Лишь только смолкли разговоры об «Экипаже» Николая Лебедева, как в российском кино вновь вспомнили о блокбастерах: на большие экраны вышел «Ледокол» Николая Хомерики. Несмотря на то что обе картины принадлежат к одному и тому же жанру, проводить между ними параллели неосновательно, ибо первый сразу апеллирует статусом фильма-катастрофы, а второй лишь прикрывается им. Николай Хомерики намеренно отказывается от характерных приемов, превращающих фильм в заурядный аттракцион, в пользу человеческой истории. Само столкновение корабля с айсбергом перенесено на второй план, а основной рассказ зиждется на взаимодействии экипажа – крепких и стойких мужчин, оказавшихся в замкнутом пространстве при экстремальных условиях.Многомиллионный бюджет не повлиял на содержательность картины – авторский почерк все равно узнаваем. Звездный актерский состав не создал дисгармонии – никто не перетягивал одеяло на себя. Но что самое главное и, пожалуй, бесценное– «Ледокол» лишен излишнего пафоса и неуместной бравурности, коими так грешат в последнее время российские режиссеры. О том, почему фильм Хомерики можно считать одним из самых успешных в 2016 году, будет наша рецензия.


Первое правило к руководству пос озданию блокбастера гласит: «Зритель с первых минут должен находиться в напряжении». Словно следуя этой установке, Николай Хомерики переносит нас на корабль «Михаил Громов», держащий курс на Австралию. Талисман ледокола– очаровательный новошотландский ретривер по кличке Дюшес–встречает незваных гостей и проводит быструю экскурсию по палубам, знакомя с масштабами лайнера. Но идиллическая картинка быстро сменяется массовой тревогой, когда члены экипажа замечают приближающийся айсберг. Столкновение, которое по канонам жанра, должно произойти к середине фильма, у Хомерики случается уже в первые минуты. Перед зрителями и героями киноленты предстает гигантская ледяная гора, зловеще потрескивающая по мере сближения. Не хватит времени на передышку, как огромные глыбы начнут разлетаться во все стороны (сразу впечатляют реалистичные спецэффекты), за бортом окажутся Дюшес и его хозяин, и команда объявит полундру. Градус повышен, нервы на пределе, терпение на исходе – и это уже в самом начале картины. Кажется, что дальше будет еще динамичнее. Ан нет. Подарив зрителям достаточную дозу экшена, Хомерики на время сложит с себя полномочия режиссера блокбастера и сосредоточится на внутренних проблемах членов команды, тем самым напомнив о прелестях камерного кино.

dsc_3615

На «Михаиле Громове» собрался коллектив из ярких индивидуальностей – людей разных мастей, темпераментов и моральных ценностей. Что приемлемо для одного – категорически неприемлемо для другого. Помощник Еремеев (в исполнении Алексея Барабаша) возмущается поступком капитана судна, приказавшего остановить корабль ради спасения утопающих. Не задумываясь, он доносит о выходке в Ленинград. Суровые партработники (а дело в картине разворачивается в 1985 году) выносят однозначный приговор – лишить нарушившего устав капитана Петрова должности. На вакантное место назначают более опытного товарища Севченко (эта роль досталась Сергею Пускепалису).Его доставляют на вертолете к ледоколу. Коллектив отказывается принимать нового начальника с его деспотическими методами управления. Даже погодные условия ему не благоволят: слой льда становится еще толще, и «Михаил Громов» застревает на неопределенный срок. Неизвестность настораживает команду, прятать свои чувства становится все сложнее. Суровый и невозмутимый Севченко не скрывает неприязни к опальному Петрову и сразу изолирует его от моряков. Петров же не реагирует на провокации и с достоинством принимает свою участь, втайне надеясь, что рано или поздно угрюмый капитан сменит гнев на милость.

