• ЗАРУБЕЖНОЕ КИНО
    Зарубежное кино
  • ФЕСТИВАЛИ
    Фестивали
  • КИНО XXI ВЕКА
    Кино XXI века
  • НАШЕ КИНО
    Наше кино
  • ИМЕНА
    Имена
  • ИНТЕРВЬЮ
    ИНТЕРВЬЮ
  • АКТЕРЫ
    Актеры
  • РЕЖИССЕРЫ
    Режиссеры
Светлана Дружинина

Светлана Дружинина: «Кинематограф должен работать созидательно»

Светлана Дружинина – режиссер, подаривший зрителям яркие музыкальные картины «Сватовство гусара», «Дульсинея Тобосская», «Принцесса цирка», «Гардемаринов» и, конечно же, историческую эпопею «Тайны дворцовых переворотов». Свое творчество Дружинина посвятила музыкальному и историческому кино, которое сейчас не так востребовано прокатом, но по которому ностальгируют зрители. 

Это интервью наш корреспондент взял у режиссера еще в 2013 году, но в честь юбилея, который она отмечает 16 декабря, мы решили снова его опубликовать в электронном виде! 

Вы работали в жанре музыкального кино, который почему-то всегда считался несерьезным, а сейчас как никогда так востребован зрителями и необходим. Люди скучают по таким картинам, пересматривая старые фильмы и ваши в том числе: и «Сватовство гусара», и «Дульсинею Тобосскую», и «Принцессу цирка»…

«Сватовство гусара» – это же водевиль, на редкость чистый жанр. Николай Алексеевич Некрасов был не самый лучший писатель и не самый лучший водевилист. Писал только для своих любимых актрисочек. И у него все совсем по-другому. Я же все переписала, переделала. Эта пьеса называется «Петербургский ростовщик». Параллельно с моим фильмом на ТВ вышел водевиль, который поставили и отсняли как фильм-спектакль. Но в водевиле всегда должны быть переодевания, где один персонаж играет несколько других ролей, как у меня Михаил Боярский. Это было самое правильное мое решение. А в фильме-спектакле допустили большую ошибку, сделав так, что все три посетителя, приходящие просить деньги, – три разных человека. И получилось скучно. А когда показали мою картину – водевиль в чистом виде, некоторые педагоги начали писать о том, что вот как надо экранизировать и показывать водевили наших великих писателей, чтобы это было интересно. Я очень люблю эту картину. Она точно сделана, и там хорошие артисты. А в своей книге «Наташа» Михаил Филиппов точно повторил слова Натальи Гундаревой, что роль Дульсинеи – ее любимейшая и лучшая роль в кино. Ей же все время предлагали сыграть родину-мать в разных интерпретациях. А тут другое. Поэтому она очень любила эту картину.

«Я очень люблю работать в музыкальном кино и с удовольствием бы сейчас им занималась, но это невероятно, безумно дорого. А я не умею халтурить…» Светлана Дружинина

Почему сегодня этим жанром никто не занимается? И не хотите ли вы вернуться в него?

Всем кажется, что это один из легчайших, очаровательнейших жанров, в котором можно так легко работать и на этом заработать. Многие хотели нырнуть в это музыкальное кино и потом в ужасе из него выныривали. Я знаю этих ребят-режиссеров, которые вырывались оттуда как из котла с кипящей водой. Как правило, редко кто работал в музыкальном кино и в те старые советские времена, потому что это двойной труд, потому что вы должны были снять картину два раза. Когда вы пишите музыкальную фонограмму, то сначала делаете ее в оркестровом варианте, то есть в музыкальном, а затем, когда пишите вокальные номера, то должны все их четко проиграть для того, чтобы вокалист пропел совершенно точно необходимую вам мысль и эмоциональный ряд. Потому что потом под эту фонограмму вы начинаете снимать визуальный ряд, и уже ничего не можете исправить. Так вот когда вы пишите музыку и записываете всю музыкальную партитуру от начала до конца, то уже снимаете картину в своем уме и воображении. Все, что связано с фонограммами, сочиняется заранее вместе с композитором, и затем ищется исполнитель, если вдруг артист, играющий одну из главных ролей, не может спеть это сам. Помимо того, что нужно сочинить партитуру, поэтический ряд, записать музыкальный ряд, все это спеть, затем собрать воедино на звукозаписывающей машине, потом нужно все это еще и снять под получившуюся записанную фонограмму. Вот поэтому картину приходится снимать дважды, это очень сложная работа и дорогое удовольствие. А этого никто сейчас делать не хочет. Как говорил Михаил Ильич Ромм своим студентам: «Никогда не снимайте музыкальные фильмы, комедии и историческое кино. Они никому не нужны». Потом делал паузу и добавлял: «Кроме народа». Я очень люблю работать в музыкальном кино и с удовольствием бы сейчас им занималась, но это невероятно, безумно дорого. А я не умею халтурить.

