Владимир Мирзоев, прежде всего театральный режиссер, проработавший значительное время в Канаде, либерал, провокатор в кино (его «Борис Годунов» 2011 года по А. С. Пушкину был практически запрещен к показу на телевидении), вновь снял неоднозначный фильм. Первый показ картины «Ее звали Муму» прошел в январе уже прошлого года в «Гоголь-центре». Фестивальная премьера состоялась в сентябре на XXV Открытом фестивале стран СНГ и Балтии «Киношок». Проката у фильма не было и, видимо, не будет. В конце октября картина (неожиданно для журналистов и общественности) показали на канале ТНТ. 22 декабря состоялся показ в московском Доме кино.


 

По сюжету главная героиня, девушка бесчувственная и бессовестная, за нехитрые материальные блага соглашается стать приманкой для оппозиционеров: соблазнить, снять секс скрытой камерой и обнародовать запись. Заказчик в картине не назван, но если скрытые камеры «зажигают», значит это кому-нибудь нужно. Под их прицел попадают четыре деятеля оппозиции, которые представляют собой одновременно четыре типа политических лидеров и четыре типа мужчин нашей страны. Первый – аморфный и скучный в жизни и в постели политолог, его роль сыграл актер Игорь Воробьев.

11963718

Второй – эстрадный артист на излете славы, поддерживающий протестные акции. Роль блистательно исполнил до сих пор прекрасный и телом, и лицом, и юмором Ефим Шифрин. Третий – ветеран постсоветских войн, которого талантливо сыграл каскадер Юрий Сысоев, действительно служивший в горячих точках и многое привнесший в получившийся почти документальным монолог своего персонажа. Неадекватность его речей (исповедь, начавшись с угрызений совести, тоске по смертям молодых солдат, жгучего стыда за государственные награды, заканчивается лозунгами: «Сейчас что надо? Сейчас надо брать молодежь с улиц и запихивать в патриотические клубы, патриотические движения. Нам надо восстановить монархию. Жесткую, крепкую монархию. Чтоб с казнями на Лобном месте и с трансляцией по всей России – чтоб видели и боялись. Только так победим!») иллюстрируется двумя проститутками, увлеченно целующимися на заднем плане, наркотиками и гранатой в руках контуженого патриота. «Сама эта концепция очень патриархальная, мужская, якобы брутальная – она совершенно ложная, – говорит Мирзоев. – Потому что есть жизнь, есть живые люди, есть возможность и способность любить. Война – это вообще абсурдная вещь. И насилие над человеком – это абсурдная вещь. Это не способ научить народ хоть чему-то –  ввергать его в насилие». Четвертый – молодой лидер либерального движения (Петр Федоров), который на свидание приходит с мамой (Еленой Кореневой), а потом в спущенных трусах (на фоне контрапунктом лирической сцены мы слышим звук дрели – у соседей идет ремонт) дает по телефону интервью радио «Свобода». В его образе легко угадывается фигура Ильи Яшина. Сценарий фильма, придуманный самим Владимиром Мирзоевым и  исполнительницей главной роли Ириной Вилковой (для актрисы это первая главная роль; Ирина за время работы над картиной стала, по сути, ее соавтором), написанный Анастасией Пальчиковой, основан на реальных событиях. В апреле 2010 года в сети были опубликованы видеозаписи, снятые скрытой камерой, на которой оппозиционные политики и журналисты занимались сексом с одной и той же молодой девушкой – как впоследствии оказалось, Екатериной Герасимовой, моделью из агентства «Прогресс», по кличке Муму. На видео попали лидер радикальной националистической организации «Движение против нелегальной иммиграции» (ДПНИ) Александр Белов (Поткин), журналисты Виктор Шендерович и Михаил Фишман (последний также употреблял в кадре кокаин) и другие публичные люди. Илья Яшин заявил, что также встречался с девушкой, но ролик с ним в интернет не попал (возможно потому, что в отличие от других героев скандала он не был женат). Оппозиционеры и журналисты считают, что за Герасимовой стояли российские спецслужбы. Несмотря на поданные в прокуратуру заявления, уголовные дела не были возбуждены, заказчики съемок не установлены.

