Там, где хранится Вечность

Почти все слышали о Госфильмофонде, многие знают, что там хранятся бесценные копии шедевров мирового кинематографа, но отнюдь не все знают, что эта сокровищница представляет собой. Госфильмофонд, расположенный в подмосковном поселке Белые Столбы – это не просто фильмотека, это целый городок, можно даже сказать, микромир со своим особенным ритмом жизни.

Проезд на территорию фонда ограничен для посторонних. Въезд огражден большими воротами синего цвета с табличкой «Охраняется служебными собаками». Миновав пост, движешься вглубь. По дороге ни души, кругом тишина, покой и легкое дуновение ветра. Госфильмофонд окружен густой березовой рощей, отчего воздух в округе легкий и свежий. Выйдя из машины, особенно чувствуешь обособленность от внешнего мира. Здешний покой нарушает лишь шелест листьев и пение птичек. Ловишь себя на мысли, что территория Госфильмофонда могла бы стать отличным местом для рекреации, почти как санаторий, не иначе.

14Гомфильмофонд

 

IMG_5298

Новое здание с административным корпусом и хранилищами с виду кажется небольшим. Справа от входа, сияя на солнце, фирменная эмблема фонда, а также цитата Михаила Ромма: «Я смею заверить, что Госфильмофонд – это лучшее фильмохранилище мира с культурным, преданным делу персоналом». Высказывание Михаила Ильича лучше всех раскрывает тайну организации  и предназначения фонда.

9348_12

Когда заходишь в главное здание, даже не подозреваешь, насколько оно большое. Длинные коридоры могут привести в самые неожиданные места. Особенность, которая сразу бросается в глаза – это большое количество дверей. На каждом этаже находится с десяток закрытых дверей.  Из-за тишины сначала может показаться, что вокруг пусто и никого нет. Но это обман слуха и зрения. За закрытыми дверями, из нижних щелей которых бьет свет, кипит настоящая работа. Каждый человек занят своим делом: кто-то перевозит копии на тележке, кто-то занимается заказами, кто-то проводит совещание, кто-то проверяет пленку, кто-то оцифровывает изображения, кто-то составляет план бюджета, кто-то отправляется в буфет, чтобы немножко отдохнуть после трудного дня. Здесь каждый при работе.

DSCF0680

Приоткрывая дверь в кабинет, видишь серьезных сосредоточенных людей. Но стоит с ними заговорить, как они превращаются в заинтересованных и очень общительных собеседников. Их глаза начинают блестеть, когда они рассказывают о своей работе и, особенно, о значении Госфильмофонда для мирового кинематографа. Первый человек, который радужно принял и помог освоиться в этом уникальном мире, была Татьяна Игнатьевна Кухтина, как никто другой знающая все о технической стороне вопроса фильмохранения.

Татьяна Игнатьевна, Вы – начальник отдела хранения ГФФ. Расскажите, пожалуйста, как Вы попали сюда?

Я окончила институт киноинженеров в Ленинграде, работала начальником кинопрокатной базы военного полигона. Там мы снабжали кинофильмами солдат срочной службы, офицеров, жителей военных городков и близлежащих населенных пунктов. После демобилизации мужа я искала новую работу по специальности и обратилась в Госфильмофонд РФ. В июле будет уже 8 лет, как я работаю в ГФФ. И должность моя называется теперь иначе – главный специалист по хранению фильмовых материалов – начальник отдела.

 

Как изменился Госфильмофонд за время Вашей работы?

Когда я начала работать в Госфильмофонде, отдел хранения располагал 12 фильмохранилищами и архивом бумажных документов. Все хранилища были переполнены и мы очень ждали ввода в действие нового блока фильмохранилищ. Строительство нового здания велось долго, но 4 года назад это долгожданное событие произошло. 4 октября 2008-го года в день 60-летия Госфильмофонда России мы устроили замечательный праздник: пригласили на открытие нового блока фильмохранилищ режиссеров, актеров, операторов, то есть непосредственных создателей тех фильмов, которые у нас хранятся. Они своими руками грузили на тележки ролики созданных ими кинофильмов и перевозили их из старых хранилищ в новые. На сегодняшний день мы закончили перевоз фильмовых материалов в новый блок фильмохранилищ (причем эту работу выполнили силами отдела хранения) и, теперь у нас 19 фильмохранилищ, в которых хранится 980 317 роликов. Кроме того, в освободившихся помещениях производится капитальный ремонт с учетом новых технологий.

