• ЗАРУБЕЖНОЕ КИНО
    Зарубежное кино
  • ФЕСТИВАЛИ
    Фестивали
  • КИНО XXI ВЕКА
    Кино XXI века
  • НАШЕ КИНО
    Наше кино
  • ИМЕНА
    Имена
  • ИНТЕРВЬЮ
    ИНТЕРВЬЮ
  • АКТЕРЫ
    Актеры
  • РЕЖИССЕРЫ
    Режиссеры
«Ромео и Джульетта» Франко Дзеффирелли

По-английски точно, по-итальянски прекрасно

47 лет – солидный срок, но не для подлинных произведений искусства. Кинокартина «Ромео и Джульетта» Франко Дзеффирелли, несомненно, относится к таковым. Невероятно тонкое, чувственное и органичное творение итальянского маэстро до сих пор считается эталоном для экранизаций классических произведений. 

Стоит сказать, что с творчеством Уильяма Шекспира режиссер был знаком с детства. Помощница отца англичанка Мэри О’Нил часто читала пьесы маленькому Джанфранко, стараясь привить ему любовь к поэзии Шекспира. На воображение мальчика, родившегося и жившего во Флоренции, подобные творения не могли не повлиять. Франко будет изучать архитектуру и изобразительное искусство. Неподдельный интерес к театру у будущего мастера возникнет после просмотра фильма «Генрих V» постановки Лоуренса Оливье. Знакомство с Лукино Висконти заставит Франко по-новому почувствовать эстетику кино, он станет его помощником, а вскоре решит снимать сам. Первой экранизацией будет «Укрощение строптивой» с участием знаменитой английской кинопары – Ричарда Бартона и Элизабет Тейлор. Бартон однажды скажет Дзеффирелли: «Чего ты ждешь? Ты единственный в мире режиссер, способный объединить Шекспира и кино».

Шел 1966 год. Молодежное движение в Европе и США набирало обороты. Подросшее поколение было радикально настроено против ценностей «общества потребления», противопоставляя им культ всеобщей любви и живого общения. Зарождалась сексуальная революция, бунт против пуританской морали. Итальянец Франко Дзеффирелли, успешный театральный постановщик и перспективный кинорежиссер, предчувствует грядущие изменения в западном обществе, но, несмотря ни на что, решается экранизировать классическую пьесу Шекспира.

black-and-white-leonard-whiting-and-olivia-hussey-7255625-1176-1621

В своем стремлении перенести знаменитых веронских влюбленных на экран он был отнюдь не первооткрывателем. До Дзеффирелли уже успели отснять более 20 кинотрактовок трагедии! Но в отличие от предшественников Франко, вероятно, знал, что ключ к успеху лежит в правильном соотношении «итальянского» и «английского» в фильме. «Ромео и Джульетта» – драма, написанная английским автором об итальянских влюбленных. Так почему же ему, итальянскому режиссеру, не попробовать экранизировать английскую трагедию?

Первый главный и новаторский подход Дзеффирелли – подбор актеров. Он не хотел вновь обжечься, как с «Укрощением строптивой». Участие Лиз Тейлор и Ричарда Бартона слишком оттеняло художественную составляющую фильма. Зрители больше смотрели на фильм как на новую картину с участием Тейлор и Бартона, а не большой кинодебют синьора Франко Дзеффирелли. Франко не захотел наступать на грабли и решил выбрать на главные роли нового фильма неизвестных исполнителей. Правда, он и представить не мог, во что обернутся кинопробы.