Стоит сказать, что образ решительного Петрова получился одним из самых благородных в галерее типажей Петра Федорова. Актер вновь примерил на себя амплуа предводителя. После «Сталинграда» Федора Бондарчука критики скептически относились к способностям Петра вести за собой массы: дескать, слишком парень молод и смазлив для такого, но «Ледокол» полностью опровергает подобные суждения. Федоров заметно возмужал. Его герой лишен импульсивности, он рассудителен и сметлив. Единственное, но ключевое отличие Петрова от остальных – у него обостренное чувство справедливости, и ради этого он готов пожертвовать должностью, статусом и т. д. Он чувствует, что подверг опасности команду и по его вине корабль получил повреждения, но поступить иначе – бросить человека умирать за бортом и не попытаться помочь– не позволила бы его совесть. Такие сердобольные и либеральные элементы поблизости – красная тряпка для функционеров вроде Севченко. Именно на противоборстве старой (Севченко) и новой (Петров) систем управления будет складываться основной конфликт фильма.

%d1%84%d0%b5%d0%b4%d0%be%d1%80%d0%be%d0%b2

Пока большие начальники в своих каютах ломали голову над поиском выхода из непростой ситуации (из Москвы и Ленинграда чиновники не торопились с помощью), остальные члены экипажа потихоньку приспосабливались к новым реалиям.Оживление в умонастроения привносит неудачливый летчик Кукушкин, из-за поломки вертолета вынужденный коротать дни вместе со всеми. Он еще один представитель прогрессивной молодежи, действующий не по регламенту и правилам, а по зову сердца. Своей непринужденностью парень завоевывает симпатии и быстро становится душой компании.

Выбор Александра Паля на роль летчика –удачный режиссерский ход.Актер воплотил свое коронное амплуа эксцентрика-комедианта, но не обошлось без новшеств. Хомерики пытается «сломать» этого беззаботного мечтателя – в кульминационный момент Кукушкин дает волю эмоциям,предавшись отчаянию от безысходности. Для Паля этот эпизод стал хорошей проверкой драматических способностей (спойлер: в кадре будут задействованы слезы).

%d0%bf%d0%b0%d0%bb%d1%8c

С персонажем Александра Яценко режиссер поступил еще суровее. Уже в начале ленты тот лишается голоса после переохлаждения (именно Цимбалистый бросился спасать собаку и ее хозяина) и на протяжении всего фильма не может разговаривать. Ограниченный в средствах выразительности, Яценко демонстрирует мастерство владения мимикой и жестами. Он играет на полутонах, и зритель все понимает без слов. Хомерики, работавший с Александром до этого на фильме «Сердца бумеранг», расширил его актерский диапазон: Яценко еще никогда так мало не разговаривал в кино.

%d1%8f%d1%86%d0%b5%d0%bd%d0%ba%d0%be_2

Добавил колоритности к общему портрету коллектива и Виталий Хаев, представший в неожиданном образе второго помощника капитана– бесхитростного моряка с душевным одесским юмором. Это герой старой закалки, но в отличие от своих партнеров он прислушивается к тем, кто моложе и малоопытнее. В атмосфере братского взаимоуважения проходят будни экипажа. Моряки дружно распевают песни, соревнуются в игре «Морской бой», устраивают чистку снега и ремонтируют вертолет. Кажется, эти стойкие мужчины способны выдержать любые невзгоды.Но лишь только количество дней в дрейфе переваливает за 100, как моральное и психологическое состояние команды кардинально меняется. Вдруг вспоминаются былые обиды, болезненнее воспринимается критика, а новые ограничения в дневной норме питания доводят до исступления. Бывшие приятели начинают выяснять отношения, бьют друг другу лица, берутся за оружие… Но это не раскрытие истинных масок, а эмоциональный взрыв людей, оказавшихся заложниками политических игр на материке.

