• ЗАРУБЕЖНОЕ КИНО
    Зарубежное кино
  • ФЕСТИВАЛИ
    Фестивали
  • КИНО XXI ВЕКА
    Кино XXI века
  • НАШЕ КИНО
    Наше кино
  • ИМЕНА
    Имена
  • ИНТЕРВЬЮ
    ИНТЕРВЬЮ
  • АКТЕРЫ
    Актеры
  • РЕЖИССЕРЫ
    Режиссеры
Сергей Никоненко

Сергей Никоненко: «Искусство – это убить искусственность!»

Разнообразие ролей сыгранных Сергеем Никоненко более чем впечатляет: от Сергея Есенин в фильме «Пой песню, поэт» (1973) до полковника милиции в сериале «Каменская» (2000). Всего на счету актера около 220 (!) актерских работ. Как режиссер он успел снять 15 фильмов и один сериал «Аннушка». Кроме того, Сергей Петрович организовал музей – Есенинский культурный центр, ставший делом его жизни.

ПРО ДЕТСТВО

Сергей Петрович, давайте перенесемся в далекое детство и вспомним первый фильм, который вас поразил? Какое было первое киновпечатление?

Я помню этот фильм. Это была «Молодая гвардия». Шел 1948 год, мне было семь лет. Это кино меня поразило. И даже было немножко страшно. Надо сказать, что я родился и вырос в Москве. И по сей день не поменял адрес. Живу в том же доме, где прошло мое детство. В то далекое время у нас на Арбате и в округе было очень много кинотеатров. Сейчас такого нет, конечно. На Арбатской площади – кинотеатр «Художественный», в том же здании, где находился ресторан «Прага», расположился кинотеатр «Наука и знание», недалеко от Театра имени Вахтангова был кинотеатр для детей «Юный зритель», в нашем дворе находился кинотеатр «Арс», а если перейти через дорогу, то на Плющихе можно было найти еще один кинотеатр – «Кадр». Только представьте, пять кинотеатров было по соседству! Ближайшие «Арс» и «Юный зритель» мы, естественно, облюбовали с соседской детворой. Постоянно бегали туда смотреть фильмы. Именно там и были посмотрены фильмы моего детства.

nikon2

Помните ваш любимый кинотеатр?

Любимым кинотеатром был и остается кинотеатр «Художественный» – лучший кинотеатр Москвы. Это самый старый кинотеатр. Ему уже 105 лет. Сейчас там идет реконструкция. Но я надеюсь, что все его знаменитые барельефы останутся и после ремонта. В этом кинотеатре всегда перед сеансом играл небольшой оркестр или певица пела под фортепиано. Кроме того, там проходили выставки, экспозиции постоянно менялись. Было очень интересно. Да и в «Юном зрителе» с ребятами постоянно велась работа, выступали чтецы, проводились конкурсы для детей. Ребятню хотели заинтересовать, привлечь внимание, чтобы оторвать от тлетворного влияния улицы. Много было хорошего на улице, но много было и плохого. Особенно после войны. У некоторых ребятишек не было отцов, и многие сворачивали на криминальную тропу.

Вы неоднократно упоминали в интервью, что именно благодаря театру вам удалось уйти с улицы, спастись от ее тлетворного влияния и не свернуть на криминальную дорожку. А как ваши родители отнеслись к увлечению театром? Они не посчитали профессию актера несерьезной?

Мои родители считали, что это недостижимая профессия. Их удивило, что ребенок сам куда-то пошел. Поначалу они не относились серьезно к моему увлечению. Но мама, естественно, была счастлива, потому что я стал гораздо меньше времени проводить на улице. Я увлекся театром. Сначала пошел в драмкружок, потом еще и в студию художественного слова. Занимался много. На протяжении пяти лет, пока не окончил школу, четыре раза в неделю по нескольку часов там пропадал. Конечно, это сразу отразилось на успеваемости. Я скатился донельзя! «Сережа, как ты учишься?» – интересовались родственники. «Без троек», – отвечал я. И не врал. Потому что учился на двойки. К концу четверти старался нагонять программу. Учителя заставляли заниматься – что-то доучить, что-то пересдать. Противно было иногда. Особенно не любил химию. Ужасный предмет! А может быть, он мне просто не давался. Было совершенно неинтересно.

А был такой предмет в школе, который вас по-настоящему мог увлечь?