 

В Госфильмофонде хранятся как отечественные, так и иностранные фильмы. Расскажите в нескольких словах, как они к вам поступают.

Да, действительно фонд делится на отечественный и зарубежный. Коллекция отечественного фонда уникальна, так как она состоит из первоисточников – комплектов исходных материалов. По закону «Об обязательном экземпляре» съемочным группам, чей бюджет хотя бы частично состоит из государственных средств, надлежит сдать в Госфильмофонд исходные материалы и первую копию позитива. Что касается зарубежного фонда, то первая копия позитива вышедшего в прокат фильма также должна быть сдана в Госфильмофонд. Зарубежный фонд формируется не только благодаря вышедшим в прокат кинокартинам, но и благодаря совместной работе Госфильмофонда с другими архивами мира. В отдел хранения все материалы поступают согласно приемным актам отдела технического контроля Госфильмофонда.

 

Что представляет собой новое фильмохранилище в ГФФ?

Это 7 этажей башни — фильмохранилищ. Каждый этаж занимает площадь около 750 м². На каждом этаже своя холодильная машина. Установлены новые стеллажи «Елочка», которые создают зазор между коробками с пленкой. Через этот зазор воздух свободно обволакивает коробку, поэтому быстро достигается комфортный режим для хранения. Мы всегда специально планируем так, чтобы постепенно освобождать и ставить на капитальный ремонт хранилища, а потом перевозить материалы в отремонтированное помещение. Мы уже полностью отремонтировали два хранилища, уже перевезли туда материалы. Сейчас на ремонте у нас стоят два с половиной хранилища. Два с половиной хранилища, потому что наши хранилища состоят из двух половин – правой и левой. Одну половину мы ремонтируем сейчас, потом переместимся в другую.

 

Возникали ли прецеденты, когда пленка могла погибнуть?

К счастью, у нас не складывалось подобных ситуаций. Бывает всякое, конечно. Был случай, когда прорвало трубу. Труба проходила под потолком. Свищ образовался в трубе пожаротушения в одном из хранилищ и, естественно, стала литься вода. Мы вовремя это заметили, перекрыли воду, все вымыли, высушили и сразу отдали пленку на профконтроль. То, что оказалось под вопросом, мы передали на реставрацию. После происшествия мы сделали выводы, убрали ту трубу и в последующих хранилищах, которые строим, стараемся не предусматривать трубы с такой планировкой.

 

Как Вы бы обозначили миссию отдела хранения?

Основная задача отдела хранения – это обеспечение сохранности принятых на долгосрочное хранение фильмовых материалов, а также монтажных листов, фотографий, плакатов, фильмовых дел и создание эффективной системы их учета и поиска.

 

Возникают ли проблемы с подбором персонала?

Да, к сожалению, возникают. Нам очень не хватает дезинфекторов. Работа тяжелая, на целый день, а оклад маленький. Люди не хотят идти.

 

Татьяна Игнатьевна, как бы Вы охарактеризовали свою работу?

В первую очередь, я  бы охарактеризовала свою работу очень ответственной. В ГФФ находится все наше богатство, то, чем мы гордимся и храним для будущих поколений и для работы современников. К нам приезжают люди с разных учреждений, городов, стран и находят для себя нужные интересные материалы. Сохранить то, что было создано до нас и для нас — это наша главная задача.

 Изобр 023

Для долгосрочного хранения материалов существует ряд условий, главные из которых – чистота и поддержка температурно-влажностных режимов. Максимально допустимая температура для пленок на триацетатной основе и ПЭТФ + 15ºС, для нитропленки + 10ºС. К нитропленке у сотрудников особое отношение, ибо она пожаро- и взрывоопасна.

Татьяна Игнатьевна провела экскурсию по хранилищам Госфильмофонда. В больших новых хранилищах установлены высокие, почти до потолка, стеллажи «Елочка», на которых лежат металлические или пластиковые коробки с пленкой, отделенные друг от друга зазорами. Без куртки или теплого жакета находиться в помещении дискомфортно, температура всего  +2ºС. В старых хранилищах стеллажи другие, копии лежат друг на друге, что облегчает процедуру их извлечения (в случае с компактной «Елочкой» приходится высоко подниматься, а в некоторых случаях, разбирать часть конструкции).

