Истина в голосе

текст: Эрика Гурцкая

фото: пресс-служба SDI Media


Как часто мы смотрим зарубежные фильмы и сериалы, оцениваем игру актеров, разгадываем задумку режиссеров, восхищаемся операторской работой, но как редко мы вспоминаем о тех, кто занимается русскоязычной адаптацией контента. А ведь от студий дубляжа зависит многое: начиная от правильно переведенных реплик и заканчивая сохранением интонаций и общего настроения кинокартины. Стараясь побольше узнать о тонкостях работы с иностранным видеопродуктом, за ответами мы отправились в московскую студию SDI Media.


Стоит оговорить, что SDI Media – международная компания, владеющая порядком 147 студий в 40 странах мира. Российским партнером выступает телекомпания New Media. Появление на отечественном рынке столь крупной организации должно способствовать развитию индустрии в целом. Офисы компании созданы по единому шаблону. Все оборудование, которое есть в московском офисе такое же, как и в представительствах других стран. Это позволяет в случае необходимости, отправить материал на сведение в любую точку мира. Допустим, москвичи занимаются озвучиванием передачи, а свести и обработать ее в случае чего могут коллеги, например, из Лос-Анджелеса или Копенгагена. Все офисы защищены особыми протоколами передачи данных, так как компания дорожит безопасностью контента – все защищено ключами и паролями. Генеральный директор российского офиса Светлана Анатольевна Габуния рассказывает: «У нас, как и у всех международных компаний, есть свои стандарты, которые распространяются по всему миру. Существуют брендбук, ряд требований, которые обязательно нужно соблюсти. Мы проводили много тренингов для звукорежиссеров и операторов по установке звукового оборудования, сведению звука. Все должны соответствовать высокому уровню подготовки». Одна из главных изюминок наших студий – наличие симметричных комнат с одинаковым оборудованием, которые позволяют работать над одним проектом одновременно: половину озвучить в одной комнате, половину – в другой. При сведении не происходит звукового искажения, поэтому зритель даже не узнает, что записи делались в параллельных комнатах.

Операционный директор компании Станислав Малашкин согласился провести экскурсию и ознакомить с главными достопримечательностями – звукозаписывающими студиями. На SDI их пять. Две из них предназначены для кинотеатрального озвучивания. Они самые большие по размеру. Для них предусмотрена полная изоляция, даже стекла установлены под специальным углом, чтобы звук ни в коем случае не преломлялся. В двух других студиях работают с телевизионным контентом. В пятой, самой маленькой, комнате занимаются закадровым озвучиванием. Все документальные передачи там пишутся потоком. При рассматривании студий сразу привлекает внимание большое количество мониторов, расположенных и в комнате для режиссеров, и в комнате для актера. Станислав объясняет: «У нас здесь полная автоматизация, которая позволяет избежать большую часть ошибок на этапе записи. Есть специальная программа QuickDub, которая существенно облегчает процесс озвучивания. Мы не используем бумажные скрипты. Когда режиссер следит за репликами с экрана, ему больше не нужно ничего искать, перелистывать. Это удобнее, ведь он фокусируется на своей работе. Если ему, допустим, нужно поменять текст, он может сделать пометки на экране – актер сразу их увидит. Также у нас любой клиент может получить статистику и узнать, на каком этапе находится проект, что делалось две недели, месяц или год назад, так как благодаря программному обеспечению все учитывается и хранится. Но программы – это лишь подспорье для специалистов, они не отменяют работу человека. Опытные профессионалы озвучиваются на любом оборудовании. В нашей компетенции – всю рутину переложить на компьютеры, а творческую часть работы оставить людям».

Оказывается, несмотря на большой спрос к аудиовизуальным проектам, в нашей стране очень мало специалистов, способных работать с таким видом деятельности. Светлана Габуния пояснила: «Да, у нас много хороших литературных переводчиков, но тех, кто работал бы с аудиовизуальными проектами можно пересчитать по пальцам. Все они, как правило, самоучки. Переводчику необходимо видеть не только текст, но и уметь соотносить его с видео. Важно ведь найти еще не просто хорошего переводчика, а переводчика с правильно поставленным русским языком. С укладчиками такая же проблема. Их тоже специально не готовят, хотя от них зависит главное – укладка переведенного текста в размер фразы. Поэтому ими становятся режиссеры дубляжа или сами актеры, которые на практике знают, как работать с текстами». Станислав добавляет: «Нам нужны не переводчики как таковые, а переводчики дубляжа. Это другая специфика». У компании существует отдельная база по переводчикам. Перед тем как взять специалиста на работу, студия проводит для него тестирование и дает время на испытательный срок.