Единственное, о чем жалею, что неправильно с нами занимались иностранным языком, не могли научить. Программа была построена в корне неверно. Нас учили грамматике, а надо было учить разговаривать. Мы еще слов не знали, а нам начинали вдалбливать правила. Хотя я видел и таких педагогов, которые могли научить детей говорить на иностранном языке. Но их у нас считали несовременными и некомпетентными. Одного такого замечательного педагога на моей памяти уволили из школы. А ведь его ученики все как один говорили по-английски! А мы нет. У него была нестандартная методика. Он играл с детьми. Играл с учениками в «рынок»: давал роли покупателей и продавцов, кто-то продавал овощи, мясо и фрукты, кто-то должен был обвешивать покупателей, кто-то должен был торговаться. Играли дети и в аэропорт, и в гостиницу, и в домашнюю уборку. А еще дети пели песни на иностранном языке. Это было интересно, заразительно!

 

ПРО КИНО

Итак, вы с младых ногтей влюбились в театр, посещали театральную студию. Почему тогда, когда выбор встал перед тем, какой вуз предпочесть, вы выбрали кинематографический институт, ВГИК? А не театральный?

Все просто. Театральные вузы не хотели меня брать. Четыре вуза мне отказали. ВГИК был пятой попыткой. Я пошел туда поступать от отчаяния. Прошел первый тур. На втором туре я с радостью и волнением узнал, что курс будет набирать Сергей Аполлинариевич Герасимов. Я стал сомневаться, возьмут меня или нет. Но меня приняли! Мы начали учиться. Прошло два месяца, и тут я начал осознавать, как на самом деле мне в жизни повезло! Какие это были учителя, какие мастера! И я по сей день благодарен всем четырем театральным вузам, которые мне отказали. Ведь я попал в руки уникального мастера Сергея Герасимова, именем которого сегодня назван Всероссийский государственный университет кинематографии.

Ваш дебют в кино состоялся, конечно же, у Герасимова? Как и практически у всех его учеников?

Можно и так сказать. Но это все-таки была уже вторая роль. Первая моя роль в картине «Сердце не прощает» режиссеров Владимира Довганя и Ивана Кобозева, где я познакомился с Михаилом Пуговкиным, Зоей Федоровой, Николаем Яковченко (замечательным украинским артистом, колоритным стариканом), Аркадием Толбузиным (в кино он играл моего отца). Не могу сказать, что оказавшись на съемочной площадке, я тут же почувствовал себя актером. Роль в этом фильме была на уровне учебной работы во ВГИКе. Да и во ВГИКе у нас посерьезнее работы были. Наши мастера-режиссеры старались ставить перед нами, студентами, наиболее сложные задачи. Здесь же все было гораздо проще. Моя вторая роль была у Сергея Герасимова в картине «Люди и звери». Вот тут уже я почувствовал, что нахожусь на настоящих съемках, а не на учебной площадке и не в аудитории. Это была настоящая серьезная актерская работа.

G000056791

После фильма «Люди и звери» к вам тут же пришла известность?

Да, но это была небольшая известность. Более серьезная известность пришла уже после «Журналиста» Сергея Герасимова. Вот тогда меня стали уже и на улице узнавать, и автографы просить. Правда, тогда фотоаппаратов не было, и никто не подбегал как сейчас с просьбой «давайте сфотографируемся»! Сейчас у всех телефоны с камерами и фотоаппараты. Тогда такого не было. Но автографы просили, было дело.

G000032553

ПРО ЕСЕНИНА

Помните тот момент, когда вас пригласили сыграть Сергея Есенина в фильме «Пой песню, поэт»? Именно тогда этот поэт вошел в вашу жизнь, чтобы остаться навсегда?

Ну, как же не помнить. Да, я сыграл Есенина и увлекся этим образом.

Внешнее сходство ваше с Сергеем Есениным, наверное, подкупило авторов в первую очередь?

Автор сценария Геннадий Шпаликов, мой большой друг, который часто бывал у меня дома и оставался у меня ночевать, предложил мне этот сценарий. Еще в подготовительном периоде, когда готовился к съемкам, я начал чуть ли не каждый день обходить все московские букинистические магазины. Постоянно искал что-нибудь про Есенина, не появилось ли чего нового… Книжечки и тогда стоили недешево, но я их скупал. Сейчас стоят они еще дороже. Как вы думаете, сколько может стоить «Радуница», первая книжка Сергея Есенина, если она 1916 года? Не меньше 1000 долларов! Тогда книги стоили гораздо дешевле. Я находил редкие издания. Для меня это было очень важно. Мне было интересно, что за люди его окружали, с кем дружил Есенин, с кем не дружил, кого любил… А поэт, конечно же, должен быть влюбчивым. Как иначе? Влюбился – начал писать стихи. Увидел Августу Леонидовну Миклошевскую, семь стихотворений ей посвятил. Да каких! «Дорогая сядем рядом, поглядим в глаза друг другу. Я хочу под кротким взглядом слушать чувственную вьюгу…» Придумать «чувственную вьюгу» мог только Есенин. У других поэтов вы не найдете ничего подобного. «Опять я теплой грустью болен. От овсяного ветерка», – писал Сергей Есенин. Только послушайте, сколько нежности в этом, и запах даже присутствует! Сразу поле представляется, наши невероятные, непостижимые российские просторы…

363293963

В переулке Сивцев Вражек в Москве вы организовали Есенинский культурный центр. Расскажите подробнее о вашем музее.

