«Для детей он был идеалом ловкости, смелости, остроумия, находчивости и веселья. Для женщин – идеалом любви. Людям зрелым он давал пищу для размышлений, обогащал своим интеллектом наше представление о жизни, об искусстве. Для людей старшего поколения он был дорог своим нежным ностальгическим умением унестись в начало нашего века, напевая те песенки, которые в детстве напевал ему отец» – так охарактеризовала всенародно любимого талантливого актера Андрея Миронова актриса Вера Васильева


Сын эстрадных артистов, Марии Владимировны Мироновой и Александра Семеновича Менакера, Андрей с малых лет был свидетелем сложного процесса рождения сценического образа (ведь артист драматического театра репетирует в театре, а эстрадные артисты – дома). И, несомненно, работа родителей оказала влияние на его жизненный выбор. К тому же в доме часто бывали артисты, работники театра, велись разговоры об искусстве. Трудно было не окунуться в эту атмосферу. Как пошутил драматург Аркадий Хайт: «Можно сказать, что Андрей окончил эстрадную академию на дому». Однако поучиться пришлось не только у родителей: после окончания школы Андрей поступил в театральное училище имени Бориса Щукина. Правда, как это часто случается в такого рода семьях, родители-актеры тревожились, справится ли Андрей с поставленной задачей, потянет ли выбранную им «роль» или останется сыном Менакера и Мироновой. Позже Андрей не любил, когда о нем говорили как о сыне Мироновой и Менакера: «Я прошу, не надо. Я – просто Миронов, и все, и никаких разговоров быть не может».

G000111064

Семья Мироновых-Менакеров была очень дружна. Друг семьи театральный критик Борис Поюровский вспоминал, как они с женой в течение многих лет встречали Новый год с Марией Владимировной и Александром Семеновичем у них дома: «И не было такого случая, чтобы Андрей в этот момент мог оказаться где-то в другом месте. Они с отцом соревновались в рассказывании баек, поддевая то меня, то Марию Владимировну, то друг друга. Но это делалось с таким артистизмом, с таким юмором и изяществом, что никто ни на кого не обижался».

Незадолго до вступительных экзаменов отец, Александр Менакер, решил обратиться за решающим мнением, идти в актеры Андрею или не идти, к знаменитой актрисе Театра Вахтангова и педагогу «Щуки» Цецилии Львовне Мансуровой. Сильно волнуясь, Андрей стал читать стихотворение Пушкина, но на второй строчке у него носом пошла кровь. На что Цецилия Львовна заметила: «Темперамент у мальчика есть! Об остальных качествах дарования судить пока трудно. Но для начала это неплохо…»

После окончания училища, воспитанный в традициях вахтанговской театральной школы, Андрей был принят в труппу Московского театра сатиры. Именно с ним и оказалась связана вся его творческая биография.

О первой встрече с Андреем режиссер театра Валентин Плучек рассказывал так: «Он пришел показываться художественному совету нашего театра. Андрюша играл отрывок из “Бравого солдата Швейка” Гашека. Вся комиссия, которая должна была вести себя солидно и серьезно, валялась на полу от хохота и не скрывала своего восхищения. С первых шагов Андрюши в театре стало ясно, что в труппе появился яркий, неожиданный, с прекрасным чувством юмора комический артист. Казалось, что эти и другие свойства комика и определят в дальнейшем его театральные амплуа».

Удивительно богатая актерская индивидуальность позволила Миронову исполнять роли в классических постановках и современных, играть в трагедиях, фарсах, комедиях и легких водевилях – и в то же время стать популярнейшим актером кино

Но все это было не сразу. Первую свою эпизодическую кинороль Андрей Миронов исполнил, когда был еще студентом училища, в фильме Юлия Райзмана «А если это любовь?» (1961). Здесь не было возможности особо проявить себя, но работа под руководством большого мастера дала много. В перерывах между съемками Андрей старался обратить на себя внимание, много болтая и пытаясь развлечь коллектив. На что режиссер ему заметил, что в жизни артист должен говорить гораздо меньше.