Московский офис работает как с международными компаниями, так и с локальными. Обычно заказчик понимает, чем раньше он пришлет материалы для озвучивания, тем легче студии с ним разобраться. Но иногда возникают прецеденты. Станислав рассказал несколько нестандартных ситуаций, с которыми сталкивался: «Однажды мы озвучили один сериал. Он носил одно название, а потом заказчик передумал и решил, что название надо поменять. Примечательно, что это были главные действующие персонажи. Пришлось вызывать актеров и переписывать все места, где появлялись эти герои. К счастью, благодаря компьютерной программе, мы быстро смогли сортировать сцены. Или другой случай. Мы озвучили полнометражный фильм, а за день до премьеры нам прислали новую версию, где часть сцен вырезана, а часть добавлена. Пришлось переводить и озвучивать в спешном порядке. Но все это рабочие моменты, мы всегда держим руку на пульсе и понимаем: все делается с какой-то целью, а не из-за чьих-то капризов». От пожеланий клиента зависит, какое озвучивание будет осуществляться – закадровое или полный дубляж. Работа с полнометражными фильмами требует максимальную долю ответственности, особенно по части конфиденциальности. Светлана Габуния объясняет: «Пока фильм не выйдет на экраны или пока правообладатель не сделает официальное заявление в прессе, мы не имеем права говорить о проекте, над которым трудимся. Предусмотрена серьезная служба безопасности: все актеры подписывают бумаги о неразглашении. Наказание за нарушение вплоть до уголовной ответственности. Мы не имеем права подвергать чужой бизнес рискам».

После обсуждения технических вопросов и аспектов, мы плавно перешли к обсуждению созидательных. Но для начала уяснили главное: в озвучивании участвуют три человека – непосредственно актер, а также звукорежиссер и режиссер дубляжа. Актер исполняет роль, звукорежиссер следит за технической частью и качеством звука, а режиссер дубляжа – за артистической и творческой частями. Как раз о творческой части работы мы поговорили с человеком, чей голос многие наверняка слышали. Андрей Владимирович Гриневич за своими плечами имеет внушительный багаж озвученных и продублированных фильмов. Сегодня он и озвучивает, и руководит процессом. Как он сам шутит: «Я все время перемещаюсь из режиссерского кресла в актерское».

Андрей Владимирович, расскажите, что же представляет собой профессия режиссера озвучивания и дубляжа?

Профессия режиссера озвучивания есть, но специально ей никто не учит. Главная функция режиссера озвучивания – правильно найти актера на роль. Например, в театре у тебя есть селекционный период, когда ты можешь все обдумать, а тут надо сразу точно попасть по голосовым характеристикам, внутренним и эмоциональным. В свое время Жана Габена озвучивал Михаил Болдуман. Два сопоставимых актера. Сейчас мы не всегда можем найти актера озвучивания с равнозначным и адекватным потенциалом актеру оригинала. Круг актеров озвучивания не очень большой.

В чем причина?

Все та же проблема: не учат. Помню, во ВГИКе одно время были курсы озвучивания, но они быстро заглохли. Поэтому сегодня мы имеем достаточно немного по-настоящему хороших актеров озвучивания.

А может ли обычный актер без подготовки заниматься озвучкой?

Априори актер обязан озвучивать хорошо. Его не учили озвучивать, но учили актерскому мастерству. Но существует техническая сторона, требующая умения попадать в синхрон. Это могут не все.

В чем специфика профессии актера дубляжа?

Это сложная профессия. Ведь на экране образ уже сделан. Да, можно скопировать его, но любая копия, как мы знаем, всегда хуже. Актер может помочь себе лишь жестом. Это труднее, чем спрятаться за какое-то физическое действие. А на сегодняшний день у нас должны быть гибкие актеры, которые могут делать не одну роль, а две-три (не всегда бюджет располагает, чтобы все роли были распределены разным актерам). Это тоже накладывает отпечаток. Один может быстро перестраиваться, а другой, наоборот, актер одной роли, и все.

Какое качество, на ваш взгляд, необходимо для актера дубляжа?

Важно, чтобы актер был внутренне свободен, а не зажат в рамках слова и образа. К сожалению, сегодня некоторые актеры выбирают не то, что интересно делать, а то, что хорошо оплачивается. Актера любишь за работоспособность и человеческие качества. Есть те, кто будет целиком отдаваться делу, а есть те, кому все равно, лишь бы быстро отговорить и поехать записываться в другую студию. Такому актеру даже замечаний не хочется делать, все равно без толку.

А какое место в работе занимает импровизация? Она приемлема?

Только если в рамках образа. Ведь качественное озвучивание или дубляж – это тогда, когда твой голос лежит на том лице, когда зритель верит, что именно этим голосом говорит человек на экране. Если есть слияние, значит, ты победил.

Способен ли актер дубляжа переиграть коллегу в кадре?

Честно сказать, хороших актеров переиграть трудно. У нас, как у врачей, главное – не навредить. Русская душа более эмоциональная, язык богаче. Иногда можно образ сделать поинтереснее. Но в принципе это не задача озвучивания, потому что может получиться несоответствие с тем, что видим на экране, и тем, что звучит. Кто-то наигрывает, а кто-то – наоборот. Тогда иллюзия рухнет. Наша задача сделать настолько точно, чтобы создалось впечатление, что герой говорит на русском языке.

Расскажите о своих методах работы.