Я создавал музей Есенина как культурный центр. Думал, там поэты будут собираться. Экспонаты копились: кое-что было с самого начала, кое-что появилось чуть позже. Это коммунальная квартира, которую правительство Москвы всю отдало мне под Есенинский культурный центр. И поэтому я решил развернуть там экспозицию. В одной комнате представлена Рязань, в другой – Москва, отдельная комната посвящена Петербургу. Комнаты были восстановлены. Я провел там полную реконструкцию, начиная с обоев.

А место для музея вы выбрали случайно?

Абсолютно не случайно. Есенин бывал в этой квартире. Более того, там есть комната Анны Романовны Изрядновой, его первой жены. Год экспертная комиссия исследовала эту квартиру и пришла к положительному заключению. Мне выдали документ из управления охраны памятников Москвы, что это помещение является новым выявленным памятником литературы и истории. К Есенину очень тянутся. И не только жители России, у меня бывают и итальянцы, и израильтяне. К сожалению, в Есенинском центре нет даже небольшой залы, где можно было бы встречаться.

Но я решил пойти по другому пути: начал выступать с чтениями. Более чем в 80 московских школах безвозмездно читал произведения Сергея Есенина. И только в трех школах я не смог «одолеть» детей – как об стенку горох, не хотели слушать. Было шесть-семь трудных школ, где пришлось завоевывать внимание аудитории, но это удалось. В остальных же школах дети слушали, затаив дыхание. Замечательная молодежь, прекрасные умные ребята.

img064

У вас есть любимое произведение?

Не могу ответить на этот вопрос. Много любимых. Каждое по-своему.

А наизусть много знаете?

Два часа читаю, когда слушают хорошо. Это и «Исповедь хулигана», и «Черный человек», и еще много чего интересного, сложного и красивого.

Вашими однокурсниками были будущие звезды советского и российского кинематографа: Николай Губенко, Евгений Жариков, Галина Польских, Лариса Лужина, Лидия Федосеева-Шукшина. Наверное, со многими актерами у вас сложились дружеские отношения?

У меня вообще дом такой был, ко мне многие просились на ночлег. Или зима, или ехать далеко. А мне не жалко. Раскладушка есть – спи на здоровье. И Василий Шукшин, и Геннадий Шпаликов, и Эдуард Стрельцов (гениальный футболист), и председатель Союза кинематографистов Никита Михалков в свое время ночевали на моей раскладушке. Михалков, помню, попросился на две ночи, а прожил восемь месяцев. Вот такой случай был в его жизни. Так что переулок Сивцев Вражек ему знаком не понаслышке.

Какие-то проблемы с жильем были у Никиты Сергеевича?

В то время он, по-моему, уходил от первой жены Настасьи (первая жена Никиты Михалкова Анастасия Вертинская. – Прим. ред.). Я этого не понимал, уверял его, что он делает большую глупость. Ведь она такая была очаровательная, домашняя – настоящее чудо. Всегда его ждала, готовила ему что-нибудь вкусненькое. Даже мне перепадало. Мы в ту пору были дружны.

А сейчас с Никитой Сергеевичем какие у вас отношения? Не встречаетесь, чтобы вспомнить студенческие годы?

Я ему «привет» и он мне «привет» – вот такие отношения. Ему некогда, да и мне некогда. Разошлись наши пути-дороги. Но я ни о чем не жалею. В свое время я сыграл главную роль в его курсовой работе, затем главную роль в его дипломной работе, позже еще небольшую роль в его фильме «Неоконченная пьеса для механического пианино». В этом году я проводил мастер-класс в Летней киноакадемии Никиты Михалкова. Общаемся, конечно, но постольку-поскольку. Времени нет. Но я и без Никиты Сергеевича сегодня заканчиваю 219-ю роль.

Работы хватает…

Действительно, работы хватает. 16 фильмов я поставил как режиссер. Еще один сериал снял, он лежит на «Первом канале» на полке, называется «Аннушка».