Роль в лирической комедии Генриха Оганисяна «Три плюс два» (1963) на какое-то время определила дальнейшую актерскую судьбу – последовали роли в комедийных фильмах («Бриллиантовая рука», «Невероятные приключения итальянцев в России», «Соломенная шляпка»).

На съемках «Три плюс два» Андрей влюбился в актрису Наталью Фатееву, между съемками они, как правило, проводили время вместе. Наталья была старше его на семь лет, но помешало им не это, а то, что мама Андрея, Мария Владимировна, не одобрила его выбор…

Далее была роль в созданном на «Мосфильме» по роману «Похищение огня» двухсерийном кинофильме «Год как жизнь» (1965). Сценаристы – советская писательница Галина Серебрякова и Григорий Рошаль (он же и режиссер) – воспользовались некоторыми мотивами романа, относящимися к периоду буржуазных революций 1848–1849 годов. Они создали героико-романтические образы основоположников научного коммунизма Маркса и Энгельса. Роль Карла Маркса воплотил Игорь Кваша, а образ молодого и привлекательного Фридриха Энгельса создал Миронов. Однако постановщики не уделили его образу достаточно внимания. Энгельс мало показан в действии, и, хотя остальные герои отмечают его поразительную работоспособность, громадную эрудицию, зрители должны были этому верить лишь на слово.

Андрей Миронов был очень обязательным и ответственным человеком. Василий Ливанов однажды воспользовался это чертой Андрея. Решив подшутить над ним, он позвонил и сообщил Андрею, что съемки фильма назначены на 8 марта. Конечно, этого быть не могло, так как, во-первых, это праздничный день, а во-вторых, это день рождения Андрея (хотя на самом деле он родился 7-го, но родители записали его на 8 марта). Однако, нисколечко не сомневаясь, Андрей поехал на студию. Конечно, охранники его не пустили, хотя он их уверял, что его точно там ждут на съемку.

У Андрея был свой круг друзей, с которыми он любил проводить время вместе. Многие считали: им сильно повезло, что судьба привела их в компанию Миронова. Его друг, знаменитый дирижер Юрий Темирканов, так вспоминал об Андрее: «Он был самым веселым, самым остроумным среди нас. Но в разгар смеха и шуток я вдруг замечал взгляд Андрея, далекий от шумного веселья. Он словно парил над нами, сохраняя тайну своего бытия, недоступную никому, даже близким друзьям. Наверное, такое одиночество присуще всем поистине талантливым людям».

В картине Эльдара Рязанова «Берегись автомобиля» (1966) Миронов исполнил роль Димы Семицветова, молодого человека, отлично зарабатывающего на спекуляциях дефицитными товарами. Любитель наживы весьма ловко прячется за маской честного человека, но немеет перед своим тестем – первосортным опытным хапугой, роль которого великолепно исполнил Анатолий Папанов. Снова их актерский дуэт состоится в «Бриллиантовой руке» (1968) Леонида Гайдая. Авторы – Леонид Гайдай, Яков Костюковский и Морис Слободской – иронически назвали свой сценарий так: «кинороман из жизни контрабандистов с прологом и эпилогом».

Миронову досталась сугубо эксцентрическая роль контрабандиста Графа. Этому герою постоянно не везет, он без конца попадает в смешные, а подчас и трагикомические ситуации, но упорно продолжает добиваться своей цели, пытаясь заполучить привезенные Семеном Семеновичем драгоценности. Раскованная, разнообразная по актерским приемам игра была восторженно принята зрителями. Да и сам актер был доволен: «Я с радостью принял приглашение сниматься в этой роли. Считаю, что мне во многом повезло. Во-первых, уверен, что в эксцентрической роли, как ни в какой другой, актеру можно проявить все свои возможности. Во-вторых, я всегда был неравнодушен к фильмам, которые делает Гайдай. И наконец, с таким партнером, как Юрий Никулин, необычайно интересно, я бы сказал, даже легко работать. В сценах, которые играешь с Никулиным, тебя ни на секунду не оставляет глубокое ощущение партнера, его игры. Невольно заражаешься его юмором, умением творить смешное».