У Владимира Мирзоева главную героиню зовут Ира Ерошина. Она также модель, мечтает стать телеведущей на канале «Дождь» (смотрит его круглосуточно – очень уж ей нравится стрижка ведущей Маши Макеевой), выполняет те же задания для, вероятнее всего, тех же заказчиков. Впрочем, по словам Мирзоева, непрямая связь с Тургеневым и его бессмертным произведением в картине все же есть.

 

Человеческий подтекст (контекст)

И все же неслучайно интеллигентный зритель вспомнит прежде всего классическую русскую литературу: в широкий, острый и критический политический контекст вписана фигура маленького человека.Владимир Мирзоев, на пресс-конференции после показа в рамках XXV Открытого фестиваля стран СНГ и Балтии «Киношок»: «Знаете, мне дорога такая мысль, что мы сейчас присутствуем при рождении индивидуализма в России. Это то, что мы называем аморальным – мол, общество сейчас цинично, аморально, нигилистично… На самом деле это регрессии, которые свойственны любому транзиту. Мы в переходном моменте от коллективистского сознания к индивидуальному, из архаики – в модерн. И характеристика человека, даже негативная, который настаивает на том, что он индивидуалист, он эгоист, он нарцисс, она все равно не может быть слишком жесткой. Потому что это, как правило, человек, который вырывается из этой коллективистской трясины. И я ему сочувствую хотя бы поэтому». Жанр картины, указанный в описании фильма, – драма. «Драмеди, – уточняет сам режиссер. – Это опять свойство нашей реальности. Она смешная и очень драматичная одновременно. Вот рядом прямо одно и то же событие, с разных сторон на него посмотришь – оно фарсовое и трагическое. То есть чистый жанр в нашей российской реальности фальшив, он, наверное, вообще невозможен». Драма маленького человека Иры Ерошиной вписана в фарс политической реальности.

Из пресс-релиза: «Героиня не боится своих жутковатых кураторов. Как ни странно, в ней еще сохранилось что-то настоящее, что обычно называют совестью. Это история об истинном и ложном, о пустоте и поиске любви, о страхах и пределах человеческого терпения». Кинокритики, собравшиеся на фестивале «Киношок», традиционно озвучили свое видение, о чем эта история. Виктор Матизен, российский кинокритик, президент Гильдии киноведов и кинокритиков России с 2003 по 2011 год, председатель экспертного совета кинопремии «Белый слон», куратор сайта гильдии kinopressa.ru: «Это замечательная идея: показать мужиковщину и женщину. Она их пропускает через себя и одновременно репрезентирует мужскую реальность нашей страны».

Николай Хрусталев, кинокритик из Эстонии, автор издания  «Экран и сцена»: «В самом деле, про что? Я посмотрел кино про то, как девушка взяла кредит и теперь за него надо платить. Очень просто на самом деле. И есть разные способы – нам показывают один из них. Так и стоит эту картину смотреть: надо кончать эти вопли по поводу совести и спокойно знать, как выплачивать кредит». Владимир Мирзоев: «По-моему, вопли по поводу совести уже давно закончились. По-моему, мы живем в реальности, где вся политика, вся культура зациклена на том, что просто очень нужны деньги. Вполне себе нормальная новая норма».

