• ЗАРУБЕЖНОЕ КИНО
    Зарубежное кино
  • ФЕСТИВАЛИ
    Фестивали
  • КИНО XXI ВЕКА
    Кино XXI века
  • НАШЕ КИНО
    Наше кино
  • ИМЕНА
    Имена
  • ИНТЕРВЬЮ
    ИНТЕРВЬЮ
  • АКТЕРЫ
    Актеры
  • РЕЖИССЕРЫ
    Режиссеры

Юлий Файт: «Я очень редко снимал то, что мне хочется. Но практически никогда не снимал того, чего мне не хочется»

Гость нашего номера кинорежиссер, актер и поэт Юлий Файт 27 марта отметил свой 80-й день рождения. Юлий Андреевич окончил легендарную мастерскую Михаила Ромма во ВГИКе – ту самую, где учились одновременно Андрей Тарковский, Василий Шукшин и Александр Митта. На фестивале архивного кино в Белых Столбах были показаны студенческие работы Юлия Файта, а также его отреставрированная картина «Мальчик и девочка», восстановленная в авторской версии 1966 года. Мы встретили режиссера на фестивале в Белых Столбах и узнали, с каким настроением, мыслями и планами он отмечает в этом году большой юбилей. Юлий Андреевич, с наступающий днем рождения вас! Как вы планируете отметить праздник, любите ли вы свой день рождения, подводите ли какие-то итоги в этот день? А как же! 1 апреля в Центральном доме художника в Москве будет выставка живописи и графики моей и моих друзей. А заодно я подготовил дайджест из всего того, что я сделал за время своего творчества – программу «Песни и музыка из кинофильмов». Я собрал в 50-минутный ролик музыкальные кусочки из всех своих работ. Давайте окунемся в прошлое и вспомним, с чего все начиналось, как вы познакомились с его величеством кинематографом? Помните ваше первое киновпечатление? Первое киновпечатление – это мое присутствие на съемочной площадке. Мы были в эвакуации в столице Таджикской ССР, городе Сталинабаде, куда был отправлен «Союздетфильм», который был позже переименован в Киностудию им. М. Горького. Я круглыми сутками торчал на съемочной площадке. Уже тогда я снимался, например, у Льва Кулешова и Альберта Гендельштейна. Русских детей там было мало, поэтому брали тех, кто был в эвакуации. Это и была моя первая встреча с кинематографом. Наверное, встреча это не была случайной, ведь вы родились в Москве в семье известного актера Андрея Файта. Что ни говори, а в кино вас занесло попутным ветром, а не по воле случая… Отец – известный актер, естественно, я был рядом. С детства кино было в моей жизни. Хотя стать актером я не мечтал. Хотел поступить в институт, но по здоровью меня не приняли, тогда комиссия проверяла строго. Поэтому в кино я попал практически случайно, но зато «кровно». Это единственное, что отец мог одобрить. Он скептически относился ко многим режиссерам, а Михаила Ромма он уважал. Вы учились во ВГИКе в легендарной мастерской Михаила Ромма, вашими однокурсниками были Василий Шукшин, Андрей Тарковский, Александр Митта. Что вы вспоминаете в первую очередь? То, что я был самым молодым на курсе. Ромм провел своеобразный эксперимент: он взял четырех человек прямо из школы, что не было принято, да и сейчас не очень распространено. Хотя и сейчас приходят из школы, и это не лучший вариант, конечно. Из этих четырех юных студентов, которых взял на курс Ромм, практически я один в будущем остался в профессии. Наверное, не лучший способ режиссеров воспитывать с 17 лет. С другой стороны, подход у Ромма вроде и не самый плохой, потому что один из четырех – это не так плохо. Вгиковские мастерские в среднем как раз и дают трех-четырех человек в профессии. Почему он так решил – не знаю. Решил попробовать, поэкспериментировать. Это все-таки первая настоящая его мастерская. До этого он целую мастерскую не вел никогда. Самое яркое воспоминание – это наша молодость. Самое большое богатство – это мои друзья. На открытии фестиваля «Белые столбы» была показана ваша ранняя работа – картина «Мальчик и девочка» с Николаем Бурляевым в главной роли. Специалисты Госфильмофонда восстановили фильм, вернув на место кусок с вырезанной сценой. Приятно видеть спустя годы свое кино на большом экране? Много разговоров по поводу вырезки этой сцены. Но в то время это было настолько распространено, что ничего удивительного в этом нет. Конечно, я сопротивлялся очень долго, чтобы фильм получился таким, каким хотел его видеть я. Именно поэтому после этого десять лет я не имел возможности снимать игровое кино. Представьте только! Десять лет! Вот такой я несговорчивый. «Мальчик и девочка» – это не первая ваша режиссерская работа, до этого были короткометражные ленты «Маяк с реки Бикин» (1958) и «Трамвай в другие города» (1964), которые мы тоже видели здесь, на фестивале, в рамках рубрик. Затем был полный метр – «Пока фронт в обороне». Эта кинолента также подверглась цензуре? Почти нет. Что-то