Светлана Дружинина в фильме "Девчата" (реж. Юрий Чулюкин, 1961)

Светлана Дружинина в фильме «Девчата» (реж. Юрий Чулюкин, 1961)

Что вы думаете по поводу разделения кино на режиссерское и продюсерское?

Продюсерское кино давным-давно покорило любое режиссерское. Начиналось все с того самого жуткого распада, который мы все пережили в 1990-е годы. Мы в 1993 году понимали, какая трагедия происходит не только со всей страной, но и с кинематографом, как в капле воды отражающем все события в государстве. В кино же, как в капле воды, прочитывается все, что делается со страной. По этой капле можно изучать состав океанской воды. Там все: дороги, бензин, транспорт, электричество, ткани, пошив костюмов, все производство… Неслучайно наши уникальные старейшины-режиссеры смогли тогда доказать и убедить государственные умы, что нельзя присоединять к Министерству культуры еще и кинематограф, потому что в нем задействована и государственная промышленность: самолеты, транспорт, пароходы и т. д., что является средством для съемок. Отдельно было Госкино, отдельно – Министерство культуры. У министра культуры столько забот, начиная от библиотек и образования и заканчивая всем прочим, а тут ему еще нужно решать вопросы: сколько стоит бензин, электричество и т. д. Ведь, собственно, это и надо было решать в начале 1990-х годов Армену Николаевичу Медведеву, который тогда был министром. В 1990-е начала отмирать уникально выстроенная наша прокатная система. Это была гангрена.

Светлана Дружинина на фестивале российского кино Госфильмофонда России в Вене в 2013 году

Светлана Дружинина на фестивале российского кино Госфильмофонда России в Вене в 2013 году

Все режиссеры, производители картин так стесняются, говоря: «Я не имею никакого отношения к идеологии, воспитанию, просвещению. Я просто занимаюсь кино и все». И что? Кинематограф – это идеологический фронт. И никто от этого не имеет права отказываться, потому что все отказы – от лукавого или от глупости. Если ты балбес и ничего не понимаешь, тогда не лезь в кинематограф. А если ты лукавишь, то это еще более грешно. Потому что все, что ты производишь в этом виде искусства, смотрит огромная аудитория, и надо понимать, что ты намерен ей сказать. Если режиссер берется говорить о безобразиях, пропагандировать какие-то разрушительные ситуации, надо знать, что черные фантомы запускать нельзя. Они отразятся на тебе и на твоих чадах. Кинематограф должен работать созидательно! Все средства массовой информации на сегодняшний день в нашей российской государственности не имеют право работать на разрушение. Это лишний раз толкать в яму с трудом вылезающее из всех сумасшедших разрух 1990-х годов наше государство. Мы обязаны об этом думать. Я обречена так думать. Хочу я этого или нет. Все, что я снимаю, видит большая аудитория, а мы ответственны за тех, кого приручили.

Светлана Дружинина в фильме "Дело было в Пенькове" (реж. 1957)

Светлана Дружинина в фильме «Дело было в Пенькове» (реж. Станислав Ростоцкий, 1957)

Вы смотрите фильмы молодых режиссеров?

Не успеваю все, но очень хочу. Мне очень любопытен потрясающий, талантливый человек – Михаил Сегал. Я с ним познакомилась на одном из фестивалей, он мне подарил свою книжку и диск с фильмом «Рассказы». Хочу посмотреть «Географ глобус пропил». Очень! Но на всех фестивалях, где я бываю, эта картина идет тогда, когда я уезжаю. Обязательно куплю диск и посмотрю. Там играет артист, к которому я отношусь с большим уважением.

Кому сейчас надо идти в эту профессию?

Недавно был юбилей «Мосфильма» – 90 лет. Мы, вгиковцы, так редко видимся, а тут наконец-то встретились все вместе: и Карен Шахназаров, с которым мы заканчивали мастерскую Таланкина, и Вадим Абдрашитов, который сейчас преподает во ВГИКе, и Станислав Говорухин… То, что они говорят про сегодняшних студентов, для меня ужасно. Какое счастье, что я уже неоднократно отказывалась от работы и преподавания во ВГИКе.

«Если ты балбес и ничего не понимаешь, тогда не лезь в кинематограф. А если ты лукавишь, то это еще более грешно. Потому что все, что ты производишь в этом виде искусства, смотрит огромная аудитория, и надо понимать, что ты намерен ей сказать» Светлана Дружинина

Я ведь никогда не хотела стать актрисой. Пошла на актерский факультет только потому, что начала непрофессионально сниматься в первом фильме «За витриной универмага», сценарий к которому написал Алексей Каплера, который только что вернулся из ссылки, куда его упек Сталин за роман со Светланой Аллилуевой. Каплер написал комедию, Александр Цфасман сочинил прекрасную музыку.

