Классические произведения мировой литературы привлекали кинематограф с самого его рождения. Не только потому, что проблематика, драматургия, глубина разработки конфликтов и характеров в литературной классике представляют собой готовую основу для интерпретации в любом виде искусства, но и потому, что кинематограф, еще не овладевший всеми возможностями собственного языка, мог рассчитывать, что даже самая поверхностная и упрощенная трактовка будет дополнена зрителем его знанием первоисточника. Поэтому первые экранизации Достоевского, Толстого или Пушкина в российском кино могли уложиться в одну-две части (то есть в 10–20 минут экранного времени). Так, к примеру, «Идиот» длился менее десяти минут и все-таки имел успех у публики. Знаменитый роман Льва Николаевича Толстого «Анна Каренина», конечно же, не мог не привлечь внимание кинематографистов.


 

Уже в 1914 году режиссер Владимир Гардин экранизировал роман. Для того периода работа Гардина хоть и была просто киноиллюстрацией, однако выполнена продуманно и со вкусом. Роль Анны Аркадьевны Карениной стала дебютной работой в кинематографе для театральной актрисы Марии Германовой.

Роман Толстого привлекал и зарубежных кинематографистов, так образ Карениной в Голливуде дважды воплотила Грета Гарбо, а в Англии — Вивьен Ли. В 1953 году киностудия «Мосфильм» сняла на пленку спектакль МХАТа с Аллой Тарасовой в роли Анны. Некоторые журналисты утверждали, что фильм Александра Зархи стал по счету 15-й экранизацией романа «Анна Каренина».

Многие были удивлены, что режиссер, известный фильмами на общественно значимые темы («Депутат Балтики», 1936; «Высота», 1957; «Мой младший брат», 1962), взялся за экранизацию литературной классики. Прежде всего это было связано с изменением общей ситуации в стране, и в кинематографе в частности. 60-е годы ХХ века в СССР, как известно, стали апогеем оттепели, то есть ослабления политической и идеологической цензуры, в искусстве открывались новые имена (прежде всего в литературе), появлялись новые жанры. В кинематографе стало возможным обращаться к более сложным трактовкам реальности, к обобщениям и к выражению авторского мировоззрения. В такой ситуации классическая русская литература тоже оказалась источником и стимулом для кинематографа. Именно тогда появились выдающиеся экранизации мировой классики, которая, повторим, никогда не теряет актуальности («Гамлет» Козинцева, «Война и мир» Бондарчука, «Дама с собачкой» Хейфица и многие другие).

У Александра Зархи, помимо объективных причин обратиться к Толстому, была еще одна – субъективная. Режиссер считал, что постепенно происходит утрата бережного отношения к чувствам на экране. В кинофильмах, как выразился сам Зархи, появился «разгул шальной сексуальности», «любовь разменивается на мелкие сексуальные, животные страстишки». Александр Григорьевич стал перебирать сюжеты, где стержнем был любовный конфликт. Помог ему в принятии решения телефонный разговор с только что вернувшимся из Парижа Сергеем Юткевичем, который рассказал, что создатель Французской синематеки Анри Ланглуа поинтересовался у него, что собирается ставить режиссер Зархи. Сергей Иосифович ответил: «Анну Каренину». Юткевич с Зархи действительно когда-то обсуждали такую возможность. Сейчас же Александр Григорьевич прислушался к коллеге: «Я знал: в советах Юткевича – заинтересованность художника и пульс времени».

У Александра Зархи, помимо объективных причин обратиться к Толстому, была еще одна – субъективная. Режиссер считал, что постепенно происходит утрата бережного отношения к чувствам на экране.

Первой задачей для режиссера было найти актрису на трудную, многоплановую роль Анны. Он искал, присматривался к лицам. И однажды на киномероприятии обратил внимание на актрису Татьяну Самойлову. Про себя он отметил ее сдержанность, оригинальные черты лица и «еще не зная, падаю ли я в бездну или взлетаю к небесам», посоветовал Самойловой перечитать «Анну Каренину». Позже он вспоминал: «Все наши предположения о том, что именно она является самой лучшей претенденткой на эту роль, получили подтверждение в процессе многих репетиций и пробных съемок».

