощения темы войны, поэтому и заняла многие годы. В конце 1940-х – начале 1950-х литературные произведения, посвященные подвигу народа на войне, были редким исключением. Людям, только что пережившим страшные события, трудно было сразу же вспоминать и рассказывать о них: не зарубцевались еще раны, нанесенные войной, не только на теле, но и на сердце. Надо было многое осмыслить, переоценить и первым делом восстанавливать страну. Да еще главным героем рассказа был бывший военнопленный, что тогда автоматически причислялось к категории «враг народа». О таких людях тогда не принято было говорить вообще, а не то что говорить хорошо. Но уже во второй половине 1950-х ситуация в стране изменилась, и интерес к этой теме стал все более нарастать. Шолохов же обратился к событиям военного времени не только потому, что так и не изгладилось впечатление от встречи с шофером. Определяющим было другое: минувшая война стала таким событием в жизни человечества, что, не учитывая ее уроков, осмыслить и решить важнейшие проблемы современного мира было невозможно.

Между случайной встречей с шофером, который и поведал писателю о своей тягостной судьбе и стал позднее прототипом главного героя – Андрея Соколова, и появлением самого рассказа пролегло целое десятилетие

Конечно же, кинематограф не мог остаться в стороне, и эта история должна была воплотиться на экране, чтобы герои, выведенные писателем, остались не только на бумаге и в радиоверсии, а обрели визуальные образы. За постановку фильма решил взяться Сергей Бондарчук, который прочитав рассказ, буквально загорелся желанием его экранизировать. К 1957 году Сергей Федорович был уже достаточно известным и востребованным актером, который успел сняться в 12 картинах и получил широкое признание публики благодаря ролям в фильмах «Молодая гвардия», «Тарас Шевченко», «Отелло», «Неоконченная повесть», «Попрыгунья»… Но после этих картин случились не очень удачные киноленты «Иван Франко» и «Шли солдаты», не способствовавшие творческому росту актера. Да и сам Бондарчук к тому моменту созрел для того, чтобы стать режиссером. Поэтому, прочитав «Судьбу человека», он увидел в рассказе именно тот материал, который давно искал, и буквально «заболел» им: он хотел не просто сыграть главного героя, а поставить всю картину, так как больше всего опасался, что его видение будущего фильма не совпадет с мнением назначенного режиссера.

«Судьба человека» (реж. Сергей Бондарчук, 1959)

Зинаида Кириенко и Сергей Бондарчук в фильме «Судьба человека» (реж. Сергей Бондарчук, 1959)

Однако Бондарчук сомневался, как отнесется к его постановке, его идеям автор рассказа. Эти сомнения сподвигли режиссера-дебютанта на то, чтобы работать над фильмом в сотрудничестве с Шолоховым. С одной стороны, режиссер подстраховался, а с другой – это было самым правильным и честным решением, ведь кто, как не сам автор рассказа, сможет подсказать тонкости произведения, чтобы оно как можно точнее было переложено на киноязык?

Сам Сергей Бондарчук так вспоминал о том, как складывались его отношения с писателем, когда тот узнал, что роль главного героя режиссер оставил для себя: «Поначалу у Шолохова было недоверие ко мне, человеку городскому: смогу ли я влезть в шкуру Андрея Соколова – характера, увиденного в самой сердцевине народной жизни? Он долго рассматривал мои руки и сказал: “У Соколова руки-то другие…” Позже, уже находясь со съемочной группой в станице, я, одетый в костюм Соколова, постучался в калитку шолоховского дома. Он не сразу узнал меня. А когда узнал, улыбнулся и про руки больше не говорил». Шолохов – мастер создания образов. Ему было важно сохранить в картине все художественные особенности рассказа. И то, что Соколов – ровесник века. И то, что он внешне высокий, сутуловатый мужчина. И то, что у него большие, черствые руки, а глаза, словно присыпанные пеплом, наполнены такой неизбывной смертной тоской…

Бондарчук сомневался, как отнесется к его постановке, его идеям автор рассказа. Эти сомнения сподвигли режиссера-дебютанта на то, чтобы работать над фильмом в сотрудничестве с Шолоховым

 

Бондарчуку так не терпелось скорее приступить к съемкам, что он начал работу над фильмом еще до того, как был написан и утвержден режиссерский сценарий. Однако на худсовете «Мосфильма», посвященном этой картине, Сергея Федоровича раскритиковали за бедность и неполноту художественных средств. На что будущий постановщик «Войны и мира», «Ватерлоо», «Красных колоколов», «Бориса Годунова» ответил, что прибегать в данном случае к изощренному кинематографическому повествованию – все равно что разбить самое ценное, что приветствует в произведении Шолохов,– простой рассказ Андрея Соколова, который должен быть понятен и доступен миллионам людей, таких же как сам Соколов. Убедил. И в декабре 1957 года, представленный на худсовете литературный сценарий, написанный вместе с драматургами Ю. Лукиным и Ф. Шахмагоновым, одобрили, и разрешение на съемки было дано. Окончательно определившись с исполнителями главных ролей и местами съемок, приступили к работе над фильмом, которая длилась в течение всего 1958 года. Снимали и на Дону, недалеко от станицы Вешенской, и в Воронеже, и в Тамбове, и в Ростовской области, и в Калининграде, и, конечно же, в павильонах «Мосфильма».
«Судьба человека» (реж. Сергей Бондарчук, 1959)