dsc_1834

Ленинградское руководство нарочито медленно ищет решение для спасения дрейфующего судна. Обычная история: чиновникам было попросту невыгодно доносить «наверх» о произошедшем,ведь сразу возникнут ненужные вопросы и полетят головы.А что означает для госслужащего лишиться кормушки? Верное забвение! Хомерики довольно подробно снимает сцены с партработниками – хладнокровными и категоричными людьми, преследующими сугубо личные интересы. О судьбе экипажа, оказавшегося на грани выживания в Антарктике, думают в последнюю очередь. Удобнее найти козла отпущения – заставить Петрова сознаться виновным в саботаже и отправить в тюрьму, чем провести тщательное расследование. Режиссер с иронией замечает: многие явления с тех пор так и не изменились. Но фильм все-таки о настоящих героях, а не о высокомерных функционерах.

Чувствуется, что Николай Хомерики и съемочная группа проделали колоссальную работу в процессе подготовки. Так как сюжет основан на реальных событиях (в основу заложен дрейф ледокола «Михаил Сомов» в 1985 году), создатели все время находились в тесном контакте с участниками той экспедиции, которые консультировали по техническим вопросам. Петр Федоров отдельно встречался с прототипом Петрова – капитаном Валентином Родченко. Сами съемки проводились на настоящих ледоколах в Петербурге и Мурманске. Режиссер свел к минимуму количество павильонных декораций, чтобы добиться максимальной аутентичности.

«Ледокол» оказался пронизан духом времени. Прежде всего деталями.В фильме использован целый набор атрибутов эпохи восьмидесятых:песни Виктора Цоя, радио «Голос Америки», Сева Новгородцев, магнитофон «Заря», кубик Рубика, цветы в пластмассовых плетеных горшках, разноцветные варежки, постеры с Аллой Пугачевой… И у каждого предмета свое предназначение, своя миссия. Музыкой группы «Кино» герой Александра Паля будет поднимать дух приунывшей команды (без преувеличения, эпизод исполнения актером песни «Время есть, а денег нет» получился самым душевным наряду с финалом), а выброшенный с корабля и вскоре найденный во льдах кубик Рубика послужит подсказкой для экипажа о стремительном приближении айсберга.Даже не живший в те времена зритель ощутит трепетное чувство ностальгии. В этом, безусловно, заслуга оператора Федора Лясса, который мастерски воссоздает советскую действительность сквозь призму камеры (за спиной у молодого человека имеется солидный опыт работы в «Оттепели» Валерия Тодоровского).

Некоторые критики, анализируя картину, просматривают в корабле завуалированный образ«СССР в миниатюре». На «большой земле» обществу опостылела стагнация, оно жаждет перемен – власти испытывают кризис доверия. На борту «Михаила Громова» тоже неспокойно:команда устает от запретов, ограничений и авторитаризма Севченко и постепенно выступает против него. Так консерватизм, удерживавший лидерские позиции, начинает терпеть крах перед молодым либерализмом. Так появляются предпосылки к перестройке. Как мы уже упоминали, в фильме главные противоборствующие силы представляют две фигуры – Севченко и Петров. Первый – напористый и непримиримый сторонник «закручивания гаек», второй – настоящий демократ, открытый к диалогу. Первый руководствуется разумом и уставом партии, а второй –порывами сердца. Ради спасения команды Петров готов связаться по экстренной связи с иностранцами, лишь бы не оказалось поздно. И пусть они напишут в газетах и журналах сатирические заметки про то, как в СССР из-за халатности чуть не погубили целый экипаж корабля, пусть он вновь нарушит устав и ему грозит уголовная ответственность – герой думает лишь о судьбах товарищей.