Бриллиантовая рука2

Папанов исполнил роль второго контрабандиста, верящего только в силу своих кулаков, по прозвищу Механик. Миронов с Папановым создали характерные для жанра сатиры гротесковые фигуры отрицательных персонажей. Правда, Папанова, необыкновенно тонко чувствующего природу эксцентрики, за эту роль позже критиковали, как слишком однообразную. Но скорее это было заложено в сценарии: персонаж Андрея был действительно более сложным, вызывал неоднозначную реакцию зрителей, тогда как Папанов получил роль более простую по смыслу и характеру. Но главным акцентом для авторов стал контраст двух персонажей – именно на нем строились основные комические эффекты. Миронов делился: «Новая роль дается мне нелегко. Смешное и грустное всегда рядом – и в этом трудность. Мне хочется добиться такого соединения различных жизненных ситуаций, при котором нетронутыми остаются личность человека, его судьба, его радости и тревоги. Показать человека, а не маску – моя мечта».

Для Миронова было очень нелегко совмещать съемки с работой в театре, тем более что в последнее время у него была большая работа в пьесе «Женитьба Фигаро». Приходилось чуть ли не ежедневно летать из Сочи, где велись съемки, в Москву и обратно.

Женитьба Фигаро

По сюжету контрабандист Граф едет за рубеж на задание – связаться с «коллегами»-контрабандистами и привезти оттуда валюту и драгоценности. В каюте с ним оказывается тихий и скромный человек Семен Семенович Горбунков, которого великолепно сыграл Юрий Никулин. Вместе они сходят на берег, и по случайности именно Семен Семенович поскальзывается около логова контрабандистов, произнеся условленные слова – пароль «Черт побери!». Приняв его за Графа, бандиты ловко и быстро накладывают гипс, под который прячут драгоценности. С этого момента у застенчивого Семена Семеновича начинаются дни, полные опасности и приключений. Этот сюжет, наверное, можно было и не пересказывать. Ведь эпизоды и реплики из фильма стали крылатыми, а сам фильм – одним из любимейших у публики.

«Однажды снявшись в комедийной роли, я стал в кино комиком, надеюсь, не вечным» — Андрей Миронов

Позже Юрий Никулин написал в своих воспоминаниях об Андрее: «После “Бриллиантовой руки” мы с ним часто встречались на концертах, которые проводили по линии Бюро кинопропаганды. Мы выезжали небольшой группой (Папанов, Миронов, Голубкина и я) на два-три дня. Меня Андрей поражал тем, что, выходя к зрителю, выкладывался весь, уходя со сцены мокрым. Отдавал все, что имел, что мог, как будто выступал в последний раз. Он все делал с полной отдачей и жил с полной отдачей. А когда вдруг неожиданно снялся в фильме Германа “Мой друг Иван Лапшин” и так прекрасно сыграл Ханина, то все вдруг поняли, насколько еще Миронов не исчерпал свои возможности как актер. Не только комедийный, но и драматический».

То, что кинематограф использовал Миронова только в комедиях, очень тяготило его. Ведь если актер удачно снялся в хорошей картине – появляется стереотип: «Я не против легкости моих киногероев – я против легковесности в серьезных вещах»? «Однажды снявшись в комедийной роли, я стал в кино комиком, надеюсь, не вечным». На театральной сцене Миронов был разный: и Дон Жуан, и Фигаро, и Хлестаков в «Ревизоре», Жадов в «Доходном месте» Островского, Чацкий в «Горе от ума». В кино же он играл лишь в комедиях, поэтому искренне радовался за актеров, которым удалось избежать установившееся амплуа и сняться в совсем иной роли: так Юрий Никулин искренне сыграл драматическую роль в фильме «Когда деревья были большими» Льва Кулиджанова, а позже снялся у Алексея Германа в «Двадцать дней без войны»; Анатолий Папанов и Евгений Леонов по-новому раскрылись в фильме Андрея Смирнова «Белорусский вокзал»; Алексей Смирнов сыграл серьезную роль в картине Леонида Быкова «В бой идут одни старики»…