«Судьба человека» (реж. Сергей Бондарчук, 1959)

Как и во многих других произведениях Шолохова, в «Судьбе человека» писатель обратился к проблеме национального характера, к изображению трагического жизненного пути русского человека. Война, утрата семьи (жены и двух дочек, потеря сына в самый последний день войны), муки, которые пришлось перенести в немецком плену,– трагическое наполнение жизни главного героя Андрея Соколова – не убили в нем человека. Это очень хорошо показывает сцена поединка простого русского солдата и лагерфюрера Мюллера, ставшая кульминационной в фильме. Немецкому офицеру, армия которого только что вышла к Волге, было важно не просто расстрелять еще одного русского, а морально его раздавить, поглумиться над ним. В сцене, где Мюллер предлагает Соколову выпить за победу германского оружия, он уверен в своей безграничной власти, поэтому не принуждает русского солдата, а дает ему возможность сделать это по собственной воле. Как писал критик Виталий Трояновский, «Мюллеру нужен не жалкий статист на роль “низшей расы”, а ее подлинное падение в лице полноценного представителя». Но русский отклоняет предложение коменданта, говоря, что он непьющий. Однако по ходу фильма зрители уже знают о том, что это далеко не так. Поэтому его отказ уже возвышает Соколова над смертью. Но когда Мюллер предложил ему выпить за его погибель, голодный солдат, понимая, что его через минуту ждет расстрел, выпил полный стакан водки, а на предложение закусить произнес фразу, которая впоследствии стала крылатой: «Я после первого стакана не закусываю». Именно в этот момент зритель переполняется гордостью за этого изможденного человека и понимает, что тот уже победил. Когда Соколов выпивает второй стакан, после которого тоже не закусывает, а потом третий и уверенно смотрит на коменданта, тот понимает, что сам попал в ловушку и вынужден признать моральную победу русского солдата, вручив ему сало с хлебом.

В отечественном военном кинематографе, пожалуй, нет героя, похожего судьбой на Андрея Соколова, который бы также хлебнул «горюшка по самые ноздри и выше» и смог бы перенести столько бед и несчастий. Героизм русского солдата складывается не только из бесстрашных поступков, а скорее из огромного терпения и обостренного чувства справедливости. Он понимает страдания верующего человека, для которого справлять нужду в церкви, превращенной фашистами в барак для военнопленных, – кощунство. А предателя, грозившегося поутру сдать своего командира-коммуниста немцам, задушил своими руками, без терзаний и сомнений совершив не убийство, а казнь над предателем (повтор).

В испытаниях, которые выпали на долю этого человека, собраны воедино все беды и несчастья, обрушившиеся на советских людей. Бондарчук смог идеально показать это в картине. Его герой был настолько узнаваем, что многие зрители, прошедшие войну и хранившие в сердцах память о ней, которым на момент выхода фильма было всего 45–55 лет, понимали, что картина и про них тоже. Шолохов, а потом и Бондарчук показали не страдания одного отдельно взятого человека, а судьбу целого поколения, которому выпали в жизни страшные военные испытания, но которое осталось не сломлено духом. Поэтому фильм и назван не «Судьба Андрея Соколова», а «Судьба человека». И Шолохов, и Бондарчук показывают простого человека, который смог выдюжить в жизни все, что выпало на его долю, и не угасла свечечка его жизни в гнетущих воспоминаниях о былом. Его простота и тяга к жизни выражаются в желании усыновить маленького беспризорного мальчика Ванюшку, пожалеть, обогреть замерзшее сердечко и почувствовать, что ты кому-то необходим. Сцена, ставшая классикой мирового кино, когда Соколов признается мальчику, что он его отец, не может оставить равнодушными никого. Сколько после войны было таких мальцов… Андрей Соколов не просто попытался снова создать пусть и маленькую, но семью, он дал и мальчику, и себе перспективу на новую жизнь.

Как и во многих других произведениях Шолохова, в «Судьбе человека» писатель обратился к проблеме национального характера, к изображению трагического жизненного пути русского человека

Режиссер закольцовывает композицию картины, возвращая зрителей снова к переправе. Но из глаз Соколова не исчезает пепел. В облике этого человека навсегда впечатаны следы страдания. Нет в финале фильме «всепобеждающей воли к жизни», незыблемой веры в то, что теперь все будет хорошо, нет торжественного заключительного аккорда. Несмотря на то что картина рассказывает о советском времени, она полностью лишена коммунистической идеологии. Поэтому становится неким эпическим произведением о русском человеке, о том, что он способен и защитить родную землю от врага, и выжить в самых страшных условиях, и более того, пережив все это, снова начать жизнь, подарить надежду слабому. Может, потому, что хранит этих русских судьба для чего-то более важного: для жизни и мира на земле.

Чиновники из Главного управления по производству художественных фильмов увидели картину в конце января 1959 года и единодушно признали безоговорочную победу режиссера. Картина вызвала огромный восторг и у широкого зрителя – ее посмотрело 39 миллионов человек. Спустя более полувека фильм не сходит теперь уже с телеэкранов. Его с таким же вниманием и интересом смотрят уже внуки и правнуки тех, о ком была картина. Завоевав множество призов на международных кинофестивалях, лента была высоко оценена зарубежными коллегами-кинематографистами с неизменной формулировкой: «Этот фильм – самое сильное, что было снято о войне».