800 раз отмерь – один раз отрежь

Пробы проводились в Лондоне. Поиск идеального Ромео оказался проще. Из 300 желающих Франко почти сразу отобрал пятерку лучших, а на одного парнишку обратил особое внимание – 16-летнего Леонарда Уайтинга. Вот как охарактеризовал его сам маэстро: «Вот он, новый Ромео! Красивый и обаятельный, уверенный в себе и даже немножко нахальный, как породистый жеребчик. Прекрасный образ юного итальянца эпохи Возрождения из тех, что, кажется, появились на свет, чтобы внушать любовь, страсть и создавать массу неприятностей». Но поиски Джульетты оказались значительно сложнее для съемочной группы. Ажиотаж, спровоцированный новостями об экранизации, оказался невообразимым. Как вспоминал Дзеффирелли, вдруг выяснилось, что «все девушки Англии только и мечтают о том, чтобы стать новой Джульеттой, как мечтали их матери, бабки и прабабки». Съемочной группе пришлось просмотреть и прослушать 800 девушек! Время шло, съемки никак не начинались, американские продюсеры с Paramount заволновались. Сообразительный Франко понял, что больше затягивать нельзя, и решил взять тайм-аут и вспомнить потенциальных претенденток (ни одна из которых не убедила его окончательно). Ему запомнилась одна блондинка с прекрасными голубыми глазами, которую он почти собирался утвердить. Но кто бы мог предположить, что на второе прослушивание эта красавица явится коротко подстриженной! «Оставив прекрасные золотые волосы на полу парикмахерской, она лишилась надежды стать моей Джульеттой», – грустно заключит Франко в своей «Автобиографии». Зато вторая кандидатка, наоборот, приятно удивила итальянца. Эта 15-летняя зеленоглазая брюнетка, огорчившая на первом кастинге своей полнотой и страстью грызть ногти, преобразилась до неузнаваемости. Ее аккуратное круглое личико, нежный голос и безумно выразительные глаза больше не вызывали сомнений. Вот она, идеальная Джульетта Капулетти! Но эта девочка, имя которой Оливия Хасси, рассчитывала поразить привередливого режиссера актерскими данными, а не внешностью. Хасси прочитала монолог Джульетты с зельем (ее любимая сцена в пьесе) с таким глубоким чувством, что в конце, не ожидая сама от себя, разрыдалась. Она вжилась в роль. Большего не требовалось. Убежденный Дзеффирелли подойдет к ней и тихо скажет: «Тебе должен понравиться Рим».

Полное погружение

Еще один важный залог успеха фильма Дзеффирелли заключается в условиях, созданных им для главных действующих лиц. Итальянец арендовал неподалеку от старой Аппиевой дороги чудную виллу, в которой каждый член съемочной группы мог спокойно готовиться к началу съемок: Нино Рота сочинял музыку в гостиной виллы, Оливия и Леонард репетировали на лужайке ключевые сцены, Альберто Теста учил актеров танцевать средневековые сальтарелло и мареску, Дисон Лоуэлл и Маргарет Андерсон «оттачивали» у подопечных сценическую речь, Никколо Перна раскрывал секреты фехтования, Наташа Парри и Роберт Стивенс учили роли, плавали в бассейне. Столь благодатная атмосфера облегчала англичанам адаптацию к новой стране и избавляла от беспричинного беспокойства. Но Дзеффирелли был не только великодушен, но и очень притязателен. Последнее качество он, скорее всего, перенял от Лукино Висконти. Чтобы добиться максимальной достоверности, Франко прибегал к необычным методам работы. Например, место поединка на шпагах между Ромео и Тибальтом актеры увидели только в день съемок. Дзеффирелли внезапно решил изменить известный им маршрут в городе Губбио. Леонарду Уайтингу и Майклу Йорку пришлось состязаться на раскаленной от жары улице, которую они почти не знали. Взволнованные и разгоряченные, молодые актеры вложили всю энергию в сцену боя. Франко добился от них нужного накала страстей.

Дзеффирелли также очень хотелось воссоздать атмосферу старой Вероны. Условия не позволяли проводить съемки в современной Вероне, где было слишком много машин и людей. Декораторы во главе с Ренцо Монжардино занялись созданием антуража эпохи Возрождения. Специально для консультаций был приглашен профессор Антони Федели. Он реставрировал мозаику и фрески базилики Сан Пьетро в Тускании, обновлял росписи на стенах. Квартал старой Вероны сконструировали на римской студии «Чинечитта», хотя многие ключевые сцены были сняты совсем в других регионах Италии – Тоскане и Умбрии. Например, в Пьенце был снят важный эпизод бала и первой встречи Ромео и Джульетты (Палаццо Пикколомини временно воплощал особняк Капулетти), Палаццо Боргезе в Артене – место знаменитой сцены на балконе.