Выбор Алексеем Германом Миронова на роль Ханина в картине «Мой друг Иван Лапшин» (1984) оказался большой удачей для обоих – режиссера и актера. У Андрея появился шанс проявить себя в глубоко драматическом образе. Внутренние переживания его героя, журналиста Ханина, – это отдельная линия, параллельная тем «общественным» эмоциям, которые являются главными в Лапшине и его товарищах. Это стало скрытым контрастом к основной сюжетной линии.

c167f3295697130347e1999628a

Шесть дней назад у Ханина умерла жена. В поисках душевной поддержки он приезжает к своему другу, начальнику уголовного розыска Ивану Лапшину. Не справляясь с горем, Ханин пытается застрелиться, лежа в ванной, неуверенно приставляя револьвер то к груди, то к голове, и в итоге нечаянно стреляет в сторону. Не находя себе места, подсознательно желая смерти, Ханин напросился участвовать в операции по задержанию преступников и попал под бандитский нож. Оклемавшись и выйдя из больницы, Ханин раздал горожанам все свои вещи и покинул город Унчанск.

Этой неожиданной ролью Андрей многим показал, а себе доказал, что он актер многогранный, глубокий и мудрый. Как сказал о нем режиссер Анатолий Эфрос: «Есть такое понятие в кино – “типаж”. В данном случае оно не имело никакого значения, потому что Андрей Миронов никак не типажный актер. В нем есть мягкость, есть как бы фактура пластилина, которая, на мой взгляд, очень заманчива и в кино, и в театре, особенно когда изнутри актерская природа освещена умом».

В прессе Андрею приписывались качества эдакого ловеласа, донжуана. Однако, несмотря на то что в него действительно были влюблены миллионы кинозрительниц, личная жизнь его не была столь бурной, как представляли поклонники. С первой своей женой, актрисой тоже Театра сатиры Екатериной Градовой, Андрей прожил недолгую совместную жизнь. Но этот брак подарил обоим замечательную дочь, ныне актрису театра «Ленком» Марию Миронову. Со второй своей женой, актрисой Ларисой Голубкиной, Андрей познакомился, будучи на дне рождении у Натальи Фатеевой (правда, поженились они значительно позже). Вместе они прожили до последних дней Андрея.

Анатолий Эфрос: «Андрей Миронов никак не типажный актер. В нем есть мягкость, есть как бы фактура пластилина, которая, на мой взгляд, очень заманчива и в кино, и в театре, особенно когда изнутри актерская природа освещена умом»

События легкого музыкального фильма «Будьте моим мужем» (1981) разворачиваются в южном городе в разгар курортного сезона, куда приезжает герой фильма Виктор (которого и играет Миронов), по профессии детский врач. Кем он работает, конечно, совсем не имеет значения, важно то, что это характеризует героя как доброго, чуткого и интеллигентного человека. Такая характеристика привлекла к нему приехавшую на отдых Наташу (Елена Проклова): дело в том, что ей с пятилетним сыном без мужа отказываются сдавать комнату, и тогда она, недолго думая, предлагает только что повстречавшемуся Виктору «быть ее мужем». Как и полагается в жанре лирической комедии, вместо спокойного отдыха Виктор попадает в целый ряд затруднительных и комедийных ситуаций. Саму картину в прессе ругали за невразумительный сценарий и посредственную режиссуру, но отмечали, что лишь профессиональная игра актеров хоть как-то вытянула ленту. Сработанные Андреем Мироновым сцены выглядели скорее как отдельные концертные номера, состоящие из лирических песен-монологов, пародийного танца или забавной, не связанной с сюжетом жанровой сценки. Однако все они были выполнены с таким блеском, что именно это располагает пересматривать картину сегодня.

Всем известно, что никакой театр за десятки лет не сможет собрать такую широкую аудиторию, какую собирает телевидение. Естественно, для артиста такая возможность выхода к публике – это большой соблазн. Среди работ Андрея Миронова очень много телевизионных картин: «Соломенная шляпка» (1974), «12 стульев» (1976), «Обыкновенное чудо» (1978), «Трое в лодке, не считая собаки» (1979) и прочие. Но оказывается, существует еще один фактор – творческий – в работе актеров для телефильмов. Сам Андрей так объяснял свою склонность к работе с телевизионными проектами: «Работа на телевидении мне нравится еще и вот почему. Артист, снимающийся для большого экрана, видит “вылепленный” им образ и всю картину полностью чаще всего на первом зрительском просмотре, когда ничего уже нельзя поправить. На телевидении иначе: делаются дубли, просмотры. Ты можешь корректировать себя. Для меня телевидение – самопедагогика, сфера самосовершенствования».