Перед тем как назначить актеров, я отсматриваю материал на оригинальном языке, чтобы понять, кто по голосу и характеру подходит. Потом присылают перевод, но мне он не так нужен, моя задача – отобрать актеров. Когда мы делаем дубляж полного метра, я против передачи интонации. Я всегда спрашиваю: «Что он говорит?», «Зачем он это говорит?» и «Как он говорит?». Если актер это понимает, то он своими эмоциональными и голосовыми средствами передаст образ. Если я сомневаюсь, кого выбрать на озвучивание, устраиваю пробы. Иногда заказчик сам требует обязательный кастинг, по три человека на роль. Хотя я много раз говорю, на пробы человек может собраться и минутную пробу сделать хорошо. Но я-то знаю этого актера, знаю, что всю роль он не вытянет. Заказчикам нужно больше доверять режиссерам, которые работают с актерами. А то, знаете, они часто судят только по голосовой шкале, просто смотрят, совпадает график – не совпадает, и все.

Что вы предпринимаете, если актеры начинают капризничать?

В таких случаях я им говорю: «Давайте сделаем еще вариант». Актер сразу все понимает. Если ты начинаешь в лоб ему говорить, что он врет, переигрывает и так далее, он обидится, ведь душа актера ранимая. А задача режиссера – не обидеть, а дать понять, что ты вместе с ним.

Насколько материал зависит от перевода?

От перевода зависит все. Текст – основа основ. Если перевод выполнен хорошо, процесс ускоряется. Сроки, конечно, комкают творческий процесс, у переводчиков немного времени. Бывает, что мысль заложена, а нужно убрать пять лишних слов. Приходится переделывать все предложение. Но мы всегда специально показываем переводчику текст и видеоряд, чтобы наглядно объяснить, почему фраза не подходит.

А вы можете вносить свои поправки в текст, если чувствуете, что переводчик не сумел передать ту или иную фразу?

Да, конечно, мы можем внести свои коррективы. Например, если чувствуем, что не хватает юмора. У нас нет табу на слово. Мы меняем, чтобы было качественно.

Ваша компания сотрудничает с такими телеканалами, как Nickelodeon, Gulli и TiJi, целевая аудитория которых – дети и подростки. Андрей Владимирович, как обстоят дела с детским озвучиванием?

Да, очень часто компании просят, чтобы детей озвучивали дети, например «Дисней». В работе с детьми приходится прибегать к хитростям. Они могут долго смотреть и ничего не делать, а потом выдать целый монолог и попасть точно в цель, а иногда и двух слов не могут записать. Чтобы спасти ситуацию, даем ребенку возможность несколько раз проговорить реплику, а потом уже мы из дубля выбираем нужное.

Андрей Владимирович, а как вы с профессиональной точки зрения относитесь к приглашению для озвучивания звезд кино и телевидения?

Отношусь плохо. Да, иногда кто-то из них попадает, но это случайное попадание. Все-таки актер озвучивания – серьезная профессия. Каждый хорош в своем амплуа, не нужно самодеятельности. Могу привести отличную аналогию с Comedy Club. Ребята отличны в своем жанре, но, когда они еще начинают сниматься в кино, выступать в театрах и так далее, это вызывает жалкий смех. Посмеялись внутри клуба, всем хорошо, но, может, хватит? Миллионам людей зачем эта самодеятельность? Зачем опускаться? Размывание рамок ни к чему хорошему не приводит. Знаете, существует замечательное понятие «культура». А мы служители культуры и искусства. Не надо путать вещи.

А к любительской озвучке вы как относитесь? В последнее время очень популярны гоблинские переводы, а также озвучки «Кураж-Бамбей»…

К ним я отношусь хорошо! Пожалуйста, пусть делают: для хоум-видео, для интернета, но не для телевидения. Гоблинские переводы бывают очень смешные, но все они, подчеркиваю, предназначены для внутреннего просмотра. Не стоит все переиначивать и выносить на суд миллионам зрителей.

Что вам нравится больше – дубляж или закадровое озвучивание?

Как актер я люблю полный дубляж. Это чисто актерский акт. Ты полноценно чувствуешь себя, перевоплощаешься, эмоционально доходишь до уровня того актера. Ты раскрываешься.

У вас есть любимая роль?

Конечно! От нее у меня даже синяк на горле был. Фильм назывался «Множество» – история о человеке, решившем создать себе клона для работы. Одного клона ему оказывается мало, он делает еще одного. Клоны тоже создают себе клона. Получилось, четыре роли. Потрясающий был фильм. Мне еще очень нравилось озвучивать героев молодого Ричарда Гира. Озвучка фильма «Пришельцы» с Жаном Рено в главной роли открыла для меня прелести жанра комедии. Я был в восторге.

А есть проекты под вашим руководством, которыми вы гордитесь больше всего?

Я горжусь всеми проектами. Это как с детьми. Если в семье шесть детей, нельзя же сказать, я люблю этого, потому что он отличник, а этого – нет, потому что он хулиган. Да, есть проекты, которые не до конца получились: неправильно определился с актерами, сроки были сжатые или не сумел что-то вытащить из актера. Но, с другой стороны, без ошибок нет и смысла работать дальше.

Оставить комментарий

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>