Но сильнее всего впечатляет хранилище для нитропленки, продуманное до мелочей. Перед входом установлены камеры наблюдения, рядом с хранилищем находится машинное отделение, где готовится воздух для охлаждения. В отличие от остальных хранилищ, где материалы хранятся в одном помещении, нитропленка хранится в специальных отдельных кабинках. В одной кабинке помещается около 1130 роликов. На случай, если не дай бог, что-нибудь взорвется, построенные выхлопные люки открываются, и взрывная волна разрушает их конструкцию, а не стены. Для таких помещений существуют свои тонкости. Так перед тем, как зайти внутрь, нужно предварительно включить свет и  только потом открывать кабину. Благодаря этому вы будете за закрытой дверью в случае взрыва.

Работники хранилищ внимательно следят за обстановкой.  Можно быть уверенным, с такими профессионалами своего дела, как сотрудники Госфильмофонда, уникальные копии будут храниться вечно.

Для многих работа здесь превратилась в службу. Некоторые целую жизнь посвятили благородному делу. Так, по рассказам, одна женщина проработала в Госфильмофонде аж 60 лет! Только в 80 лет она покинула родное место. Пришла девчонкой, начала здесь жить, родила 3 детей но, самое главное, не прекращала работать.

DSCF0667

Мы пообщались с еще одним старожилом фонда, старшим киномехаником Валерием Ивановичем Мягковым, который проработал в фонде 40 лет. Когда мы посетили его рабочее место, он просматривал на кинопроекторе пленку фильма «Оз: Великий и Ужасный».

Валерий Иванович, как усовершенствовалась техника за время Вашей работы в ГФФ?

За это время сменилась целая эпоха. Раньше мы работали на разной аппаратуре:  сперва угольные кинопроекторы (их я, правда, не застал), потом ламповые, СКМ, 23КПК. Сейчас приходят уже цифровые. Здесь у нас стоят «Кинотоны». Еще мы работаем с магниткой, имеется приспособление для воспроизведения магнитных дисков фирмы «АКАИ». Раньше мы только хранили и печатали пленку, а сейчас уже делаем DVD для носителей. Все усовершенствовалось.

 

Расскажите об особенностях «Кинотона».

У «Кинотона» есть панель управления. С помощью нее можно перематывать пленку, менять экраны и устанавливать разную скорость. Сейчас пленка идет 24 кадра в секунду, но мы можем ускорить воспроизведение и сделать 48 кадров. Если хотим, наоборот, уменьшить скорость, то мы останавливаем пленку, переводим на 20 или на 6 кадров, кому что нужно. Кроме того, можно сделать стоп-кадр, повернуть назад.  Звук здесь «Долби».

DSCF0674

Что Вы делаете, если замечаете дефект на пленке?

Если пленка порвана, я могу ее склеить, для этого у меня есть специальный клеечный пресс. Если дефект сильный, то этим занимается реставрация. Мы сообщаем в отдел технического контроля, а они дальше разбираются. После реставрации пленка, как правило, находится в приличном состоянии.

 

Валерий Иванович, Вы с самого начала хотели работать киномехаником?

Да, я хотел стать механиком, хотя до этого перепробовал несколько профессий. Я выучился на шофера, работал некоторое время токарем, но все как-то не срослось. Пришел сюда учеником и работал на всех видах аппаратуры с 1973-го года.  В этом году я выхожу на пенсию, но все равно буду продолжать работать.

 

Что Вы можете сказать о современных технологиях?  Насколько они упростили Вашу работу?

Конечно, они хороши и упрощают работу. Но современные технологии также дают сбои. Раньше старую аппаратуру могли починить свои мастера, а импортную уже не могут. Если у нас что-то испортилось, то нет никаких комплектующих. Приходится вызывать специалистов извне с их импортными запчастями. К сожалению, нет больше в России заводов, которые выпускали бы такую аппаратуру. Тогда бы у нас были и комплектующие, и специалисты, мы бы никого не приглашали и сами все чинили.

DSCF0665

На прощание Валерий Иванович наглядно показал, как работает «Кинотон» и что можно делать с пленкой в процессе.