В 1969 году режиссер Леонид Хейфиц ставил на телевидении фильм-спектакль «Рудин». На роль Рудина он взял Андрея Миронова. Хейфицу довелось работать с ним впервые, но, зная актерские работы, он ждал от него многого и не ошибся: «В спектакле был последний эпизод, сыгранный Мироновым совсем на ином уровне, чем все остальное. Эпизод остался в памяти как пример редкостно глубокого, строгого и сосредоточенного существования актера. Его Рудин прошел значительный этап жизни. Я увидел, как из молодого, пылкого, романтичного, страстного и, может быть, по-своему поверхностного юноши он превратился в человека, трудно прожившего жизнь. Актер точно отобрал выразительные детали. Причем ни одно из тех привычных и так многими любимых средств использовано им не было. Он был почти статичен. Только скупые, даже осторожные движения и взгляд, как бы устремленный в себя и выражающий все перенесенные страдания. Аскетизм его существования поразил меня тогда: оказывается, он мог быть и таким!»

В жизни Миронов был очень застенчивым человеком, нерешительным и часто недовольным собой. Он был очень строг к себе и все время искал нового, иного способа игры, чтобы избежать повторения

На эстраде Андрей всегда представал перед зрителями обаятельным, немного самодовольным героем, вполне уверенным в себе. Хорошая пластика позволяла ему изящно двигаться, голос – непринужденно петь. Он порхал по сцене с удивительной легкостью. Но лишь близкие люди знали, как ему это тяжело дается. В жизни он был очень застенчивым человеком, нерешительным и часто недовольным собой. Эта неудовлетворенность своей неполной отдачей с годами обострялась. Он был очень строг к себе и все время искал нового, иного способа игры, чтобы избежать повторения.

Борис Покровский после посещения эстрадного выступления Андрея рассказывал: «Почти два часа без антракта длился этот моноспектакль, где действительно не было ни фрагментов из фильмов, ни “разговора по душам” со зрителями, ни чтения наизусть. Монологи и сцены из спектаклей Театра сатиры, песни из фильмов и телевизионных постановок, специально приготовленные для эстрады номера… Одно органически вытекает из другого, без всяких пауз и особых комментариев. И главное, ощущение такое, что все это сущий пустяк, ерунда, небольшая шалость. Никакого пота, никакого напряжения».

К подготовке эстрадных номеров Андрей подходил очень серьезно. Например, ему было стыдно исполнять одни и те же песни из кинофильмов. Тогда он обращался за помощью к своим друзьям, писателям Григорий Горину и Аркадию Хайту, которые помогали не только придумать новые песни, но и разработать целые номера. Хайт так описывал работу с Андреем: «Будучи популярнейшим артистом, всеобщим любимцем и шармером, Андрей всегда оставался необычно деликатным и крайне щепетильным в отношениях с людьми. Казалось бы, с вопросами репертуара у него не должно было возникать никаких проблем. Но Андрей всегда стеснялся эксплуатировать дружеские отношения. Если он хотел, чтобы мы что-то написали для него, он долго мялся, мямлил, ходил вокруг да около, прежде чем обращался с просьбой. Однако если вы говорили “да”, то он своими нежными руками брал вас за горло, и эти руки уже не знали жалости».

Сольный дебют Миронова состоялся в фильме «Бриллиантовая рука». Причем режиссер Гайдай сначала не хотел оставлять сцену на теплоходе с песней «Остров невезения». Сам Андрей рассказывал, что петь он никогда не умел, в детстве считалось, что у него нет ни слуха, ни голоса, поэтому музыке его не учили. Позднее он ощущал большой пробел в своем музыкальном образовании. Андрей собирал пластинки и самообразовывался по ним, но особенно любил джаз и отлично разбирался в нем.

