Том Форд является человеком, который на личном примере подтверждает распространенную формулу «талантливый человек талантлив во всем». Первый фильм Тома Форда «Одинокий мужчина» получил весьма неплохие отзывы и номинацию на «Золотого льва». Колин Фёрт, как исполнитель главной роли, за этот же фильм получил награду как лучший актер.


 

Дебютировал Том Форд достойно. Так что вполне ожидаемо, что от его второго фильма «Под покровом ночи» зрители и критики ожидали некоего эстетического откровения и свежего взгляда.Сам фильм начинается с элемента некоего шок-контента, который сразу вызывает у зрителя закономерный вопрос: «Что происходит?». А происходит на экране всего лишь инсталляция выставки Сьюзан Морроу. Сама Сьюзан от собственной выставки не в восторге и за ужином откровенно говорит, что все это «шлак». Вполне обоснованно. Даже этот шок-контент, который поражает неискушенного зрителя, шокирует скорее своим появлением, нежели содержанием. Дистиллированное искусство на грани уже пережеванного мейнстрима. Тщательно выверенное и выжатое – вот что представляет собой искусство и талант самой Сьюзан.

Героиня (ее играет актриса Эми Адамс) выглядит бесконечно уставшей и от собственной жизни, и от неудачного брака, и от своего серого холодного дома. По почте она получает рукопись от своего бывшего мужа Эдварда (Джейк Джилленхол) с таинственным названием «Под покровом ночи». Их отношения с Эдвардом прервались на весьма драматичной ноте, о чем нам будут постепенно рассказывать в течение фильма не только посредством параллельного изложения истории, но и при помощи пространства самого романа. Так или иначе Эдвард, видимо, преодолев свой негатив по отношению к бывшей жене, просит ее прочесть роман и оценить его способности.

Разумеется, Сьюзан не может ему отказать.

Роман рассказывает историю о семье, которая попадает в неприятную ситуацию. Двигаясь по канонам вполне классической формы: человек берется отомстить за свою семью (а таких фильмов зрителю известно немало, начиная от «Убить Билла», заканчивая «Законопослушным гражданином» и «Смертным приговором»), рукопись плавно излагает вполне стандартную историю о мести, о потере близких, о безнаказанных преступниках. Все в этом изложении выглядит таким знакомым и очевидным, что любые неожиданные повороты сюжета непосредственно в самом романе исключены изначально.

Потому что эти самые «неожиданные повороты» делает сама Сьюзан. И здесь в игру вступает мастерство Тома Форда.

По факту то, что написано, не имеет значения. Роман изначально задумывался автором (непосредственно самим Эдвардом) как нечто шаблонное и простое. Но поскольку он посвящен непосредственно Сьюзан (и здесь, кстати, следует задуматься: а увидит ли кто-нибудь эту рукопись еще, помимо нее?), то и воздействует фактически на все ее болевые точки, о которых Эдвард, разумеется, был в курсе. Заставляя ее переносить прочитанное на реальность, все больше сопоставляя себя с главными героями. Но проблема заключается в том, что единственная героиня, с которой Сьюзан могла бы себя сопоставить (мать семьи, по имени Лора Гастингс), умирает еще в середине романа. И здесь возникает вопрос: а с кем сам Эдвард ассоциирует свою жену?

Зритель не услышит ни одной строчки из книги, кроме начального посвящения героине. Потому что суть не в словах и не в тривиальном сюжете, а в тех эмоциях, которые вызывают описанные события. Параллельно с воспоминаниями Сьюзан история о «мести убитого горем супруга» начинает приобретать новые краски. Пространство романа оказывается куда сложнее и опаснее, чем казалось в начале. Поскольку Эдвард сумел не столько заставить сопереживать, сколько поставил свою бывшую жену на свое место, изменив лишь детали их истории, но оставив свои собственные эмоции и переживания в основе.

Самое прекрасное и печальное во всем этом– так это полное отсутствие эмпатии у Сьюзан. Она, как персонаж, представляется человеком если не умершим где-то внутри, то очень близкой к этой точке. Поэтому всей злости, всего отчаяния Эдварда оценить не может. Или не хочет.

Ее ответное письмо, где она пишет: «Роман потрясающий», выглядит скорее как тотальное недопонимание и насмешка, чем искреннее восхищение. Потому что единственный персонаж, который причиняет больше всего боли героям книгии есть прототип самой Сьюзан. Весьма интересно, что Эдвард меняет пол главного злодея, таким образом то ли подчеркнув несколько мужской склад характера своей бывшей жены, то ли сознательно придерживаясь выбранного канона.

Главный герой книги умирает в конце. Исполнив свою месть, он стреляет в себя из пистолета. Умирает в одиночестве посреди пустыни. Сьюзан же, внезапно решив, что Эдвард, согласившись на встречу, сможет ее простить или дать ей второй шанс (множество красивых флешбэков о прекрасной любви выглядят как соломинка для утопающей в серых безжизненных буднях Сьюзан),приходит в ресторан. И умирает– не физически, разумеется. Но в сущности ее смерть мало чем отличается от смерти героя книги. Дело не в описании и не в обстоятельствах, а в состоянии.Сьюзан сидит одна в ресторане до самого закрытия. И если она и питала какие-то надежды на то, что еще не все потеряно и, возможно, ее жизнь и талант получат второе дыхание, то вынуждена похоронить их вместе с собой.

Разумеется, кому-то может показаться, что подобное соотношение персонажей несколько сглажено и неправдоподобно. В романе главный герой теряет семью и жаждет отомстить негодяю, который безнаказанно выходит за неимением прямых улик. В реальности мы имеем только Сьюзан, чье преступление заключается в исключительном цинизме, аборте, разбитых надеждах и любви собственного мужа. Но, если отойти от описанных в романе видов и обстоятельств, так ли велико различие? Так ли сильно отличается физическое убийство человека от его психологического умерщвления? И какая разница между убийством еще не родившегося ребенка от ребенка уже сознательного?

Том Форд в своих фильмах выступает в роли большого романтика, который обращает внимание скорее на эмоциональную составляющую человеческое души. Или на ее тотальное отсутствие. Полагаю, отчасти благодаря этому вниманию и деликатности фильм завоевал Гран-при 73-го Венецианского кинофестиваля.