• ЗАРУБЕЖНОЕ КИНО
    Зарубежное кино
  • ФЕСТИВАЛИ
    Фестивали
  • КИНО XXI ВЕКА
    Кино XXI века
  • НАШЕ КИНО
    Наше кино
  • ИМЕНА
    Имена
  • ИНТЕРВЬЮ
    ИНТЕРВЬЮ
  • АКТЕРЫ
    Актеры
  • РЕЖИССЕРЫ
    Режиссеры
Росселла Де Венуто

Росселла Де Венуто: «Страх – это только средство, а не конечная цель»

Шаблонное утверждение о том, что женщины – существа хрупкие и слабые, давно устарело. Жесткие требования, выдвигаемые современностью, заставляют представительниц прекрасного пола закалять характер, воспитывать в себе решительность и непоколебимость. Итальянка Росселла Де Венуто – наглядное свидетельство этим словам. Режиссер разрушила всевозможные стереотипы об «истинном месте» женщины в кинопроизводстве, но самое главное – смогла снять фильм ужасов «Зеркальный дом», заставляющий встрепенуться самых брюзгливых зрителей. Реакция специалистов не заставила себя ждать. Совсем недавно комиссия престижного Пучхонского международного фестиваля, специализирующегося на фантастическом кино, отобрала фильм в конкурсную программу. О том, что сподвигло Росселлу на создание совместного итало-ирландского хоррора, и о будущем спагетти-вестернов она поделилась с нами. Росселла, что же вдохновило вас на создание «Зеркального дома»? Эта история непосредственно связана со мной, поэтому вынуждена сделать лирическое отступление. Я родилась на севере Италии, в то время как мои родители родом с юга. Естественно, на каникулах мы всей дружной семьей ездили на историческую родину, навещали близких и родных. Думаю, вы знаете, что север и юг нашей страны разительно отличаются друг от друга по многим показателям, особенно в вопросах ментальности. Южане более консервативны и полны предрассудков. В отрочестве я особенно ощущала эту разницу. Например, считается крайне неприличным, чтобы молодая девушка выходила на улицу в полдень. Поэтому всю первую половину дня я должна была находиться дома, закрывать все двери и окна, ждать, что называется, у моря погоды. А знаете почему? Промежуток с 12 дня до пяти часов вечера на Средиземноморье считается переходным временем, когда духи и привидения наиболее активны (по-итальянски это поверье закреплено словом controra, таково и оригинальное название картины Росселлы де Венуто. – Прим. ред.). Поначалу мне это казалось странным, обычно нечисть оживает в полночь, но позже я осознала простую истину. В дневные часы солнце палит так беспощадно, что, если ты долгое время находишься не в укрытии, велик риск умереть. Позже, повзрослев и приобретя жизненный опыт, я подумала, а почему бы не написать историю о человеке, оказавшемся в таких же необычных условиях, как и я в детстве? Только с другими, более интригующими обстоятельствами: героиня будет зрелой, сообразительной и из другой страны. Так будет еще мощнее чувствоваться различие менталитетов. Что может случиться с героиней, попади она на новое место? Идея за идеей, мысль за мыслью, и у меня начал складываться киносценарий.

Suicidio. (2)