Раймонду Паулсу довелось поближе познакомится с Андреем, когда в Риге озвучивался фильм «Три плюс два»: «Я помню, как во время записей, в перерыве, мы играли популярные в то время джазовые мелодии. Андрей к тому же еще и пел, стараясь подражать своим кумирам, особенно Луи Армстронгу. Он любил и знал американский джаз. И это как-то сразу нас объединило. С той поры все свободное время мы проводили вместе. Я играл, Андрей пел, и не только репертуар Армстронга, но и других звезд. Я сразу заметил, с какой легкостью он имитировал многих известных джазовых исполнителей. И сам при этом прекрасно двигался и танцевал. Всю жизнь он оставался верен этому удивительному сочетанию легкой музыки и джаза. Стиль ретро – это его стиль, который он любил».

К вокальному исполнению Андрей серьезно не относился, пытаясь спрятать отсутствие профессионализма за иронией и шаржем. И ни в коем случае не считал себя певцом, а относился к этому как к хобби. Из песен он делал сценки, продолжающие действия, раскрывающие характер. Как он сам рассказывал: «Например, в фильме “Двенадцать стульев” Остап Бендер, перефразируя известное стихотворение Лермонтова, поет: “Белеет мой парус одинокий на фоне стальных кораблей…” Это вольность, шутка, но и продолжение сюжета, выражение характера».

Женитьба Фигаро1

Как это часто бывает, актеры иногда пробуют себя в новой сфере – режиссуре. Андрей поставил на театральной сцене четыре спектакля. А в жизни – бесчисленное количество. Однажды, когда Андрей узнал, что Игорь Кваша, захандрив, решил не отмечать свой день рождения, он подговорил друзей разыграть над ним шутку. Они предупредили лишь жену Игоря. В день рождения без приглашения, специально наряженные в самую потрепанную одежду явились к нему домой. Не здороваясь, прошли мимо хозяина в дальнюю комнату, постелили на полу принесенные с собой газеты и расположились на них. Из сумок вынули кастрюли с едой, тарелки и вино. Делали вид, что хлопочущего Игоря не замечают. Андрей произносил тосты за здоровье «сволочи», за жену «сволочи», за родителей «сволочи». Все безумно хохотали, включая хозяина. Такая вот была режиссерская постановка Андрея.

Последним фильмом, в котором снялся Андрей, стал музыкальный фильм «Человек с бульвара Капуцинов» (1987) режиссера Аллы Суриковой. Она собрала плеяду талантливых актеров: Олег Табаков, Игорь Кваша, Николай Караченцов, Михаил Боярский, Леонид Ярмольник, Борислав Брондуков… Всех не перечислить, и среди них – Андрей Миронов. Миронов исполнил роль миссионера Джонни Феста, который уверен, что искусство должно облагородить человека. Несмотря на то что Миронов был очень занят в театре, отказать Суриковой он не мог, да и материал казался симпатичным по благородной идее и характеру героя: «Что-то меня сразу подкупило в Фесте, подружило с ним. И то, что он по-своему Дон Кихот, и то, что, если можно так сказать, он не просто чудак, а очень своеобразный счастливец. Странное сочетание? А ведь живое, непридуманное и для меня – в экранной моей биографии – новое».

001

Но самую последнюю роль Андрей исполнил на театральной сцене. 14 августа 1987 года он с труппой был на гастролях в Риге. Шел спектакль «Безумный день, или Женитьба Фигаро», в котором Андрей играл Фигаро. Не завершив последнюю сцену, Андрей упал. В местной больнице поставили диагноз – обширное кровоизлияние в мозг. Через несколько дней, не приходя в себя, Андрей скончался.

К Театру сатиры пришли толпы людей, чтобы проводить его в последний путь. Андрей был не просто популярным актером, он был всенародной любовью. С ним прощались как с родным и близким человеком.

Однажды журналист задал Андрею такой вопрос: «Представим на минуту, что вы избрали иную профессию…» – «Никогда. С самого детства я мечтал только о сцене и не могу представить себя в другой “роли”. Нет, нет, об этом не может быть и речи!»