Особую миссию получил художник и дизайнер Данило Донати – заняться созданием оригинальных костюмов для героев. Он старался максимально соответствовать духу Ренессанса, он долго изучал особенности вкусов тех времен. Донати решил разделить одежду двух враждующих семейств по цветовым оттенкам. Капулетти носили одежду ярких цветов, а Монтекки, как люди более сдержанные и аристократичные, предпочитали приглушенные тона. Вес некоторых платьев (в основном из бархата) из-за особенностей отделки мог достигать 25 кг! Очевидно, актерам непросто далось носить столь грузные наряды в летнюю жару, но история умалчивает о секрете их стойкости.

Колоссальная работа, проделанная создателями фильма, не останется не замеченной. Американская киноакадемия безоговорочно присудит итальянцам «Оскары» за лучшие костюмы и операторскую работу.

Магия звука

О безграничном таланте Нино Роты можно говорить бесконечно. Композитор писал феноменальную музыку, которая украшала и преображала многие известные кинокартины. «Сладкая жизнь», «Восемь с половиной», «Рокко и его братья», «Дорога», «Ночи Кабирии», «Крестный отец» – и это далеко не весь список. Рота уже работал с Франко Дзеффирелли в театральных постановках и над «Укрощением строптивой», поэтому он счел за честь помочь с музыкой для «Ромео и Джульетты». Задача у Нино стояла нелегкая. Композитор должен был адаптировать свои мелодии к духу шекспировского времени так, чтобы не возникало диссонанса. Работа со столь хрупким материалом требовала изрядных усилий. На помощь вызвался Юджин Уолтер. Именно он напишет стихи к главной балладе «What Is A Youth?». В фильме на балу ее исполняет юноша Леонардо (Бруно Филиппини). Но голос самого Филиппини звучит только в версии для итальянских зрителей (соответственно, и песня «Ai Giochi Addio»), для англоязычных зрителей использована фонограмма Гленна Вестона. Персонажи фильма завороженно слушают лиричную композицию Леонардо, которая звучит одновременно прекрасно и печально. Что есть молодость? Вспышка, сон, обман? Миг молодости скоротечен, но это пора чистой любви, первых открытий и счастливых моментов, которые нельзя упускать. Поэтому Ромео и Джульетта не слушают Леонардо, как все, а жадно ищут глазами друг друга, чтобы насладиться минутами блаженства.

Примечательно, что во время съемок фильма право исполнить главную тему любви могло перейти Леонарду Уайтингу, но перфекционист Дзеффирелли посчитал, что голос актера будет слишком узнаваемым для публики.

Несовершенная молодость

Рисковал ли Дзеффирелли, взяв на главные роли молодых и неопытных актеров? Конечно, да. Даже продюсеры со скепсисом представляли, насколько правдоподобно Оливии и Леонарду удастся воспроизвести шекспировские строки, особенно беспокоила будущая критика. Но в отличие от многих режиссеров, Франко не собирался снимать идеальную экранизацию. Вот какие слова он говорил в защиту подопечных: «Я сознаю, что трактовка ролей Оливией Хасси и Леонардом Уайтингом несовершенна, но зато в ней есть искренность, движение, молодая неуклюжесть, дающие ценности, которые ничем не заменимы. Актеры дали фильму то, что я ожидал от них: все совершенства и несовершенства молодости». Наверняка многие заметили, сколько экранного времени Дзеффирелли уделяет крупным планам – выражениям прекрасных лиц Ромео и Джульетты. Все очень просто. Маэстро подчеркивал чистоту и искренность помыслов героев через взгляд: «Глаза – это мой пунктик, и вполне обоснованный… Если ты не смотришь актеру в глаза, а только рассматриваешь его физические данные, это значит, что как личность он тебя не интересует, потому что только глаза – зеркало души, индивидуальности. И если у актера глаза “не говорящие”, ему лучше подыскивать себе другое пристанище». Как мы увидим из фильма, Хасси и Уайтинг идеально воплотили замысел маэстро.