приходилось поправить, но незначительно. Начальник главка игрового кино Юрий Павлович Егоров предложил мне вырезать три эпизода из ленты. Мол, если вырежешь, получишь первую категорию и полный прокат игрового кино. Но я не захотел, сказал: «Не буду». – «Не будешь. Не надо». Дали вторую категорию. А это означало ограниченный прокат. В армии запретили показывать фильм о войне. (Смеется.) А что странного? Время такое было. Так со всеми было. Я не исключение. Почему вы не захотели уступить ни с первой, ни со второй картиной? Это принципиальный момент? Наглый, молодой. Мне хотелось сделать именно так, как я этого хочу, как я запланировал. Делать под какую-то установку скучно, неинтересно. Мне в жизни повезло: я очень редко снимал то, что мне хочется. Но практически никогда не снимал того, чего мне не хочется. Просто жить надо в свое удовольствие. А делать то, что хочешь, – это удовольствие! Ваша картина «Мальчик и девочка» повествует о том, как юный молодой человек приезжает на каникулы, встречает девочку, у них завязывается роман. Потом девочка забеременела, а мальчик вернулся в свою беззаботную жизнь. Ситуация грустная, при этом вполне житейская. Тем не менее картина не грустная, а добрая и светлая. Она получила здесь, на фестивале в Белых Столбах, приятные отзывы. Что вы почувствовали, увидев свою ленту вновь на большом экране спустя много лет? Приятно, конечно, что хорошие отзывы. Но это ведь не слишком серьезная картина. Зато сделана она с удовольствием. Я сделал ее так, как хочу. Ведь изначально сценарий был не совсем про то. С автором повести Верой Пановой приходилось воевать какое-то время. Интересно то, что уже после премьеры фильма сама Панова переписала повесть. Я просто показал, что могу сделать из этого материала, и она в конце концов это приняла. Хотя материал утверждали тяжело: десятки раз нас вызывали из экспедиции. Но в итоге получилось так, как хотели, а это самое главное. Как повесть Веры Пановой попала к вам в руки? Венгеров, который вел объединение, позвал меня на первую картину «Пока фронт в обороне», и он же предложил мне работу над второй лентой «Мальчик и девочка». Первая картина очень хорошо прошла внутри «Ленфильма», всем понравилась, поэтому мне предложили еще один проект. Был много разных возможностей дальше продолжить работу в этом объединении, но я для себя выбрал эту историю, потому что в этом сценарии увидел не то что там написано, а то, что я хочу. Картина «Мальчик и девочка» стала для вас роковой. Сначала фильм приняли хорошо. Напечатали 1500 копий. Уже была объявлена премьера в кинотеатре. Но показ неожиданно отменили. Картину случайно увидели большие начальники, и уже на следующий день акт о приемке фильма отняли, при этом обвинили фильм чуть ли не в порнографии. В картине был крупный план спящих на рассвете в обнимку мальчика и девочки. Эти кадры заставили вырезать. Конечно, мне этого делать не хотелось. Я упирался, старался тянуть время. Но вырезать этот кадр все-таки пришлось. К счастью, тогда картину мог «резать» только режиссер, и никто другой: другие трогать фильм не имели права. Сегодня, если продюсеру что-то не нравится, режиссера могут даже не спросить – сделают все по-своему. Мое упрямство привело к тому, что я десять лет не имел права снимать игровое кино… И как потом сложилась ваша судьба? Мой отец всегда говорил мне, что у меня получаются лучше научно-популярные и документальные фильмы. Возможно, он был прав. Я ушел на студию «Центрнаучфильм». И снял неплохие картины о Борисе Чайковском, Валерии Левентале. За эти десять лет, что я не мог снимать игровое кино, я много путешествовал. Выбирал, куда мне хочется поехать: находил какой-нибудь интересный сюжет и отправлялся в командировку… Так, мне удалось объездить всю страну. Что для вас значит снять хороший фильм? Мне всегда были интересны съемки как образ жизни. И к людям на съемочной площадке у меня был не художественный, а человеческий подход. Когда снимали «Пограничный пес Алый» на границе, я жил как солдат, ходил в форме. «Зеленый остров» снимали на конезаводе, и в пять утра я уже был на лошади. Никогда не был фанатом в режиссуре: мол, я режиссер и буду снимать только так и никак иначе! Юлий Андреевич, хотелось бы еще раз поздравить вас с днем рождения и пожелать здоровья и дальнейших успехов в творчестве! Спасибо Госфильмофонду за признание и за поразительное отношение ко мне, человеку уже преклонного возраста. Спасибо специалистам, которые заинтересовались тем, что я делал много лет назад и делаю сегодня. Мне очень дороги те люди, которые проявляют внимание к тому, что я когда-то с удовольствием создавал!
Яндекс.Метрика