Светлана Дружинина в фильме "За витриной универмага" (реж. Самсон Самсонов, 1955)

Светлана Дружинина в фильме «За витриной универмага» (реж. Самсон Самсонов, 1955)

Это был фильм-дебют и для режиссера Самсона Самсонова, и для актеров: Анатолия Кузнецова, Олега Ануфриева и многих других, некоторых уже нет. Меня вытащили из училища Большого театра. И тогда я поняла, какая уникальная профессия – кинорежиссер. Как в ней все аккумулируется и существует. Но мне хватило тогда ума понять, что невозможно пойти учиться этой профессии в 17–18 лет. Да и не принимали тогда во ВГИК девчонок и мальчишек после десятого класса. Неслучайно вокруг Сережи Соловьева, талантливейшего отечественного кинорежиссера, были большие споры, когда он пришел поступать на режиссерский факультет в 17 лет. Его безумно любил, поддерживал и хотел, чтобы он у него занимался, Михаил Ильич Ромм. Самостоятельно мыслящий, невероятно образованный юноша, сразу объявивший о своем невероятнейшем таланте. Поэтому Ромм и отстаивал его. Вы представляете, как трудно было поступать после школы даже с таким невероятным багажом, данным от Бога?

Светлана Дружинина (в середине), Лариса Лужина и Клара Лучко в фильме "На семи ветрах" (реж. Станислав Ростоцкий, 1962)

Светлана Дружинина (в середине), Лариса Лужина и Клара Лучко в фильме «На семи ветрах» (реж. Станислав Ростоцкий, 1962)

А сейчас тем, кто постарше, получать второе образование – дорого, оно, как правило, не бюджетное. Вот и приходят поступать на режиссерский факультет ученики школ, не зная стихов Пушкина. Говорухин прочитал студентам отрывок из «Евгения Онегина» и спросил, какие слова им знакомы, а какие – нет. Оказалось, что они не знают больше, чем знают. Что же это такое? Как можно прийти после школы, после того безобразнейшего образования, которое сейчас просто опустили?

«И тогда я поняла, какая уникальная профессия – кинорежиссер. Как в ней все аккумулируется и существует. Но мне хватило тогда ума понять, что невозможно пойти учиться этой профессии в 17–18 лет» Светлана Дружинина

Придя во ВГИК, я знала очень много о музыке, балете, опере, но не очень хорошо была осведомлена в литературе. Тогда в школьную программу еще не входили Достоевский, Хемингуэй. Они были ликвидированы из нашего образования. И однажды мне надо было читать на актерском факультете рассказ. На одной из лекций меня постучал в спину Тарковский и сказал: «Я тебе принесу рассказ Хемингуэя». Я сказала: «Это кто такой?» – «Слушай, – сказал он мне, – как хорошо с тобой дружить, ты ни фига не знаешь. Тебе есть о чем рассказывать». Он мне принес сборник его рассказов, откуда я читала «Кошку под дождем». И началась моя жадная страсть к познанию литературы.

Светлана Дружинина

Светлана Дружинина

Тогда уровень сценарного факультета мог определяться Юрием Марковичем Нагибиным, который окончил этот факультет, а потом стал одним из ведущих наших писателей. Если сейчас поставить студента первого курса режиссерского факультета перед теми уникальными учеными мужами, которые читали нам лекции, боюсь, он половину слов не поймет. И мне так страшно. Ведь это и есть наш идеологический фронт. Очень легко сбить начинающего игрока, который даже не знает, как ударить по мячу или как защитить свои ворота, поэтому все время пропускает в них чужой мяч.

«У тех, кто приходит учиться этой профессии, обязательно должно быть второе образование и свой опыт. Потому что режиссура – это то, чем я могу поделиться со зрителем. Как ему помочь, подсказать, собраться, не умирать, не унывать и видеть свет в конце тоннеля» Светлана Дружинина

И что делать? Надо же воспитывать кадры…

У тех, кто приходит учиться этой профессии, обязательно должно быть второе образование и свой опыт. Потому что режиссура – это то, чем я могу поделиться со зрителем. Как ему помочь, подсказать, собраться, не умирать, не унывать и видеть свет в конце тоннеля. По крайней мере, это всегда была моя позиция. Может быть, она продиктована еще и моим женским началом, потому что никогда нельзя отпускать человека в его беде. Надо протягивать руку помощи. Это важно! Я считаю, что отечественная культура, если ее внимательно изучить, всегда была созидательной. Вы никуда от этого не уйдете.

