Простая истина: для создания фильма, который пришелся бы зрителю по вкусу, необязательно прибегать к техническим или художественным изыскам. Поэтому сегодня мы не будем говорить о новаторских приемах и уникальных средствах выразительности, а сосредоточимся на сюжетной фабуле и ее интерпретации. «История Адели Г.» – камерное кино Франсуа Трюффо, основанное на реальных событиях из жизни дочери Виктора Гюго Адели, ставшей жертвой безответной любви и роковой страсти к английскому лейтенанту. Перед французским режиссером стояла непосильная задача, ведь фигура классика мировой литературы и все с ним связанное – сакрально. Но Трюффо смог справиться со всеобщим недоверием и скептицизмом, сделав великого писателя в фильме – абстрактным персонажем, которого никто не видит. Гюго здесь – «голос разума», к которому желательно бы прислушаться, да сердце не позволяет. Молодая и прекрасная Адель любит, несмотря ни на какие преграды, она готова отправиться за любимым хоть на край света. У нее есть все, чтобы стать счастливой (красота, находчивость и ум), но всего этого ей так и не хватает, чтобы услышать заветное «да». Прежде романтическая история оборачивается в трагедию. Приходится с грустью констатировать: когда любовь превращается в одержимость, хеппи-энд становится невозможным…


 

Одновременно с тем, как на Земле зародилась жизнь, вместе с ней появилась любовь. Есть ли что-то прекраснее и поэтичнее проявления любви мужчины к женщине? Сколько произведений литературы было посвящено этому волшебному чувству, сколько из них историй оказалось с несчастливым концом. Авторы как бы открыто обращаются к читателям с призывом: «Не повторяйте то же самое, учитесь на ошибках». Однако меняются поколения и эпохи, а в сердечных делах люди продолжают наступать на те же грабли. Поэтому и сегодня можно встретить прототипы фицджеральдовского Гэтсби, пушкинского Онегина, мопассановской Жанны или флоберовской мадам Бовари. Писатели подарили нам необъятный сундук с любовными сокровищами, но мы так и не научились ими рационально пользоваться. Что уж говорить о молодой и впечатлительной девушке, выросшей в семье человека, придумывавшего подобные истории, которыми зачитывалась вся Европа.

Адель была одной из пятерых детей Виктора Гюго. Девочка с детства отличалась удивительной красотой. Нрав ее был кроток, а натура крайне чувствительна. Малышка подавала большие надежды в музыке, мастерски перебирая пальчиками клавиши фортепиано. Ничто не предвещало беды до сентября 1843 года. В тот злополучный день Париж и окрестности облетело страшное известие: в водах Сены из-за непогоды опрокинулась яхта, утонули шесть человек, в их числе 19-летняя Леопольдина Гюго. Девушка была любимицей в семье. Никто поверить не мог, что ее жизнь так резко оборвется, ведь Дидин (как ее звали дома) была так счастлива. Она только-только вышла замуж за Шарля Вакери, молодожены души друг в друге не чаяли – они казались воплощением идеального брака. На тот момент Адель было 13 лет – тот самый период созревания, когда осуществляется переход из детства в юность. Утрата сестры навсегда оставит отпечаток в хрупком сердце (в фильме Трюффо особенно будет акцентировать внимание на этом аспекте), а несчастный исход любви Леопольдины и Шарля станет для девушки мифически прекрасным, ведь, как поговаривали, молодой муж, будучи не в силах спасти Дидин, сознательно пожертвовал своей жизнью, хотя был отличным пловцом.

Легенда о двух влюбленных, умерших и похороненных вместе, навсегда поселилась в памяти Адель. Сознательно или бессознательно она проецировала эту модель отношений на себя, веря, что обязательно встретит того единственного, который ради нее будет готов отдать свою жизнь. Шли годы, девушка хорошела день ото дня, естественно, на нее начали заглядываться молодые месье. Не каждый из них проходил проверку. Пару раз соискателям руки мадемуазель Гюго почти удавалось добиться ее согласия, но окончательное решение оставалось за родителями невесты, отвечавшими в большинстве случаев отказом. Несмотря на то что Виктор Гюго был еще тем дамским угодником, в отношении детей он был на редкость заботлив и самоотвержен, особенно после гибели Леопольдины. Адель недолго горевала и быстро остывала к уже бывшим воздыхателям. Надежда о встрече единственного и неповторимого продолжала греть ее душу аж до 26 лет. А дальше случилось судьбоносное событие.IMG268