В Госфильфонде не только хранят фильмы, но реставрируют и оцифровывают их. Особый интерес к процессу подогрел начальник участка цифровой обработки фильмовых материалов Владимир Николаевич Котовский, рассказавший немало интересных историй из своего опыта.

Владимир Николаевич, Вы, как человек, непосредственно работающий с цифровыми технологиями, поделитесь, пожалуйста, своим мнением о них.

Жизнь доказала состоятельность современных технологий. Без них мы бы не смогли ежегодно поставлять фильмы для различных фестивалей. Благодаря этому, стало возможным переводить картины в цифровой вид, мы можем показывать фильмы, которые сняты на 75-миллиметровую пленку. У нас огромное количество таких фильмов. Раньше пленка просто лежала, так как не было никакого оборудования, чтобы проявлять ее, публиковать. Но это все уже в прошлом.

DSCF0662

Расскажите о своей последней работе.

Вот только-только закончил писать фильм для заграницы. Фильм под названием «Сюжет для небольшого рассказа», снятый на 70-миллиметровую пленку. Если бы не технологии, мы бы не смогли такой фильм сделать. Я вывел его на формат Blu-ray. В этом фильме снялась еще совсем молоденькая Марина Влади, как ангел красивая. Вот решил приложить еще к диску статью. В свое время я писал статью о Высоцком, может, ей это будет интересно. Это мой небольшой подарок.    

 

Какие основные этапы оцифровки проходит кинокартина?

Процесс этот длительный. Сначала идет оцифровка изображения на сканере, потом его реставрируют, проводят цветокоррекцию, переводят в различные форматы: DVD, Blu-ray, HD, для телевидения и так далее.

 

Насколько продолжителен этот процесс?

Все зависит от картины. Года три назад мы делали фильм «Понизовая вольница» о Стеньке Разине. Так вот, сам фильм идет 6 минут, но мы его делали месяца три! Состояние пленки было очень плохого качества. В конце концов, был выпущен диск, но все равно не реставрированный, мы так и не смогли это сделать. Увы, фильм на фильм не приходится.

 

В последнее время наметилась тенденция колоризации киношедевров, снятых на черно-белую пленку. Скажите, а как Вы относитесь к такой технологии?
Наша станция цветокоррекции позволяет делать колоризацию фильмов, но мы этим не занимаемся. Опять же, все зависит от фильма. К каждому делу нужно подходить аккуратно и с пониманием. Фильм «Золушка» в цвете – это замечательно, ведь картина изначально была задумана в цвете. Его просто сняли на черно-белую пленку. Когда его сделали цветным, то, по сути, замысел тех, кто создавал «Золушку» в 1947-м году, был воплощен. Это удачный вариант. Я сканировал этот фильм на сканере, каждый ролик отнимал порядка 3 дней, так как была очень сильная усадка фильма. Затем я отправил отсканированное в «Крупный план», они связались с Голливудом. В Голливуде сделали несколько пробных планов, где Золушка танцует на балу, там персонажи в разных красивых одеждах. Американцы предложили свои варианты цветов, ведь никто не помнит, что носили в те времена. Обсуждение длилось долго, поэтому то, что вы видите – это совместная работа и нас, и американцев. Что касается, скажем, цветной версии «Семнадцати мгновений весны» — мне не понравилось. Может, у меня взгляд такой. Издержки профессии. Я смотрю и вижу, где и что не так. В черном не просматриваются детали, в светлом пересвечено и так далее.

DSCF0678

Владимир Николаевич, а Вы можете назвать фильм, которым гордитесь особенно? 

Я горжусь многими фильмами, которые делал. Но «Опасные повороты» был самый сложный фильм. По сути, я его делал в одиночку. Он отнял у меня много здоровья и сил. Когда я после фильма смотрел на листок бумаги, на котором что-то было написано, то ничего не видел. Передо мной было светлое пятно. Напряжение было сильным. А все дело заключалось в том, что «Опасные повороты» —  панорамный фильм, который  снят тремя кинокамерами. Пришлось сканировать каждую часть левого, среднего и правого плана, все отсоединить, затем каждый план из частей по цвету подобрать, ведь все они отличались. Это была сложнейшая работа. Со стороны посмотришь, подумаешь: «Да, как хорошо!», но на деле все очень сложно. Кстати, когда американцы делали «Завоевание Дикого Запада», они так и не смогли захватить весь кадр. Он у них квадратный. А нам это удалось, мы смогли захватить полное изображение камеры.