img_7647

Севченко,как человек системы, не может понять благородных мотивов, двигающих опальным капитаном. Вместо конструктивного диалога он предпочитает изолировать дурно мыслящий элемент от общества, дабы тот не отравил своим ядом других. Все согласно инструкции– так бы поступил любой власть имущий. Но в итоге капитан ледокола порождает явление более опасное– восставших моряков.Как по Пушкину, бунт этот становится бессмысленным и беспощадным. Обезумевшие от эйфории матросы готовы поджечь все топливо и съесть оставшиеся запасы еды, дабы доказать, кто на «Михаиле Громове» хозяин. Бороться с массами оказывается куда сложнее, нежели с индивидом. Категоричный, но сообразительный Севченко понимает, что рабочие прислушаются только к тому, кто их уважает. А это как раз компетенция Петрова. Таким образом, несокрушимый герой Сергея Пускепалиса впервые соглашается на сотрудничество с визави и перестает делить мир на белое и черное. Долгожданный катарсис и стремительная развязка. Ребята справились!

Российские фильмы, особенно стилизованные под старину, часто упрекают в «глянцевости». В стремлении поразить зрителей авторы картин забывают о содержательной составляющей и уделяют основное внимание красоте картинки. К счастью, с проектом Николая Хомерики опасного сдвига не случилось. Скорее наоборот. «Ледокол» получился в лучших традициях советского кино (что уже само по себе редкость в век подражания голливудскому мейнстриму). Здесь не найдется однозначно плохих или хороших персонажей. Хомерики словно вторит афоризму Льва Толстого о том, что «человек течет и в нем есть все возможности: был Nthhbглуп, стал умен, был зол, стал добр, и наоборот», и показывает характеры в развитии. Севченко становится терпимее, «настучавший» Еремеев перестает строить козни, Кукушкин взрослеет.Каждый из членов команды проходит школу выживания в 133-дневном ледовом плену и получает боевое крещение.

В картине здорово выдержан баланс между драмой и комедией. Неслучайно Хомерики так мало места уделяет любовной линии капитанов и их жен, оставшихся на «большой земле». Как бы ни звучало по-шовинистски, но постоянное присутствие женщин в картине было бы излишним. «Ледокол» –лента о сильных и смелых мужчинах, брошенных на произвол судьбы. В таких условиях сентиментальность и чувствительность неуместны, они сразу бы сместили акцент в мелодраматическую сторону. Зато продолжительный хронометраж вполне оправдан. Талантливо прописанные диалоги приковывают зрительское внимание. К сожалению, именно этого не хватило в прошлом году Александру Мельникову с его «Территорией»– фильму со схожей тематикой, с великолепным актерским ансамблем, где дух времени был также хорошо передан, но ряд затянутых сцен и переизбыток общих планов сыграли злую шутку.

%d0%be%d0%bb%d1%8c%d0%b3%d0%b0-%d1%81%d0%bc%d0%b8%d1%80%d0%bd%d0%be%d0%b2%d0%b0_%d0%bf%d0%b5%d1%82%d1%80-%d1%84%d0%b5%d0%b4%d0%be%d1%80%d0%be%d0%b2

«Ледокол» подкупает своей честностью.Фильм избавлен от гламурных и жеманных персонажей, их заменили простые, но порядочные работяги, для которых слово «честь» – не пустой звук. Таких настоящих, не из пластмассового мира героев как раз не хватает нашему кино. Не хватает и добротных историй о человеческом подвиге, которые были бы лишены шапкозакидательских мотивов.Специалисты продолжают спорить о причинах, по которым зрители утратили доверие к российскому кинематографу. На самом деле формула проста. Публика устала от бравурности и подражательства, ей хочется увидеть что-то искреннее, созданное от души и для души.Николай Хомерики создал такое кино, и финальная сцена «Ледокола» может стать блестящим подтверждением этих слов. Даже из банального хеппи-энда режиссер создает хрестоматийный эпизод в стилистике советских приключенческих кинолент, от которого разбегутся по коже мурашки даже у самого сдержанного зрителя, не говоря о герое Сергея Пускепалиса. Севченко впервые за весь фильм улыбнется. С ним улыбнемся и мы.

Кажется, лед тронулся…