Психологи говорят, что смена обстановки – это лучшая «эмоциональная встряска». Во время путешествий человек расслабляется, забывает о повседневной рутине и в нем обостряются процессы восприятия. Мы становимся более открыты к окружающим, более любознательны и, конечно, влюбчивы. Когда Адель отправилась в Англию, с ней произошло то же самое. В то время Виктор Гюго с семьей жил на острове Гернси, ибо после государственного переворота 1851 года присутствие писателя в Париже являлось нежелательным. Устав от затворничества, Адель решила отправиться на время в Туманный Альбион и побыть наедине со своими мыслями. По традициям любовных романов экзальтированную особу должен был заметить какой-нибудь статный красавец и вскружить ей голову. Так и произошло: она встретилась с молодым офицером Альбертом Пинсоном и поняла, что эта встреча перевернет всю ее жизнь. Женская интуиция – вещь хоть и невидимая, но эффективная. Адель верила в то, что ей подсказывало сердце. Подобно героиням со страниц романов отца, она была готова пойти на край света, чтобы быть с любимым, ведь, как ей показалось, Альберт отвечал взаимностью. Правда, выйти замуж все никак не предлагал. «Но разве это преграда для великой любви?» – подумала девушка и решила взять инициативу в свои руки.

С этого момента начинаются основные события фильма Франсуа Трюффо. В порт канадского Галифакса приплывает корабль Great Eastern с европейскими гражданами на борту. В их числе миловидная дама с ангельскими чертами лица. Она попадает в город под именем мисс Льюли с четко поставленной целью разыскать некоего лейтенанта Пинсона, которого в общении с разными людьми называет возлюбленным своей племянницы, мужем сестры и сыном приходского священника, с которым она вместе росла. Клубок лжи с каждым днем обрастает новыми подробностями, но ради встречи с мужчиной своей мечты она не останавливается ни перед чем. Свои чувства и мысли Адель судорожно записывает на бумагу, предвкушая и одновременно боясь увидеть Альберта. В Адель борются две силы: решительность зрелой женщины и наивность девушки-подростка. Она готова высказать ему свое возмущение и настоять на браке, но как ребенок боится заглянуть в его глаза.

IMG271

Кто бы мог сыграть столь многосложную фигуру в фильме? Франсуа Трюффо, ставший к 1970-м годам почти что классиком европейского кино (на его счету уже были картины «400 ударов», «Жюль и Джим», «451 градус по Фаренгейту» и «Украденные поцелуи») прорабатывал десятки вариантов. Режиссер давно мечтал перенести на экран события из жизни несчастной дочери Виктора Гюго. Семь лет он посвятил разработке сценария, периодически консультируясь с потомком писателя Жаном Гюго. Франсуа не терпелось начать новый фильм, ведь это был своего рода вызов: «Мне приходилось снимать любовные истории и с двумя, и с тремя участниками, но теперь мне захотелось провести волнующий эксперимент с одной героиней, поглощенной одной страстью». Он долго думал над выбором претендентки на роль. Ведь, по сути, она не только центральный персонаж, но и вообще единственная героиня в фильме. Многие кинохудожники доверили бы право сыграть Адель Гюго опытной актрисе, познавшей таинства любви и страсти. Но не Франсуа Трюффо. Выбрав юную Изабель Аджани, француз попал в точку, равно как и Франко Дзеффирелли в 1968 году, пригласивший неопытных Леонарда Уайтинга и Оливию Хасси для «Ромео и Джульетты». Порой только молодым, начинающим свой жизненный и творческий путь артистам дано исполнить на экране величайшие трагедии. Ввиду незрелости и юношеского максимализма они лучше остальных постигают своих героев, слышат их крик души. С мадемуазель Аджани подтвердилась именно эта истина.

IMG277

Картина «История Адели Г.» – не первая в фильмографии актрисы, но поворотная в карьере, ибо Трюффо раскрыл драматический потенциал Изабель, до этого заявлявшей о себе как о комедийной артистке (одно время она служила в театре «Комеди Франсез»). 19-летней Аджани предстояло сыграть даму гораздо старше себя. Для девушки это был серьезный вызов. В случае провала ее ждал шквал нещадной критики: дескать, нечего рожденным ползать замахиваться на роль дочери Гюго. Но в обратном случае Изабель обеспечивала свое имя славой и уважением. То, что получилось в итоге, достойно всевозможных пиететов.