А почему вы выбрали жанр хоррора для своей истории? Знаете, мне всегда нравились страшилки и ужастики, связанные с потусторонними силами: духами, привидениями и все такое (смеется). Можно сказать, я выросла на итальянских и американских ужастиках. А в последнее время меня стали вдохновлять японские фильмы ужасов, они тоже начали уделять внимание привидениям. Фильмы ужасов – специфический жанр, который не каждый зритель воспринимает с серьезностью. Возникали ли в связи с этим трудности с привлечением инвесторов для проекта? Полностью согласна с вами: хорроры не самый популярный жанр. Но если режиссеру удается попасть в точку, то он обязательно станет знаменитым. В отличие от фильмов других жанров, фильмы ужасов можно показывать везде, вне зависимости от ментальности, потому что все люди боятся и испытывают адреналин одинаково. Даже если мы смотрим комедии, самый популярный жанр в кино, зачастую мы смеемся над разными вещами, потому что та или иная ситуация характерна тому или иному народу, а со страхами легче: они у всех одинаковые. Megan-vestiti-specchio. Росселла, а применительно к Италии, трудно ли вообще делать такие фильмы? В чем специфика итальянских хорроров? Производство хорроров в Италии очень-очень сложно. Почему-то мои соотечественники считают, что фильмы ужасов несвойственны нашей кинематографии: дескать, лучше у нас получаются фильмы о любви. Но на самом деле у тех, кто так считает, короткая память, ибо у нас было много хороших хоррор-фильмов. Одно время итальянские режиссеры даже делились опытом с американцами, советовали, как снять пострашнее, как вернее изобразить страх. Между прочим, небезызвестный Квентин Тарантино многие приемы (в том числе использование ярко-алой крови) черпал из итальянского кино 1960-х. Но, как это ни прискорбно, сейчас в Италии мы не снимаем страшное кино, слишком мало осталось тех, кто может напугать зрителя. Печальный факт, учитывая, что Италия подарила миру настоящих мастеров жанра – Марио Бава и Дарио Ардженто. Росселла, скажите, а почему вы решили создать фильм вместе с ирландцами? На самом деле у нас была многонациональная съемочная группа. Были люди из Швейцарии, Восточной Европы и где-то 30% участия Ирландии. Все работали с энтузиазмом. Но знаете, что особенно сблизило итальянцев и ирландцев (в их числе были оператор Киаран Танхэм, продюсеры Доминик Райт и Жаклин Керрин, композитор Лэнс Хоган, главная актриса Фиона Глэскотт и другие. – Прим. ред.)? Апулийская жара под 40 градусов, вкусная еда и ароматное вино (смеется). image Это неудивительно, учитывая фантастическое место локаций. Наверняка, у каждого голова пойдет кругом. Но не будем отходить от темы, как бы ни было мучительно вспоминать о чарующих ароматах итальянских блюд и вин. Росселла, какими критериями вы руководствовались, подбирая актеров на роли? Да, ирландцам тоже было трудно спастись от кулинарного искушения (смеется). Что касается кастинга, то больше всего меня беспокоил вопрос о претендентке на главную роль. Мои сопродюсеры из Ирландии присылали фотографии разных актрис. Но ни одна не подходила, пока я не увидела Фиону Глэскотт. Мы с ней пообщались, я сразу поняла, что она – то, что нужно. Я сразу обратила внимание на цвет ее кожи: она у Фионы невероятно белая. Апулийское солнце наносило ей вред не только по фильму, но и реально, актриса не могла долго находиться вне помещения. Это удивительно! Что касается других актеров, многие зрители наверняка узнают Федерико Кастеллуччо, сыгравшего Фурио Джунту из «Клана Сопрано». В «Зеркальном доме» он сыграл падре Николу. Он мой хороший друг, поэтому сразу принял предложение. Мне был очень приятен его дружеский жест. Еще один важный нюанс хочу отметить относительно исполнителей второстепенных ролей: все они были подобраны в Апулии, таким было условие властей региона, оказавших мне поддержку. Наш кастинг-директор сам был родом оттуда, поэтому быстро нашел необходимые характеры. Скажите, а возникали экстраординарные моменты во время съемок, все-таки вы снимали фильм ужасов… О, да! Каждый день происходили непредвиденные моменты. Понимаете, мы делали независимый фильм, у нас не было большого бюджета. Разные возникали проблемы. Иногда даже очень смешные. Например, в сценарии было прописано, что в фильме должна появиться большая черная собака-ротвейлер. Пес должен был внушать страх. Но когда пса привели, мы обомлели. Это, пожалуй, единственный в мире ротвейлер, у которого была добрая морда, и он всем улыбался. Он вел себя как огромный бестолковый щенок, честное слово! Я говорила владельцу, сделай его злым, но это было невозможно. Он улыбался, и у него текли слюни. В монтаже нам пришлось вырезать все сцены, потому что собака была слишком добрая. Мы оставили лишь те фрагменты, где заставляли его лаять, чтобы он оказался злым. Об этом нельзя не вспомнить без улыбки (смеется). Как работалось с актерами на съемочной площадке? Каждый