G000002388

После ошеломительного успеха картины «Летят журавли» и не менее значимом в фильмографии Татьяны Самойловой «Неотправленном письме» для актрисы наступил период так называемого застоя. Ее приглашали сниматься за рубежом, но роли отводились ничтожно мелкие. Режиссеры не использовали ее глубину и оригинальность актерского таланта, не пытались дать ей возможность создать сложный образ, они использовали лишь ее внешность, акцентируя внимание на выразительных миндалевидных глазах и обаятельной улыбке.

Предложение Зархи было для Татьяны Евгеньевны приятной неожиданностью: «Конечно, не было никакой уверенности, что роль станет моей. То, что Зархи назвал именно меня, – не более чем счастливый случай, когда сбывается актерская мечта».

Татьяна Самойлова поставила себе задачу: «Передать не букву романа, а дух его, самую сущность этого прекрасного женского образа»

Безусловно, на актрису была возложена очень большая ответственность. Ведь каждый зритель уже «нарисовал» в воображении свою Анну. Поэтому Самойлова поставила себе задачу: «Передать не букву романа, а дух его, самую сущность этого прекрасного женского образа».

Роль Алексея Каренина первоначально должен был исполнять Николай Черкасов, однако он умер вскоре после кинопроб. Следующим претендентом стал Иннокентий Смоктуновский. В прессе уже анонсировалось начало съемок с его участием, но после работы в картине Эльдара Рязанова «Берегись автомобиля» (1966) у Иннокентия Михайловича начался туберкулез глаз, который на два года прервал всю его актерскую деятельность. В конце концов роль исполнил актер Театра Вахтангова Николай Гриценко.

G000002166

Гриценко создал удивительно точный образ Каренина. Ему удалось воплотить не только «машину», как сгоряча охарактеризовала его Анна, но также он сумел тонко передать внутренние тревогу и волнение своего персонажа. Зрителю открылось, что на первый взгляд столь «холодный» персонаж не утратил способности страдать, и в минуты смятения души и растерянности Каренина нам становится по-настоящему его жалко. Однако сам Гриценко остался недоволен своей игрой: «Я стал сниматься, когда три четверти картины были готовы. На репетиции времени не осталось. Едва я загримируюсь, как попадаю в кадр. А ведь мой герой очень, я бы сказал, труден, многогранен и поэтому больше всего нужно опасаться сыграть только одну из черт его характера».

Понятно, что уложить весь роман на экран было бы просто невозможно. Так, довольно серьезно пострадал образ Вронского. О его насыщенной жизни, отношениях с друзьями не упоминается вовсе. Лишь мельком показана одна встреча с братом и несколько сцен, говорящих о его близких отношениях с матерью, практически не добавляли его образу объема. Так линия Вронского существует лишь во взаимоотношениях с Анной. Он предстает эдаким героем-любовником, искренне и страстно любящем, но в конце концов тяготившимся и раздраженным трагическими страданиями Анны, неспособным понять всю меру ее самопожертвования. Роль Вронского должен был исполнить Василий Лановой, но, прочитав сценарий и увидев столь обедненный образ героя, актер отказался от роли: «На мой взгляд, без этого не могла прозвучать в полную силу и тема Анны Карениной, тема самого романа в целом». Зархи провел пробы с Олегом Стриженовым и другими актерами, но, просмотрев материал, вновь обратился к Лановому: «И я согласился, о чем, впрочем, потом не пожалел, хотя и шел заведомо на компромисс».

G000002384

Хоть и не пожалел, но процесс работы не оправдал его ожиданий: «Пожалуй, это самая тяжелая из всех моих ролей. Зархи занимался в основном Татьяной Самойловой, исполняющей роль Анны, и в какой-то мере Гриценко, а мы с Яковлевым были пущены на самотек».

G000002205

Образ Стивы Облонского в великолепном исполнении Юрия Яковлева получился ярким, полнокровным и многогранным. Его ребячество, легкомыслие, пренебрежение к внешним проявлениям нравственности и в то же время естественность и открытость – все это сделало его одним из самых эффектных персонажей фильма. И, как отмечали критики, в фильме он затмил одного из бесспорно важных персонажей романа – Левина.