В Адель борются две силы: решительность зрелой женщины и наивность девушки-подростка. Она готова высказать ему свое возмущение и настоять на браке, но как ребенок боится заглянуть в его глаза

В первую очередь Трюффо угадал с фактурой. Аджани настолько очаровательна в платьице и чепце, что от нее невозможно оторвать глаз. Повышенное внимание к крупным планам дополняет и без того приятную по эстетическим соображениям картину. Выразительное лицо актрисы отображает всю гамму чувств: от безудержного восторга до иступляющего отчаяния. Но что бесценнее – в Изабель Аджани гармонично сочетаются женское и девичье начало. Как девочка-подросток, героиня Изабель неуверенно ведет себя в отношениях с Пинсоном, но как мудрая и рассудительная женщина она взаимодействует с другими жителями Галифакса. Наглядна сцена в пансионе, когда Пинсон объявляет о желании увидеть мисс Льюли. Как трогательна в этот момент Адель, как ребенок мечущаяся в спальне, не в силах совладать с эмоциями. И как резко она меняется в лице, когда наконец спускается к гостю. Она старается вести себя сдержанно и учтиво, но поразительная холодность Альберта вынуждает выплеснуть эмоции наружу. Эта эмоциональная нестабильность позволяет лучше проанализировать образ Адель. Она так боится потерять Пинсона, что готова на унизительные для благородной леди поступки – оплатить его карточные долги и куртизанок. Со временем желание стать миссис Пинсон превращается в навязчивую идею, и Адель уже согласна терпеть измены Альберта, лишь бы только быть рядом.

IMG272

Многие считают Адель виновницей положения, в которое она себя поставила. Но справедливости ради и Альберт Пинсон способствовал ухудшению состояния влюбленной. Он сознательно принимал от девушки деньги, сетовал на пренебрежительность родителей Адели по отношению к себе и не мог окончательно поставить точку в любовной истории. В эпизоде званого ужина, куда девушка проникает, облачившись в мужской костюм, Адель торжественно передает Альберту письмо с родительским благословением и клянется не препятствовать его хождениям «налево». Но вместо категорического отказа Пинсон отвечает ей поцелуем, разжигая уголек надежды в несчастном сердце. Богатое воображение дочери Виктора Гюго воспринимает сей жест за согласие, и она тотчас телеграфирует домой о замужестве.

По законам жанра в противовес чувственной Адели Альберт должен быть немногословным и крайне сдержанным персонажем. Трюффо не прогадал с актером – Брюс Робинсон блестяще воплотил образ лейтенанта Пинсона. Его мимика столь скупа и неоднозначна (в хорошем смысле), что зрители вместе с наивной Аделью надеются, что он все-таки одумается, раскается за хладнокровие и возьмет мисс Гюго в жены. И кажется, нечто похожее происходит с ним в финале, когда он следует за ослабевшей Аделью по переулкам Барбадоса (да-да, она поехала за любимым даже на этот край света). Вот только поздно. Душевная болезнь уже одолела девушку: она не узнает Пинсона и отрешенная следует куда-то в неизвестность.

Знатоки правы в суждении о том, что неразделенная любовь – самая несчастная и опасная из всех видов великого чувства. Ее жертва до последней минуты верит, что объект воздыхания смилостивится и будет рядом. Человек будто бы слепнет и забывает о собственном чувстве достоинства, совершая безрассудные поступки. Франсуа Трюффо здорово обыгрывает эту идею в фильме, постепенно ухудшая зрение Адели. Чем сильнее ее одержимость, тем хуже она видит, к концу картины вообще не замечая Пинсона. Хотя судьба предоставляла ей шанс изменить жизнь, забыть о недостойном мужчине и обратить внимание на обходительного и порядочного продавца в книжной лавке. Но героиня выбирает разрушительный путь, доходя до крайностей вроде лжесвадеб и лжебеременностей.

IMG274

Несчастная Адель стала жертвой подмены понятий. Гибель Леопольдины убедила девушку во мнении, что ее история любви будет возвышенной и предписанной небесами, а главное – с удачным исходом. Романы отца, воспевающие трагическую любовь, лишь усугубляли ее думы. Если сестра не справилась с трудностями, значит, ей точно суждено с ними справиться, невзирая ни на что (шутка ли преследовать Пинсона из Франции до Канады, а затем до Барбадоса). Адель так боялась повторить судьбу Дидин, что убедила себя бороться до победного конца, а точнее до потери рассудка. Не зря в фильме девушку то и дело одолевают тревожные сны об утоплении. Адель Гюго боялась захлебнуться в воде, забывая о том, что можно еще и захлебнуться в своих чувствах. Так и произошло.

Грустная повесть о девушке, влюбившейся в того, кто этого не заслуживал, покорила весь мир. В психологии даже появилось понятие «синдром Адели» – свидетельство мучительной любовной зависимости, приводящей к саморазрушению. Франсуа Трюффо, как чуткий психолог, показал эту опасную болезнь в формате камерной истории с одной героиней, кадр от кадра становящейся все слабее, отчаяннее и беспомощнее. Режиссер не задумывал превращать фильм в многосложный эпос, наполненный символизмом: «“История Адели Г.” похожа на музыкальную пьесу для одного инструмента, она не требует специальных и пространных объяснений». И это правильное решение, ведь в вопросах любви все равны. Неважно, кто ты – дочь великого писателя или приморского рыбака, ты должна контролировать свои поступки, ибо такие, как Пинсон, вечны…