Ольга Шервуд, автор Русской службы BBC и журнала «Сеанс»: «Это кино, во-первых, не мужское, во-вторых, не про КГБ. А кино про девушку, причем находящееся в классической русской традиции. Потому что классическая русская литература всегда сопереживала падшей женщине, которой, так скажем, “надо отдать кредит”. Другой вопрос, как она превратилась в такую оторву. Но, как мы видим, эта оторва имеет нежную душу, иначе она бы продолжала свое замечательное ремесло. Но, во-первых, это гротеск, а во-вторых, большая метафора. Мне кажется, что это кино про всех нас, потому что мы все (блогеры, журналисты) продаемся. И мы вынуждены продаваться…»

Андрей Смирнов, ведущий телеканала «Санкт-Петербург» и программный директор киноклуба «Синемафия»: «На мой взгляд, мы присутствуем при зарождении того направления в кино, который, например, в голливудском кинематографе благополучно существует, причем как в кино, так и на телевидении (вспомним главную политдраму современности “Карточный домик”, в которой показаны технологии, используемые в политике). Фильм “Ее звали Муму” отличный пример того, что наконец-то и в нашем отечественном кинематографе появляются проекты на политические темы. (Хотя, как мы понимаем, этот фильм увидят далеко не широкие массы.) Это смелая тема – для кого-то кажется острой, для кого-то провокационной, противоречивой, но это хорошо, что такое кино стало сниматься и у нас»

 

Политический контекст (протест?)

Несмотря на антиправительственный и, пожалуй, антисоциальный настрой, картину по телевизору все-таки показали. Согласно «Википедии», российский федеральный телеканал ТНТ, который оказался столь смел, входит в пятерку популярнейших телеканалов России и в настоящее время находится на четвертом месте в списке общенациональных каналов. Так что Мирзоеву, можно сказать, повезло. Учитывая, что критика современной российской реальности из уст героини звучит уже во первых строках ленты: «Дорогой Дедушка Мороз! Пожалуйста, помоги мне свалить. Когда я училась в школе, Совдепом меня только пугали, но сейчас, когда все вдруг становится нельзя – секс нельзя, сигареты, кеды, мак, думать нельзя… Короче! Дедушка, я поняла, что моя и без того невеселая страна превращается в большую мрачную жопу. И пока я еще не зомби и адекватно понимаю, что здесь жизни нет и не будет, пожалуйста, помоги мне отсюда свалить!»

Фильм и политическая карикатура, и, видимо, горькая исповедь одновременно. Ведь сам Мирзоев некогда входил в координационный совет оппозиции, подписывал письмо «Путин должен уйти», экранизировал пьесу Шендеровича (Владимир Владимирович признался, что предлагал последнему и сценарий написать, но тот отказался; итог оценил положительно). И можно считать, что фильм («фильм-высказывание», как определяет его актриса Ирина Вилкова) – взгляд на оппозицию изнутри, попытка сказать, что пока наша оппозиция такова – не верящие, погрязшие в цинизме и пороках, то ничего в стране не изменится. Рефреном всего действия идут новости о событиях на Майдане. Судя по всему, в России оппозиция далека от подобных свершений и не имеет для них ни силы, ни желания. В фильме открытый финал: героиня убегает от своих кураторов. Бежит скорее в никуда. Возможность ее спасения весьма сомнительна. Впрочем, сам Мирзоев утверждает, что надежда у героини есть. Реальный прототип – Катя Муму – после публикации видео удалила свои аккаунты в социальных сетях, уехала за границу и открыла там салон красоты. Композиция фильма, пожалуй, тоже указывает на такой выход: в начале Муму говорит, как страстно мечтает «свалить» из ненавистной родины – в конце ее длинный пробег прочь от заказчиков оканчивается на вокзале. «Если говорить о конкретной идее отъезда молодого человека за границу, я думаю, что это очень хорошо, что молодые люди уезжают сегодня. Это избавляет их от необходимости продаваться. Это избавляет их от двусмысленной ситуации. Это дает им возможность выучить еще один язык. Получить одну, а может быть, две профессии. Стать ментально гражданами мира. А это не значит, что они перестают быть патриотами. Я уверен, что эти люди – а их сейчас просто огромное количество, которые сейчас уезжают за границу и там взрослеют, – обязательно в какой-то момент сюда вернутся, и это и будет настоящая элита страны. Вот в этом моя надежда».

 

Наталия Егорова