Olivia_Hussey_2

Франко также понимал, что Оливия и Леонард, по большому счету, еще дети, но чтобы передать глубину чувства между Ромео и Джульеттой сцен с невинными поцелуями недостаточно. Требовался радикальный шаг – съемки откровенной сцены. О, сколько нареканий вызовет этот эпизод после выхода фильма на экраны! Родители будут запрещать детям смотреть фильм, шокированные фанаты начнут атаковать актеров гневными письмами. Но Дзеффирелли был бы не Дзеффирелли, если бы отказался от натурных съемок. Специально для этого ему пришлось брать официальное разрешение на показ в кадре обнаженной груди несовершеннолетней Хасси. Сама Оливия по прошествии лет призналась, что безумно переживала перед кульминационной сценой. Когда приближался день съемок, она была сама не своя. Чуткий Леонард сразу заметил перемены в партнерше и решил ее успокоить. Как галантный кавалер, он пригласил ее поужинать в ресторан, где и задал деликатный вопрос: «Ты переживаешь из-за сцены, где мы должны быть раздеты?» На ее положительный ответ Леонард произнес следующее: «До того дня, когда мы будем абсолютно уверены в своих чувствах друг к другу, единственная любовь, которую я позволю себе испытывать по отношению к тебе, – это совершенная и невинная любовь брата к своей драгоценной сестре. Когда мы будем делать эту очень сложную сцену, в моих глазах ты будешь только более полно и красиво одетой в совершенную искренность и доброту своего светлого разума. Ты будешь окружена и защищена бриллиантовым, мерцающим светом, который позволит мне видеть только твои глаза и ничего больше». Эффект после столь ободряющих слов не заставит себя ждать, съемки пройдут без проблем. Остроумный Леонард на вопрос журналистов и о его состоянии во время пикантной сцены обескураживающе ответит: «Я замерз!» Известно, что многие члены съемочной группы специально отворачивались, чтобы не смущать юную Оливию. В итоге сцена получилась отменной, без намека на пошлость. Благородные лица Ромео и Джульетты после пробуждения сохраняют прежний блеск, их тела чисты и прекрасны, словно сошедшие с античных фресок. Влюбленные познали счастье быть единым целым, теперь они уже точно муж и жена.

maxresdefault

Хасси и Уайтинг сыграли такой гармоничный тандем, что пресса и фанаты заподозрили тайный роман между ними. Оливия Хасси честно говорит, что на протяжении съемок была влюблена, но в… Дзеффирелли. А вот Леонард Уайтинг спустя годы сделал признание, которое ждали услышать все. Да, у него действительно были чувства к Оливии, более того, она стала его первой любовью. Но на взаимность он не рассчитывал.

Миф, обретший новую жизнь

Было бы наивно полагать, что Дзеффирелли все время сопутствовала удача. Масштабность проекта требовала постоянное финансирование. Как часто случается с творческими проектами, однажды съемочная группа «Ромео и Джульетты» осознала, что деньги, выделенные студией, закончились. Фильм был снят только наполовину, и будущее картины зависело только от решения одного человека – Чарльза Бладхорна, владельца компании Paramount. Франко старался проявить дипломатические навыки, пытаясь добиться согласия. Но Бладхорн не торопился с ответом. В это время его сын Пол ради интереса решает взглянуть на неоконченный фильм. И каким невероятным восторгом наполнилось сердце этого парнишки! Он настоятельно попросил отца не колебаться и помочь мистеру Дзеффирелли. Американец доверился чутью сына. Франко Дзеффирелли угадал коммерческую подоплеку решения Бладхорна: «Понятен ход его мысли: если на этого паренька такое впечатление произвели всего несколько почти не смонтированных сцен, что будет с его сверстниками, когда они увидят весь фильм?»