Стоить отметить, что в большинстве театральных и кинопостановках линию Левина часто обходят стороной. Хотя в литературном произведении она считается одной из самых важных, ведь в Левине Толстой воплотил себя (недвусмысленно наделив героя своим именем). Режиссер Зархи был убежден, что «социальный и философский смысл трагедии Анны нельзя показать во всей сложности, не показав драму Левина, его тщетные поиски гармонии личности и общества». Тем не менее в фильме образ Левина в исполнении актера Бориса Голдаева получился недостаточно значительным. Кажется, что это всего лишь эскиз, набросок одного из самых важных персонажей романа. На показ исканий и сомнений, деятельности Левина в фильме, увы, не хватило места. Это одна из главных потерь экранизации, хотя авторы картины стремились быть как можно ближе к идеям Толстого. Зархи, разрабатывая сценарий вместе с Василием Катаняном, старался сохранить стиль толстовского повествования, поэтому композиционно сценарий почти полностью повторяет роман. Несомненно, им помогло то, что литературным консультантом был автор книг о Льве Николаевиче Толстом, знаменитый кинематографист и литературовед Виктор Шкловский.

G000002162

Драматургия фильма построена и сосредоточена на одном из главных конфликтов романа – невозможности счастья и обреченности любви в обществе, подавляющем личность. И Татьяна Самойлова, актриса открытого трагического темперамента, очень точно воплотила этот конфликт. Долли в исполнении Ии Савиной (получившей известность после работы в фильме «Дама с собачкой») – тихая, скромная женщина, измученная бесконечными домашними заботами, детьми, неверностью мужа. В ее образе Зархи сохранил толстовское критическое отношение к принятому в то время представлению о роли женщины в обществе, и это добавляло драматизма в историю с Анной. Еще одну грань общественной проблемы – самочувствия и самоопределения женщины – выражал образ княжны Кити Щербацкой. И внешне, и внутренне это удалось передать молодой Анастасии Вертинской (в это время она еще была студенткой Щукинского театрального училища). Здесь Зархи вполне разделил взгляд Толстого на предназначение женщины как нравственной основы семьи и счастья мужчины. То, что не получилось у великого писателя в личной жизни, он в несколько идеализированном виде представил в союзе Левина и Кити…

G000002182

Дополнительно успеху фильма помимо актерских работ и, разумеется, культуры постановщика обеспечило тщательное воссоздание эпохи. Огромную работу проделали художники-постановщики картины Александр Борисов, Юрий Кладиенко, художник-декоратор Евгений Иванов и оператор Леонид Калашников. Они уделили много времени экспериментальным работам в области цвета, поискам верных внешних выразительных черт. Вместе они создали огромное количество эскизов, по которым были воплощены свыше 50 натурных декораций и еще больше павильонных.

Прокатная судьба фильма была вполне успешной. Зритель вообще тянется к экранным вариантам любимых литературных произведений. Хотя, как правило, трактовка и воплощение героев вызывают споры и противоречивые оценки. Но это неизбежное следствие субъективного представления о произведении и его персонажах и сопутствует даже самым удачным экранизациям. Замечательным следствием и итогом появления фильмов-экранизаций становится взрыв интереса к первоисточнику. Так было и с «Анной Карениной»: в течение нескольких лет после выхода на экраны фильма в библиотеках за романом Толстого образовались очереди.

История Анны Карениной и других персонажей романа, конечно же, на версии Александра Зархи не закончилась. Фильмы Сергея Соловьева с Татьяной Друбич в роли Анны, Бернарда Роуза с известной французской актрисой Софи Марсо и многие другие продолжают интерпретировать великий роман, меняя акценты и в отношении проблематики, и в трактовке героев. Зрителю снова и снова надо перечитывать Толстого, если он хочет понять, кто и насколько приближается или отдаляется от непреходящих вопросов и проблем жизни, поставленных «Анной Карениной».