Вы часто бываете на Неделях российского кино, которые проходят за границей. Что вас там радует или, наоборот, огорчает?

Я очень благодарна Николаю Михайловичу Бородачеву, которому нужно отдать должное. Фестиваль в Ницце, посвященный 400-летию дома Романовых, который организовал Госфильмофонд, был интереснейше организован как праздник, достойный российского исторического кино. Я потрясена переполненности зала – более 2 тысяч человек, и все с удовольствием смотрели фильмы по разным залам. Были встречи с актерами, которые приезжали представлять исторические фильмы, снятые не вчера, а давным-давно. И актеров, и картины встречали с таким интересом, жаждой повтора и продолжения этих встреч, что я была безмерно удивлена и поражена. Там был гораздо более повышенный интерес к русскому кино, нежели у наших прокатчиков в России. В декабре состоится Неделя российского кино теперь уже в Вене. Не знаю, какой именно фильм возьмут из проекта «Тайны дворцовых переворотов», но надеюсь, что я наконец-то там все-таки отдохну душой и испытаю чувство гордости и радости за наше кино.

«А сейчас тем, кто постарше, получать второе образование – дорого, оно, как правило, не бюджетное. Вот и приходят поступать на режиссерский факультет ученики школ, не зная стихов Пушкина» Светлана Дружинина

У вас сложился такой очень хороший семейно-творческий тандем: вы – режиссер, муж – оператор. Что вы особенно цените в операторе Анатолии Михайловиче Мукасее?

Невероятную любовь к изображению и ко мне. (Смеется.) Я зачастую ему говорю: «Ты картинку любишь больше, чем меня». Он кричит: «Да!» – «Ты картинку любишь больше, чем артистов, чем живое существо!» – «Знаешь, Светочка, – отвечает он, – пройдет время, и ты поймешь, что картинка важнее в кинематографе, потому что я занимаюсь живописью. Так называемой динамической живописью. Только художник такой, о котором все говорят, пишет маслом по полотну где-то в одиночестве. А я пишу светом по пленке, по лицам, по людям, по вещам, по интерьеру, по реквизиту, по костюмам. И хочу все это подчеркнуть, показать и собрать в единый изобразительный образ, который поможет твоему решению раскрыться перед зрителями». Но на съемочной площадке это, конечно, всегда невероятное напряжение, которое иногда переходит домой. Но потом мы же все это понимаем и друг друга не обижаем. Могу сказать, что наш семейно-творческий тандем состоялся!

Светлана Дружинина и Анатолий Мукасей на фестивале российского кино Госфильмофонда России в Вене в 2013 году

Светлана Дружинина и Анатолий Мукасей на фестивале российского кино Госфильмофонда России в Вене в 2013 году

Что для вас было последним культурным потрясением?

(Пауза.) Мы много сейчас говорим о телевидении. Это сегодня гораздо более широкая сцена и довольно длинный радиус воздействия на зрительскую аудиторию. На меня невероятное впечатление произвела программа «Голос». Начиная с ее первого и до последнего показа. Потому что она вдруг четко расставила все позиции, так точно показала тот невероятный масштаб талантов, которые есть в нашей стране, и обнажила безобразную секиру, которую заносили над этой культурой некоторые каналы, говоря, что это формат или неформат. И вдруг в противовес этому формату-неформату появляется истина. Я была многократно счастлива и неслучайно, бросив многие свои дела, прибежала на приглашение «Первого канала», когда туда приехала самая первая девочка из Татарстана, Дина Гарипова, потому что мне сказали, что она там будет. Мне очень хотелось ее поддержать и сказать «спасибо» ее семье. Хотелось поклониться Саше Градскому и поговорить с ним, потому что благодаря его культуре, таланту и опыту это все происходило. Он выкручивал и определял многие запасы талантливых исполнителей, о которых даже не подозревают зачастую. В этом и есть продюсирование, режиссура, гениальность и опыт Градского. Это сразу поставило вокальное исполнение, все шоу, существующие на ТВ и связанные с музыкой, на определенный уровень. Никто уже не имеет права безобразничать под «фанеру», как это было в лихие 1990-е. Вот это было для меня большим потрясением.

Светлана Дружинина на съемочной площадке

Светлана Дружинина на съемочной площадке

Музыка – одно из уникальнейших ветвей человеческого гения. Я всегда потрясена тем, как могут пять линеек нотного стана, где все так вычислено, вдруг становится мощнейшим орудием эмоционального воздействия? Как падают нотки сверху в темечко композитору и как все это фиксируется на тонких черненьких линеечках? Откуда все это берется? Для меня это всегда загадка и какое-то Божье явление.

материал был опубликован в 2013 году в декабрьском номере журнала «Лавры кино».

Теги:

Яндекс.Метрика