 

ПРО ШУКШИНА

Мы с вами последний раз виделись год назад на съемочной площадке в одном из павильонов «Мосфильма». Вы как режиссер снимали фильм «Охота жить» по трем рассказам Василия Шукшина. Расскажите о судьбе этой картины. Удалось ли ее доснять?

Мы уже практически все закончили. Записали музыку. Когда картина увидит свет, зависит от финансирования. Надеюсь, все сложится успешно.

На протяжении жизни вы уже четвертый раз, если я не ошибаюсь, возвращаетесь к творчеству Шукшина как режиссер и как актер…

Третий раз как режиссер. А до этого я снимался сам у Василия Макаровича. (Сергей Никоненко снимался в картине «Странные люди» у Василия Шукшина, а также при жизни Василия Макаровича был утвержден и на главную роль в фильме «Земляки». – Прим. ред.) Не могу сказать, что мы были близкими друзьями, но у нас были теплые приятельские отношения. Он ко мне не раз обращался с просьбой переночевать на моей раскладушке. Мол, не хочется снова на вокзал ехать ночевать. Я его звал к себе. Нам одну комнату тогда отдали под кладовку, я там раскладушку ставил. И он ночевал у меня.

Та самая раскладушка, на которой позже и Никита Сергеевич Михалков ночевал?

Я очень жалею, что пропала эта раскладушка. Если бы все мои гости оставили на ней свои автографы, цены бы ей сейчас не было! Первый автограф был бы Николая Губенко, моего однокурсника. Потом автографы Еременко, Спиридонова, к сожалению, уже ныне покойных. Хорошие ребята, частенько бывали у меня. Они почитали нас с Губенко за учителей. Ведь мы, отучившись на актерском факультете во ВГИКе, отработали четыре года и снова пришли в мастерскую во ВГИК. Меня они звали только по отчеству – Петрович. Жалко ребят. Рано они ушли. И Еременко, и Спиридонов, и Талгат Нигматулин…

 medium_1b3db83a2000459ccc8debc02d689023

ПРО СЕРИАЛЫ

Сергей Петрович, согласитесь, массовый зритель знает вас в первую очередь по роли в сериале «Каменская» как полковника Гордеева, или Колобка, вас это не сильно обижает? Ведь столько еще достойных работ на вашем счету, столько ролей…

Нет, меня это совершенно не обижает. Я халтурить не умею нигде. Еще в молодости это у меня вошло в привычку. Когда снимался у других режиссеров, знал, что мой мастер Сергей Аполлинариевич Герасимов обязательно посмотрит. А что он скажет? Он остановит меня в коридоре института: «Сережа, здравствуй! Видел твою работу». И дальше продолжалось образование. На минут пять-десять Герасимов непременно задержится: что-то посоветует, где-то похвалит. Мол, молодец, пошел неожиданным путем. Помню, ему особенно «Красная площадь» нравилась, где я играл матроса-анархиста («Красная площадь» – фильм режиссера Василия Ордынского 1970 года. – Прим. ред.). В другой раз я делился: «Сергей Аполлинариевич, я так мучился, так трудно было овладеть текстом». – «Бывает, бывает, – говорил он. – Но справился хорошо. Органично получилось». А надо сказать, что он во всем требовал органики. Можно было любую эксцентрику допустить, считал он, но все должно быть органично. И действительно, сегодня многие артисты уверяют: «Я там так сыграл!» А я вижу, что он играет. Но я не должен этого видеть. Есть такое хорошее латинское изречение: «Искусство – это убить искусство». Или по-другому: искусство – это убить искусственность. Вспомните также у Бориса Пастернака в стихотворении:

«Когда строку диктует чувство,

Оно на сцену шлет раба,

И тут кончается искусство,

И дышат почва и судьба».

 Сергей Никоненко

Советский и российский актер театра и кино, кинорежиссер. Народный артист РСФСР (1991). Родился 16 апреля 1941 года в Москве. Сниматься в кино начал еще во время учебы во ВГИКе. В сериалах впервые появился в роли полковника Виктора Алексеевича Гордеева в знаменитой «Каменской» с Еленой Яковлевой и сразу же приглянулся сериальным режиссерам: «Невозможные зеленые глаза», «Одна любовь души моей», «Пан или пропал», «Ребята из нашего города», «Тяжелый песок», «Родина ждет», «Граф Крестовский» и «Гибель империи». С 1994 года – директор Есенинского культурного центра в Москве. Всего за карьеру Сергей Никоненко сыграл более чем в 215 фильмах и сериалах. Как режиссер снял 15 кинокартин и сериал «Аннушка».

беседовала Юлия Берестова

фото: из архива Госфильмофонда

Теги:

Яндекс.Метрика