still-of-olivia-hussey-and-leonard-whiting-in-romeo-and-juliet-large-picture-1

Молодежь действительно заболеет шекспироманией. Ложась перед сном, простые девушки будут молиться о такой же неземной любви, как у Ромео и Джульетты, и, конечно, грезить о Леонарде Уайтинге, а парни будут мечтать встретить такую же красивую девушку, как Оливия Хасси. Фильм вдохновит миллионы людей по-новому взглянуть на нетленную классику, а некоторые персоналии даже займутся глубоким исследованием феномена «Ромео и Джульетты». Так, в Италии появится организация «Клуб Джульетты», которая, кстати, функционирует до сих пор. Сотрудники получают любовные письма с различными просьбами со всех концов света, адресованные Джульетте, общаются с единомышленниками и не забывают отмечать свой официальный праздник – день рождения Джульетты (16 сентября). В России «вечную» тему много лет серьезно изучает семейная пара Ольга и Владимир Николаевы, на их ресурсе Romeo-juliet-club.ru всегда можно найти любую интересующую информацию.

3a410cdf2791098ca717eab262815cda

Сняв «Ромео и Джульетту», Франко Дзеффирелли совершил маленькую революцию. Он сумел тонко прочувствовать и передать атмосферу Ренессанса, совместив с техническим прогрессом современности, не перевирая сюжет. Хотя герои живут в далеком прошлом, они переживают такие же страсти, как мы сегодня: любовь, ненависть, предательство, отчаяние, недоверие. Франко не осовременил историю, но придал ей новизну, благодаря особым средствам выразительности. Он чувствовал, что по-другому просто не получится: «Мой фильм заставил плакать миллионы юношей и девушек, и я не думаю, что люди пролили бы больше слез, если бы актеры появились на экране с серьгой в носу, например, или у Ромео на голове торчал ирокез, как у панков. Нет смысла переносить приметы одной эпохи в другую. Когда речь идет об абсолютных ценностях, то нужны лишь эти абсолютные, вечные ценности». Сегодня это покажется невероятным, но бюджет детально костюмированной и декорированной экранизации «Ромео и Джульетты» Франко Дзеффирелли составил всего 2 миллиона долларов! За первый сезон картина собрала более сотни миллионов долларов. Это был грандиозный успех, особенно для студии Paramount после череды провалов. Совсем не удивительное дело: Франко Дзеффирелли от кассовых сборов не получил ни цента, равно как в свое время его соотечественник Федерико Феллини за «Сладкую жизнь». Дзеффирелли шутливо пояснял: «Лично мне этот фильм принес успех и славу, но кроме этого – ничего, потому что ради возможности его снять, я отказался от будущих процентов. Одним словом, на пир, спасший Paramount от разорения, я не попал. Зато со мной подписали контракт еще на два фильма. Тоже неплохо!»

Гений, воскресивший творения Шекспира на большом экране. Честолюбец, снимавший ради искусства, а не ради денег. Театрал, кинолюб, большой мечтатель – сущность Франко Дзеффирелли многолика. Это великий человек, блеснувший в кинематографе умением экранизировать популярную, но непростую для восприятия классику. В его «Ромео и Джульетте» переданы все волнения первой любви: неповторимой, чувствительной и нетерпеливой. Каждый раз, пересматривая фильм, мы вновь и вновь погружаемся в сладостную атмосферу Возрождения и переживаем вместе с героями эти короткие, но полные драматизма дни в жизни Вероны. Время доказало правильность новаторства Дзеффирелли. Все в фильме оказалось оправданно: и откровенная сцена, и участие неопытных актеров. Ни одна экранизация больше так не западает в душу. Мы уже не можем представить других образов Ромео и Джульетты, кроме как воплощенных Леонардом и Оливией. Этот фильм всегда будут смотреть с удовольствием, ибо он вне временного контекста. Он – фантазия, путешествие к некому идеалу, о котором мы все когда-то мечтали. Спасибо вам, маэстро!

Теги: ,

Яндекс.Метрика