 

Владимир Николаевич, а какой фильм Вы сейчас делаете?

Готовлю к нашему зимнему фестивалю «Белые Столбы» стереофильм «Робинзон Крузо». Между прочим, Пятницу играет Юрий Любимов. Он совсем еще молоденький, смешной такой. Здорово играет, талантливый человек. Фильм будет звуковым в формате 3D. Мы уже третий год подряд показываем восстановленные фильмы в 3D отличного качества.

 

Кстати, правда ли, что первые 3D-фильмы появились у нас?

Сергей Николаевич Рожков, всю жизнь занимающийся этой технологией  и получивший  за это премию «Оскар», говорит, что сегодняшние 3D-технологии в мире базируются на нашем советском опыте. Именно у нас в 1941-м году вышел первый в мире стереоскопический фильм-концерт «Земля молодости».

 

Много молодежи приходит устраиваться на работу?

Да, конечно, молодежь приходит и ей интересно работать с цифровыми технологиями. Но вот что я скажу, внутренний порыв должен быть и желание. Как ни странно, проще работалось с девочками, они с ходу все понимали. Парни немножко по-другому. Разные мышления.

 

Можно ли в России где-то научиться реставрационному мастерству?

Нигде. К нам специально приезжали немцы, которые нас обучали. Мы сдавали экзамены, нас неделю штудировали. После этого нам дали европейский сертификат, что мы владеем технологией.

 

Как Вы бы определили свою работу?

Без пафоса, работа творческая. Знаете, есть люди, которые идут в монастырь, чтобы служить Богу, а мы служим в своем монастыре советскому кино. У них своя задача, у нас своя. У нас важнейшая задача. Я считаю, что все произведения, которые хранятся у нас, созданные талантливыми людьми, обязательно должны быть увидены сегодняшним и последующими поколениями. Это наша общая гордость.

 

Какое самое главное правило Вы вынесли для себя в процессе работы? 

Учиться, учиться и еще раз учиться. Нужно все изучать, все впитывать, а главное, применять полученные знания на практике. Когда я начал работать в ГФФ, сюда только завозили оборудование. Я начал и обучаться на нем, и работать. До сих пор я учусь. Каждый год выходят новые программы, расширения и, наконец, оборудование. Наша работа – это постоянный процесс обучения. Нужно развиваться. Чтобы не отстать.

 

Владимир Николаевич показал, где располагаются цифровые сканеры, преобразующие фильмовые ролики в цифровой формат. Стоит заметить, что ролик – это 10-20 минут экранного времени, поэтому процесс оцифровки кинофильма дело не одного дня.  На станции цветокоррекции Владимир Николаевич наглядно продемонстрировал то, с чем ему пришлось столкнуться при работе над «Опасными поворотами». При всем совершенстве технического оборудования, очень трудно было сводить цвет, геометрию и тональность трех планов воедино, ибо в какой-то части кадра дрожит камера или заметны дефекты пленки.

Каждому, кто считает себя кинолюбом, обязательно нужно посетить Госфильмофонд (желающим прийти на экскурсию (от 10 чел.) нужно предварительно написать письмо на имя гендиректора ГФФ Николая Михайловича Бородачева). Просто, чтобы поверить своим глазам и воочию увидеть копию «Броненосца Потемкина», немые  фильмы братьев Люмьер и все творения отечественного и зарубежного кинематографа. Если придя в фильмотеку вас насторожит тишина, не удивляйтесь и не пугайтесь. В таком стратегически важном для искусства месте должны стоять тишина и покой.

О работе Госфильмофонда можно снимать отдельные фильмы и писать книги. Это совсем иной мир. Сотрудники, не взирая ни на какие тяготы современной жизни, продолжают трепетно заботиться о сокровищах. Это мир, где всеми правит любовь к кино. Поэтому выходя из главного здания, чувствуешь внезапный прилив сил и уверенность. Все-таки есть еще люди, преданные Великому Делу.

Текст: Эрика Гурцкая

Оставить комментарий

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>