актер приходит со своей системой. Некоторые из них настолько четкие, ты им говоришь, что надо делать, и они, сколько бы ни делали дублей, один в один все повторяют. А некоторые проявляли дополнительно креативность, предлагали разные вариации. Знаете, я не являюсь режиссером-диктатором – если мне предлагают какие-то новаторские изыскания с точки зрения актерского мастерства, костюмов и так далее, я готова все выслушать и рассмотреть. Иногда я даже по-хорошему завидую: у некоторых людей очень богатая фантазия, на площадке они придумывали удивительные вещи, которые мне даже в голову не приходили. С такими людьми приятно работать. А чем вы вдохновлялись, когда готовили «Зеркальный дом»? Главный фильм, который меня вдохновил, – это «Ребенок Розмари» Романа Полански, затем итальянский фильм Пупи Авати «Дом со смеющимися окнами» – это хоррор итальянской провинции. Но еще пару слов должна сказать о «Пикнике на обочине» Питера Уира. Это единственный фильм, где я увидела негативное изображение света. Обычно, когда в фильмах льется свет, – это позитивный фактор, но мне нужно было представить его как негативный. Эта картина мне помогла понять, какими средствами это можно осуществить. Мы постепенно подходим к характеристике режиссерской профессии. Росселла, каково быть женщиной-режиссером? Вообще, как вы к этому пришли? Возможно, это была детская мечта. По первому образованию я закончила философский факультет, а режиссером стала довольно поздно. Возможно, я не проявляла смелости, потому что чувствовала, что еще не готова. И я не могу сказать по прошествии лет, трудно быть женщиной-режиссером или нет. Мне кажется, когда ты выбираешь эту профессию, ты становишься бесполым существом. Когда ты творческий человек, не важен твой пол, главное – что ты делаешь. Хочу сказать, что режиссер – это в первую очередь человек-созидатель. По крайней мере, мне нравится ощущать себя именно так. Раньше режиссерской профессией занималось априори больше мужчин, сейчас эту профессию осваивает все больше женщин. Как думаете, с чем это связано? А мне кажется, этот процесс происходит во всех профессиях. Раньше и женщин-журналистов не было, а сколько вас теперь? Наконец мы, женщины, понимаем, что у нас есть возможность заниматься теми профессиями, которыми мы никогда раньше не занимались. Самое главное – осознавать, что режиссер берет на себя ответственность и он должен уметь руководить. Конечно, женщинам это несвойственно. Режиссер должен обладать качествами альфа-самца. Но опять же это зависит от человека и его восприятия действительности. Все люди разные. Возьмем, к примеру, режиссера Кэтрин Бигелоу, которая снимает пронзительные фильмы о войне. Вряд ли бы мужчине удалось снять нечто подобное. Весомая позиция. Скажите, а какие качества, на ваш взгляд, требуются для того, чтобы стать успешным режиссером? Трудно сказать. Мне кажется, это решает публика. Иногда снимают великие фильмы, а они не имеют успеха, а иногда наоборот: кто-то выпускает малобюджетную картину, и у нее колоссальный успех. Моя позиция такова: когда режиссер хочет самовыразиться, рассказать, что надумал у себя в голове, – это слишком эгоистично, лучше не воплощать личные идеи. Режиссер должен уметь чувствовать других и уметь выразить то, что чувствуют другие. Это и есть работа на зрителя. Нужно пытаться говорить универсальные вещи, которые касаются всех. Росселла, а с каким жанром вы видите свое будущее? Только с хоррором? Я точно знаю, что в Италии слишком много людей, снимающих комедии, поэтому лучше мне туда не соваться (смеется). Помимо хорроров мне нравятся истории о любви, вестерны. Между прочим, в 1970-х годах у нас в итальянском кино были представлены все жанры, в том числе джалло и спагетти-вестерны. Думаю, с последним жанром я бы поработала активнее. Раз вы затронули тему о состоянии итальянского кинематографа, хочется задать вопрос. Как вы бы оценили сегодняшнюю ситуацию в итальянском кино, с вашей профессиональной точки зрения? Оно не в лучшей форме, но, к счастью, в последнее время появляется много новых имен – Паоло Соррентино, Маттео Гарроне. Надеюсь, будет возрождение и все постепенно наладится. К сожалению, денег немного. Для нас – тех, кто только начинает первые шаги, – это создает ряд трудностей. Будем надеяться, долгожданный ренессанс в ближайшее время все-таки наступит в итальянском кино, которое традиционно очень любят в России. Что ж, Росселла, и напоследок. Вы сняли фильм-триллер. Поделитесь секретом, как снять качественный триллер и завоевать сердце зрителя? Фильмы должны говорить о чем-то. Они должны не просто страх внушать, а передавать фундаментальные человеческие ощущения. Это как заглянуть внутрь человека, в подсознание. Лучше, чтобы мы говорили о чем-то важном, не только запугивали, – это будет по-особенному завораживать. Я считаю, что страх – это только средство, а не конечная цель.

Теги:

Яндекс.Метрика